19:19 

"Место преступления: Ковчег"

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
Оригинальное название: CSI: Ark
Автор: MoonMadKitty
Перевод: Страж, разрешение есть
Вселенная: G1
Рейтинг: PG
Жанр: джен

Краткое содержание: однажды Блюстрика нашли в кают-компании мертвым.

Главы 1 - 4.

Главы 5 - 6.

Глава 7.


Главнокомандующий автоботов, один из самых грозных воинов среди живущих, носитель Матрицы, а в последнее время резко сошедший с ума до такой степени, что застрелил своего самого младшего бойца из-за телепрограммы, Оптимус Прайм засунул голову под струю очистителя, в сотый раз посетовав, что мойки на Ковчеге такие... ну, небольшие. А вот он — совсем наоборот. Он осмотрел одну руку, потом другую, и тихонько хихикнул. Джаз действительно рассчитывал, что сможет найти на нем какие-то следы? Неужели его офицеры думают, что вместо того, чтобы, как всякий нормальный мех, принимать душ каждый день, он каким-то магическим образом избегает грязи и пыли? Оптимус изумленно покачал головой и залез в сушилку.


Он рассеяно раздумывал, сможет ли введение чрезвычайного положения заставить Уиллджека заняться переустройством моек, когда услышал чьи-то шаги в коридоре. Отточенные в боях системы автоматически проанализировали информацию: не тяжеловес, то и не слишком легкий; поступь по-боевому четкая и по-юношески уверенная; практически неслышное урчание форсированного двигателя. Когда дверь отворилась, он уже вышел из сушилки.


— Чем могу помочь, Сайдсвайп?


Красный Ламборджини пристально оглядел своего главнокомандующего, но лишь махнул рукой.


— Ничего, это подождет.


А вот это, скорее всего, означает, что он ждать не может. Прайм вышел следом за гонщиком.


— Выкладывай.


— У меня тут ордер, — Сайдсвайп показал датапад.


— Ты пришел арестовать меня? — наклонил голову Прайм.


Мгновение казалось, что юный мех ответит «да», и Прайм понял, что Сайдсвайп очень, очень, очень хочет, чтобы именно так он и подумал. Оптимус улыбнулся под маской и спокойно сложил руки на груди.


— Нет, конечно, — вздохнул Ламборджини. — Разве что ты дашь признательные показания.


— Я ничего не признаю, потому что мне не в чем признаваться, — Оптимус углубился в изучение датапада. Это действительно был ордер, позволяющий команде Джаза подвергать осмотру любого, кто был в кают-компании в то утро, когда произошло убийство. — Пробы краски?


— Просто формальность, — пожал плечами Сайдсвайп.


— Как всегда, — Прайм вернул датапад. — Веди.


Казалось, весь экипаж Ковчега знал о том, куда они шли, так на них таращились встречные. Кабинетом медэксперта оказалась одна из запасных операционных, которые использовались в те времена, когда экипаж Ковчега был больше или когда медотсек не мог вместить всех раненых. Там их уже ждали Свуп и Фест Эйд.


— Добрый вечер, Прайм.


— Эйд, Свуп, — Прайм кивнул в знак приветствия.


Только он устроился на медплатформе, как по личной связи пришел запрос.


Оптимус?


Да, Проул?


Джаз только что поразительно обоснованно запросил второй ордер, но я хотел бы сначала прояснить этот вопрос с тобой.


Прайм отвлекся от дискуссии, которую устроили Фест Эйд и Свуп, выясняя, как правильнее брать пробы краски.


Продолжай.


Он хочет проверить твою каюту.


Мою каюту? Оптимусу даже в голову не пришло предположить, что Джаз как-то пытается посягнуть на его личную жизнь — своим офицерам он доверял уже многие эоны. Ну, думаю, никто из нас не собирается подкидывать улики, верно?


Верно. Я и не предполагал, что он станет... Я просто не вижу надобности.


Бедный Проул. Оптимус снова украдкой улыбнулся. Он вполне может выиграть у кого угодно. Но только вот Джаз мыслит совершенно не так, как большинство. Совершенно не так, как любой другой мех, за исключением себя любимого. Тогда пожалуйста. Я доверяю вам обоим.


— Свуп, прекрати усложнять процесс или, честное слово, я выставлю тебя вон, — Фест Эйд явно начал терять терпение, из-за чего бы они с диноботом не спорили.


— Я, Свуп, просто думать, это важно уберечь образцы краски, — пожал плечами Свуп. — Но ты, Фест Эйд, мед-экс-перт. Я, Свуп, просто смотрю.


И затягиваешь процедуру, подумал Оптимус. Он дождался пока Фест Эйд не возьмет пробы всех трех его основных цветов.


— Мы закончили?


Не успел Фест Эйд ответить, как Свуп подобрался к главнокомандующему поближе.


— Ты, Прайм, нормально? Это очень трудно, да?


— Да, это все очень печально, Свуп, спасибо, что спросил. Но я в порядке.


— Ты, Прайм, уверен? Может быть, быстро проверить? — динобот указал на один из мониторов.


— Я в порядке, Свуп, правда.


— Знаешь, Эйд, ты мог хотя бы предложить ему пополнить походную аптечку. Никогда не вредно быть готовым, — любезно заметил Сайдсвайп от дверей.


— Как приятно слышать от тебя дельное предложение, Сайдсвайп. В кои-то веки, — в голосе Прайма слышалась насмешка.


* * *


Джаз притормозил перед каютой главнокомандующего, борясь с необъяснимой волной нервозности, и взглянул на самого большого своего спутника.


— Держу пари, ты никогда бы не подумал, что услышишь это, Грим, но я просто счастлив, что с нами вы двое, — диверсант криво ухмыльнулся полицейскому.


Динобот выглядел неподдельно удивленным — автоботы большую часть времени с трудом выносили даже его одного. Но суть он уловил.


— Тебе, Джазу, нужен кто-то с Праймом, и кто-то здесь.


— Что предлагаешь? — вздохнул Джаз.


Гримлок несколько нервно переступил на месте. Он прекрасно помнил, что Прайм, в контексте их игры, уже убил двоих мехов, и внезапно понял, что Джаз весьма опасается, что вскорости может появиться третий «труп», если Гримлок окажется в нужное время в неправильном месте. В итоге он смог придумать лишь один ответ:


— Я, Гримлок, лучше останусь рядом с Праймом, — пророкотал он.


— Давай, — Джаз обернулся к другому своему спутнику. — А это значит, что остаемся только ты и я, Трейл. Готов?


— Ты уверен, что это правильно? — Трейлбрекер чувствовал себя не в своей тарелке.


В ответ Джаз кивнул на третьего спутника. Проул слегка пожал плечами.


— Ордер у тебя, не так ли? Я подожду снаружи, — он шагнул к двери и набрал код. Дверь с шипением открылась, и заместитель командующего отступил в сторону, пропуская их внутрь.


Джаз подождал, пока зажгутся светильники и осветят пустую каюту. Она была больше, чем его собственная, но, что удивительно, не намного. У стен стояли несколько стеллажей, заставленных датападами и подходящими по размеру печатными книгами, зарядная платформа и рабочий стол, частично заваленный недоделанными отчетами, чертежами и схемами — вот уж действительно, сон в обязанности Прайма не входил. Джазу было очень любопытно, на что готов Рэтчет за эти сведения — когда главврач отправляет тебя в твою каюту, это значит, что ты должен отдыхать, а не манкировать его инструкциями. На стене за столом висела большая гравюра с поэмой Мартина Нимёллера под заголовком «Равнодушие — самый страшный враг».


— Джаз? — прошептал Трейлбрекер. — Что мы ищем?


Джаз закусил губу, и очень тихо ответил:


— Трейл, заблокируй-ка дверь. Так, чтобы даже Мегатрон не прошел.


Внедорожник озадачено взглянул, но послушно сформировал свое силовое поле так, чтобы заблокировать проход.


— У тебя полминуты, Мираж. Твой выход, — обратился Джаз в пустоту.


Трейлбрекер не удержался от удивленного возгласа, когда угол пустой на первый взгляд каюты внезапно расплылся и подернулся рябью, открывая взглядам высокую элегантную фигуру снайпера.


— И почему так долго? — Мираж с усмешкой посмотрел на Порше.


— Ты! — Джаз погрозил тому пальцем. — Ты понятия не имеешь, что за день у меня выдался, так что цыц! — он уставился на Лижье*. — Это явно не работа Хаунда.


— Нет, — Мираж ткнул пальцем в неприятное ранение на груди, окруженное закопченным металлом и обуглившейся краской. — Мы не были уверены, что Хаунд не выдаст мое местонахождение, и поэтому Санстрикер смастерил все это при помощи оловянного сплава и той человеческой штуки, латекса. Кстати, у тебя проблема.


— Всего одна? — Джаз подошел поближе.


— Но зато какая, — улыбнулся Мираж и без всякого предупреждения рухнул на пол, и Джаз едва успел подхватить его.


— Трейл! — вдвоем им удалось вернуть Лижье вертикальное положение.


Сайдс, валим в укромное место!


О, здорово, потому что он уже ушел. Тут голос Лабморджини стал радостным. Ты хочешь, чтобы я...


Нет!


Но я же ничего еще не сказал, пожаловался Сайдсвайп.


Все равно, нет!


— Во имя миниботов, почему все так сложно? — выругался Джаз, когда они с Трейлом, к заметному удивлению Проула, вынесли Миража из каюты Прайма. — Что?


Проул отступил на шаг.


— Нет, ничего. Весьма... удачная мысль, Мираж.


— Благодарю, — ответил предположительно бессознательный снайпер.


— Куда теперь, Джаз? — Трейлбрекер тревожно оглянулся.


— К Фест Эйду, туда путь менее людный. И прикрой полем наши спины, на всякий случай.


Грим, пожалуйста, пожалуйста, скажи, что ты с Праймом.


Он, Прайм, с ним, Уиллджеком. До сих пор не могут открыть его, Рэд Алерта, дверь. Ты, Джаз, хочешь, чтобы я, Гримлок...


НЕТ! Почему каждый про это спрашивает?


— Сюда, — Джаз быстро прикинул маршрут, который приведет их к кабинету медэксперта с минимальными заминками, хотя он сомневался, что Рэда освободят к началу вахты, а значит Прайму придется дежурить ночную смену. И он увидит записи системы безопасности, которые покажут, как Миража спешно утаскивают в едва ли безопасное место...


Он сделал глубокий вдох и открыл личную радиочастоту.


Рэтчет, как сильно ты хочешь докопаться до Прайма?


Это зависит от того, как сильно ты вляпался в неприятности, незамедлительно последовал ядовитый ответ.


Я нашел свидетеля. С уликами по всему корпусу. Уверен, тебе не нужно рассказывать, что случится, если до него доберется Прайм.


На линии некоторое время молчали.


И почему я должен позволить тебе втянуть себя во все это?


Потому, что ты меня любишь?


Я звоню Оптимусу.


Потому, что я буду твоим вечным должником, и потому, что у меня есть кое-что на Прайма, что, уверен, тебе нужно знать перед тем, как ты в очередной раз отправишь его принудительно отдыхать?


Лучше чтобы это было чертовски хорошей информацией. Ладно. Тащи его сюда. А Фест Эйду и Свупу лучше бы оказаться здесь до твоего прихода, или, честное слово, я продам тебя на запчасти десептиконам, если они вообще согласятся тебя купить.


Есть, сэр! Джаз переключил линию. Свуп, в медотсек, будь добр.


Медотсек? запнулся Свуп.


— Я правильно все расслышал? — Трейлбрекер ошеломленно обернулся на него.


Ты, Джаз, уверен? спросил Свуп неуверенно.


Взгляните с другой стороны, народ. Вы можете назвать кого-то еще, кто может дать отпор Прайму? Джаз дал им пару секунд переварить услышанное. Свуп, захвати с собой Фест Эйда. И бегом!


Под конец пути заупирался даже Мираж, опасаясь появляться в медотсеке с пусть и фальшивым, но ранением. Но нервничал он только до тех пор, пока не оказался сидящим на ремонтной платформе. Рэтчет не ругался и не порывался его убить, а лишь с любопытством рассматривал зияющую рану, и Мираж расслабился.


— Действительно, хорошо сделано, — Рэтчет изучил «рану» со всех сторон. — Даже трещины сделаны правильно, хотя, полагаю, кому как не нашей желтой занозе в бампере этого не знать... Заусенцы, царапины, трещины... можно даже понять направление, откуда прилетел выстрел, — он покачал головой и бесцеремонно отодрал фальшивое ранение от груди Миража.


— АЙ!


— Всяко лучше, чем настоящая, — резко ответил Рэтчет. — Тебе это нужно? — помахав «раной», он вручил ее кивнувшему Джазу и повернулся к «пациенту». — Топай на ремонтную платформу.


— Ну... и каково профессиональное мнение, Рэтч? — спросил Джаз, проводив взглядом удаляющегося Миража.


Главврач задумался.


— Эйд.


— Да, сэр?


— Что у тебя?


— Ну... Проул велел мне кое-что передать Джазу, если он найдет Миража, — протоектобот неуверенно взглянул на своего наставника, и, дождавшись одобрительно кивка, продолжил: — Потребуется довольно времени, чтобы отремонтировать такое ранение, задета не только обшивка.


— Рад, что хоть кто-то это заметил, — проворчал Рэтчет.


— Придется провести внутренний ремонт, восполнить жидкости, — продолжил Фест Эйд. — Может потребоваться значительная разборка и замена деталей, потом проверка всех цепей, нагрузочные испытания трубопроводов и сервомеханизмов...


— То есть речь идет о нескольких часах, так? — Джаз посмотрел на Рэтчета.


— Предложенный Проулом сценарий не требует обязательной смерти свидетеля. А значит, мы с моей верной отверткой скажем пару слов о компетенции моей команды, — Эйд и Свуп приосанились. — И да, нам понадобиться время. Пару часов на корпус и четыре-шесть часов на внутренние системы.


Джаз прям таки почувствовал, как все взгляды приклеились к нему. Улыбаясь, он обернулся к своей команде.


— Мы обгоняем график. Получается не более восьми часов на ремонт. Держу пари... Нет, ставлю все на то, что Проул намеревался сдать нам Миража на шестнадцатом часу.


— Он собирался выдать тебе Миража? — изумился Рэтчет.


— В шоу всегда есть две важных зацепки, — вставил хихикающий Свуп. — Мы выигрываем!


— Ну, пока что ваш свидетель в оффлайне, а вы слоняетесь без дела в моём медотсеке. Да не ты! — рявкнул Рэтчет Джазу и радостно оскалился. — Ты ж хотел мне что-то рассказать, верно?


— Сайдс, иди, поболтай с Айронхайдом и Уиллджеком, пойдут ли они в состав трибунала, — обратился Джаз к приплясывающему у дверей Ламборджини. Потом повернулся к Рэтчету: — Можно, Трейлбрекер побудет с Миражом? Ну... на всякий пожарный случай?


— Какой-какой случай? — ласково спросил Рэтчет.


— Нет-нет, никакой, — Джаз пригнул голову и последовал за главврачем в кабинет.


— Тогда можно. Эйд, будь добр, поставь платформу для Трейла.


— Понял, босс.


— Свуп, мне нужен полный отчет по стандартной процедуре для таких ранений, как у Миража. У нас впереди много работы.


* * *


Джаз?


Порше дернулся от голоса в аудиоприемниках. У него все затекло, и он не понимал, почему это его койка стала вдруг такой неудобной, причем именно тогда, когда он сильнее всего вымотался и у него так гудит процессор.


Мне действительно очень неловко тебя беспокоить, Джаз, но ты сам просил. Джаз!


Джаз со стоном поднял голову и смутно отметил незнакомую обстановку...


— Это не моя каюта.


Джаз, ответь Перси, пока он не перебудил всех, вяло потребовал Сайдсвайп на частоте команды.


Я, к примеру, не сплю, заметил Трейлбрекер.


Ну и молодец, сонно огрызнулся Ламборджини.


Извини, Перси... что? Джаз яростно тряхнул головой, пытаясь прогнать сон. Кабинет. Стол. Мой кабинет. Мой стол. Ржа побери! Который час... Трейл, Мираж проснулся?


Нет, Рэтчет сказал, что еще час, заверил Внедорожник. Все под контролем, Джаз, я слежу.


И ты даже представить не можешь, как я рад, Трейл. Перси, что у тебя? Я уж подумал, не забыл ли ты про нас.


Я бы никогда!..


Я шучу, Перси. Джаз встал и потянулся, стараясь вправить спину после сна за столом.


Я закончил исследование телевизионного пульта.


В эфире воцарилась тишина. Первым не выдержал Сайдсвайп:


Ну же, Перси, не томи!


Я хотел бы удостовериться, что Джаз готов выслушать мой отчет, а так же в надлежащей безопасности...


Перси, Джаз потер лоб, выкладывай.


На телевизионном пульте зафиксированы многочисленные следы краски, что и ожидалось ввиду постоянного его использования. Однако обнаружены следы краски на его внутренних поверхностях, и особый интерес представляет образец с краев разлома и с многочисленных трещин на системной плате. Я сравнил их с образцами, предоставленными Свупом прошлым вечером.


Джаз, снова развалившийся в кресле, при словах Персептора резко выпрямился. Погоди, Перси, есть совпадения?


Я об этом и докладываю, слегка раздраженно ответил ученый. Ты вообще слушаешь?


Снова повисла тишина.


Ох ты ж ржа. Сайдсвайп уже явно полностью проснулся. Неужели Перси только что раскусил задачку?


Честно говоря, если ты так думаешь... погоди-ка, чего? Персептор на пару секунд лишился дара речи, но торжественность момента была нарушена его следующими словами, которые были кратки, лаконичны и строго по делу. Я раскусил?


Так, стоп. Джаз попытался притормозить волну ликования. Перси? Какие цвета ты сравнивал?


Пока только синий, но...


Сколько мехов на Ковчеге с такими цветами?


Только две автоботов носят именно такой отте...


Один из них — Прайм? Джаз мог только понадеяться, что, кто бы ни был этот второй мех, у него есть титановое алиби.


Да, но...


Джаз? Трейлбрекер вклинился в разговор, говоря очень тихо — и очень взволновано.


Что-то не так, Трейл?


Прайм. Он здесь.


 


*Лижье — http://ru.wikipedia.org/wiki/Лижье_(команда_Формулы-1)



Upd.

Глава 8.


Ощущение движущегося воздуха сообщило Рэтчету о том, что у него посетитель точнее, чем слух или зрение. Рэтчет выпрямился, положил на стол свои карты — жалкая пара двоек и бесполезный валет — и, скрипнув пружинами кресла, откинулся назад. Этим трюком он владел в совершенстве, он позволял ему выглянуть в медотсек, не покидая кабинета. Рэтчет удивленно задрал бровь и на его лице появилась хищная ухмылка — его жертва пришла на зов.


Он молча наблюдал, как его главнокомандующий идет по медотсеку, шагая тише, чем обычно, и внимательно оглядывает ремонтные платформы. Хотя у Прайма не наблюдалось никакого оружия, Рэтчет не расслаблялся — что бы ему не понадобилось, Прайм достаточно силен, чтобы голыми руками разорвать любого своего бойца. Но главврач предполагал, что Прайм достаточно уважает если не свою «жертву», то хотя бы самого Рэтчета, и будет действовать более тонко.


Если ему вообще предоставиться такой шанс.


— ПРАЙМ!


К сожалению, у меха было достаточно самообладания, и Рэтчету не довелось увидеть, как тот выпрыгивает из собственной брони. Но обернулся он с примечательной живостью. Рэтчет понимающе ухмыльнулся.


— Помочь чем-нибудь?


— Ты сегодня очень рано, Рэтчет.


— Я еще не ложился, — фыркнул главврач. — Надо было проследить за тем, чтобы с Миражом было все в порядке.


— Слышал, что он нашелся, — Прайм пригасил оптику: сообщение принято и понято. Теперь оба знали, что они в игре. — Я хотел бы повидать его.


— Ну, он до сих пор в оффлайне, — Рэтчет вне поля зрения Прайма просигналил одному из своих партнеров по покеру, и Мираж, со вздохом отложив карты, послушно исчез. Трейлбрекер, перед которым высилась самая большая куча фишек, внезапно разволновался, а четвертый игрок просто облокотился о стол и принялся подслушивать разговор. — Умудрился каким-то образом напороться на выстрел, не выходя за пределы Ковчега, — Рэтчет встал и подошел поближе к главнокомандующему. — Хочешь поговорить с ним — занимай очередь. Я первый.


— С ним все будет нормально?


— А, да. Он скоро придет в себя, — Рэтчет оперся о платформу. — Уиллджек все еще трудиться над дверью Рэда?


— Нет. Я отпустил его отдохнуть, и посоветовал Рэду сделать тоже самое.


— Но надежды на это мало. А что насчет тебя? Ты на ногах уже сколько, почти сутки?


— Я в порядке. Как только отстою смену Рэда, сразу же отправлюсь в свою каюту, даю слово.


— Да я и не сомневаюсь, — Рэтчет был само дружелюбие. Прайм вздрогнул — практически незаметно, но медик увидел. — Мне прислать Миража, когда он оклемается?


— Мне хотелось бы повидаться с ним. Я... волновался за него.


Еще бы ты не волновался, подумал Рэтчет, пряча ухмылку.


— Сейчас он в оффлайне, Оптимус. Никаким посетителей, и никаких бесед, даже Джазу нельзя, до тех пор, пока я не разрешу, — он скрестил руки на груди и недружелюбно уставился на своего главнокомандующего, выжидая.


Прайм с интересом смотрел в ответ.


— Заходишь издалека, Оптимус? — Прайм с изумлением обернулся на новый голос. Айронхайду наскучило слушать словесный пинг-понг в исполнении старших офицеров, и теперь он подпирал косяк двери в Рэтчетов кабинет. — Угораздило же тебя заглянуть именно тогда, когда у меня на руках оказались хорошие карты, — насмешливо пригорюнился он.


Прайм слегка склонил голову, и оба офицера поняли, что именно он обдумывает. Рэтчет в одиночку, каким бы опытным бойцом ни был, не соперник Прайму. Рэтчет и Айронхайд — это энергон совсем другой выдержки. Справится с ними обоими, не
подняв тревоги, и остаться незамеченным — шансов мало. Главнокомандующий на мгновение задумался — и тихо рассмеялся.


— Что он тебе предложил?


— Кресло в Трибунале, — лениво ухмыльнулся Айронхайд.


— Даже не знаю, оскорбили меня или сделали комплимент, — Прайм искоса поглядел на обоих. — Пойду-ка я дальше.


— Конечно, иди, — Рэтчет наблюдал, как Айронхайд шутливо салютует командиру, дожидаясь, пока Оптимус не повернется уходить. — Да, и вот еще что.


— Да? — Прайм обернулся в дверях.


— Если я завтра, когда приведу Миража, увижу, что тот стол все еще у тебя в каюте, я разберу тебя на винтики и соберу обратно вокруг него.


Оптимус Прайм, командир автоботов, носитель Матрицы, гениальный воин, заметно вздрогнул.


— Мы договорились, верно? — взгляд Рэтчета явно говорил, что это не совсем вопрос.


Прайм прикинул варианты и обнаружил, что выбора у него меньше, чем в случае с похищением Миража. Это все Джазовы проделки. Поймать этого Порше и вытрясти все винтики. И хоть у него были все шансы выиграть эту игру, способа обойти главврача он не видел. А пока что в процессор приходил только один ответ.


— Совершенно верно, Рэтчет. Доброй ночи.


Когда дверь за главнокомандующим закрылась, Айронхайд не удержался от хихиканья.


— Ну ты и вредина, Рэтч. Хотя было весело.


— А то ж, — Рэтчет радостно потер руки и вернулся к столу. Бросив взгляд на комм, он заметил мигающее сообщение, открыл его и улыбнулся вновь появившемуся Миражу. — Сообщение от Проула: ты в онлайне и тебя, коротнувшую дурилку, ругают за то, что напоролся на выстрел.


— Я всего лишь невинный свидетель! — запротестовал Мираж.


— Все вы так говорите, когда ко мне попадаете, — презрительно фыркнул Рэтчет и повернулся к Трейлбрекеру. — А ты, если посмеешь вызвать сюда этого черно-белого вредителя до того, как я сделаю официальную выписку — и до того, как мы закончим эту раздачу — ты об это очень-очень пожалеешь, Трейл.


— Понял, сэр, — кротко ответил Внедорожник и спрятался за картами.




* * *


Джаз сделал глубокий вдох и осмотрелся. На горизонте не наблюдалось ни Прайма, ни засад на подходе у медотсеку. Его немного утешило, что Сайдсвайп рядом с ним выглядел таким напряженным — хотя в случае с красным Ламборджини это было скорее радостное возбуждение.


— Шлак, из-за него мы теперь шарахаемся от каждой тени.


Они вошли в медотсек. Голова Рэтчета тут же показалась в дверях кабинета.


— О, гляньте-ка, кто пришел, — кисло поприветствовал он их. — Вы чего, решили задержаться и полюбоваться окрестностями?


— Хоть немного жалости к страдающим недосыпом, Рэтч, — Джаз направился к кабинету.


— Мое милосердие, как и мое терпение, не существует в природе, — загробным голосом ответил главврач. — Особенно когда я провел всю ночь на ногах и проиграл слишком много покерных раздач.


— Можно мне забрать моего свидетеля?


— Вот, значит, твоя благодарность, — Рэтчет выпрямился и исчез из поля зрения. — Заходи-ка.


Джаз заглянул в кабинет и удивленно моргнул. Айронхайд, радостно оскалившись, тасовал колоду:


— Теперь здесь все старшие офицеры, за исключением Проула?


— Проул это все затеял. Не выгораживай его, — Рэтчет пододвинул по стопке фишек Джазу и Сайдсвайпу: — Садитесь, вы двое.


Джаз? Я, Свуп, получил отчет его, Персептора. Я, Свуп, и он, Гримлок, идем в наблюдательный пункт к нему, Проулу.


Встречусь с вами как только смогу, Свуп. Джаз поглядел в свои карты: почти стрит*, король, дама, валет и две девятки.


Мираж осторожно собрал карты и быстро заглянул в них. У него что-то есть, подумал Джаз.


— Как себя чувствуешь, Мираж?


— Как будто кто-то содрал с меня краску, — со смесью веселья и уныния он поглядел на главврача, но тот в ответ только проворчал что-то, уставясь в карты, словно пытался разглядеть там ответ на все загадки вселенной. — Но мне сказали, что жить буду.


— Спасибо Праймусу за его маленькие милости, — Джаз дождался, пока Айронхайд закончит раздавать карты, и сбросил даму и валета. — А также медэкспертам, — он положил новые карты перед собой, не заглядывая в них.


— Благодарю, — Рэтчет сбросил две карты и, как всегда, фыркнул на новые.


— Помнишь что-нибудь из случившегося? — Джаз наблюдал как Сайдсвайп и Трейлбрекер скинули по карте.


Все взгляды обратились к Миражу. С полнейшим спокойствием Лижье сдвинул верхнюю карту и сбросил ее.


— Одну, пожалуйста, — вежливо обратился он к Айронхайду. — Я помню, как вошел в кают-компанию.


— Ты должен был отправиться в патрулирование.


— Верно, — игроки снова сделали ставки. Мираж задумчиво постучал по рубашке верхней карты. — Я помню, что поднялся раньше, чем обычно... В кают-компанию зашел Блюстрик и включил телевизор, — Мираж наигранно задумался и потер щеку. — Хм. Я отошел подальше, не думаю, что Блю меня заметил. Мне не понравился его выбор программы, — он безмятежно посмотрел на Порше и добавил: — Так же, как и Прайму.


Сайдсвайп триумфально ухмыльнулся. Джаз спокойно поддел двумя пальцами фишку и поддержал ставку.


— Значит, это был Прайм.


— Да, это был Прайм, — кивнул Мираж. — Он был явно... расстроен тем, что Блю не желал переключаться на что-нибудь менее назойливое.


Ставки снова пошли по кругу. Рэтчет сделал минимальную ставку. Джаз подсчитал свои фишки.


— Ставлю все. Что было дальше?


— Они слегка поспорили. Я думал, Блю просто... — снайпер пожал плечам. — Просто уступит. Это же Прайм.


— Это мне слишком жирно, — Сайдсвайп с ухмылкой сбросил все карты. Трейлбрекер молча сделал то же самое, явно завороженный фактом, что Джаз даже не потрудился заглянуть в доставшиеся карты.


Мираж элегантно заломил бровь и посмотрел на начальника разведки:


— Сначала я удивился. Потрясающее было зрелище, надо сказать, как эти двое ругались. Это было... забавно. Пока Прайм не достал свою пушку.


— Значит, это он?.. — Сайдсвайп уставился на Миража.


— О да, — Мираж мягко рассмеялся. — Вынужден признать, он нас обоих подстрелил. Видели бы вы глаза Хаунда — они были больше Праймовых покрышек. Он подоспел как раз к самой развязке, но Проул сказал, что он вне игры. Потом Прайм сказал что-то Блю, думаю, напомнил про Загадочное Убийство. Ну, а остальное ты знаешь, — он состроил большие невинные глаза. — А с Блюстриком все нормально?


— Нет, не совсем, — Джаз спокойно смотрел в ответ. — Играешь?


Повисла довольно долгая пауза.


— А ты собираешься посмотреть свои карты?


— В свое время.


— Ну смотри, — карты Джаза беспокоили Миража больше, чем свои собственные.


— Я пас, — Айронхайд бросил карты на стол.


— Я вас обоих ненавижу, — Рэтчет уронил руки на стол и устало вздохнул.


Мираж красивым жестом раскрыл карты:


— Бубновый флэш**. Теперь-то ты посмотришь себе в карты?


Джаз прикрыл карты ладонью и заглянул, поддев пальцем. Ухмыльнулся и раскрыл короля и девятку пик.


— Значит, Прайм. В кают-компании, — и Джаз эффектно раскрыл остальные карты***.


— Со своей винтовкой, — улыбнулся Мираж.


Джаз откинулся в кресле.


— Думаю, мы уже можем пойти к Проулу, поговорить насчет последнего ордера, — он встал и хихикнул. — И знаете, что? Тракс с самого начала был прав. Это действительно оказался здоровяк.




* Стрит — пять последовательных карт любой масти.

** Флэш — пять карт одной масти.

*** У Джаза фул хаус, две карты оного достоинства (два короля) и три другого (три девятки). Эта комбинация сильнее, чем флэш.




* * *


Проул взглянул через плечо, когда дверь наблюдательного пункта с шипением открылась, и Джаз обшарил взглядом помещение.


— А где Прайм?


— Совершает обход, — Проул отвернулся к экранам и указал на тот, который показывал как главнокомандующий проверяет створы грузового отсека. Вслед за начальником разведки в пункт проникли Гримлок и Свуп. Порше кивнул им и бросил на Проула
торжествующий взгляд. Но тот, даже не обернувшись, ответил прежде, чем Джаз успел что-либо сказать:


— Твоя победа засчитывается только в том случае, если Трибунал признает его виновным.


— Считай, я уже на полпути, — на это самодовольное заявление Проул все-таки обернулся. — Уиллджек уже на подходе к медотсеку, где его ждут Рэтчет и Айронхайд. А мне нужен ордер на арест Прайма.


— Основания? — заместитель командующего полностью развернулся к начальнику разведки.


— Во-первых, у меня есть улика, доказывающая, что именно он ругался в кают-компании с Блюстриком, если ты, конечно, не сомневаешься в надежности Перси, — он протянул датапад с отчетом Персептора. — И во-вторых, у меня есть свидетель.


Проул начал внимательно читать отчет. Джаз постарался не ерзать. За спиной Гримлок просто исходил жаждой действий. Со вздохом заместитель командующего достал из субкармана датапад и протянул его Джазу:


— Держи.


— И давно ты его заготовил? — удивился Джаз.


— С самого начала, естественно, — Проул вновь отвернулся к монитору, на котором виднелся Прайм (а точнее, его ноги), занятый беседой с Клиффджампером. — В отличие от кое-кого, я считаю, что подготовка и производственный протокол весьма полезны.


Джаз открыл было рот — и закрыл его, не сказав ни слова. Проул бросил на него удивленный взгляд и отвернулся к экранам.


— Мы его все-таки достали, — сказал Джаз тихо, перегнувшись через кресло Проула.


— Возможно. Но настоящий преступник не станет смирно ждать, пока какой-то выдуманный персонаж идет по его следу.


— Признай, он тебя удивил, — хихикнул диверсант.


Проул помолчал.


— Джаз, ты меня дразнишь, что ли?


Тон был очень знакомым, и, покопавшись в памяти, Джаз не мог не ухмыльнутся:


— Праймус упаси.


Джаз, мы с Трейлом пойдем в кают-компанию, немного перекусим, и сразу вернемся, сообщил Сайдсвайп.


У вас есть несколько минут. Джаз увидел, как Клиффджампер отправился по своим делам, и ноги Прайма исчезли из зоны видимости. Он подавил приступ беспокойства — в любом случае, куда может спрятаться этот бегемот? Времени оставалось менее трех часов.


Понял, ответил Сайдсвайп.


Секунды тащились как часы. Гримлок нетерпеливо маялся сзади: диноботы заняли позиции по сторонам от входа. Прайм внезапно вновь появился на мониторах, проверил дверь контрольно-пропускного пункта, где проверялись все, что поступало на
Ковчег, и пошел дальше.


— Он что, собирается проверять каждый чулан на Ковчеге?


— Так обычно делает Рэд Алерт, — голос Проула был очень спокоен. — Ты вообще-то можешь пойти и перехватить его.


Джаз обдумал предложенный вариант действий, но в нем было слишком много неучтенных факторов. Он предпочел бы чтобы Прайм оказался заперт в отдельной комнате, было у него предчувствие, что главнокомандующий не сдастся без боя. Он нервно постучал пальцами по спинке Проулова кресла, заработал удивленный взгляд, постарался успокоиться, но снова принялся барабанить. В конце концов он прислонился к стене рядом со Свупом.


— Кочвег больше, чем я, Свуп, думал, — тихо сказал динобот, улыбаясь.


— Согласен, друг, — Джаз скрестил руки. Он нервничал, и нечего не мог с этим поделать.


Все они трое чуть не выпрыгнули из брони, когда в наблюдательный пункт зашел Хот Шот.


— Ой, доброе утро, Джаз, Гримлок, Свуп, — протектобот удивленно поглядел на них, прошел к консоли и начал набирать что-то на клавиатуре.


Джаз почувствовал, что его нервозность перешла в нечто большее. Проул обернулся к протектоботу:


— Могу чем-то помочь, Хот Шот?


Ответом ему был удивленный взгляд.


— Э... нет. Меня вызвал Прайм, спросил, не могу ли я подменить его. Я думал... Полагаю, он упоминал об этом.


— Свуп! — заорал Джаз, метнувшись из комнаты, рычащий Гримлок мчался по пятам. Крылатый динобот тут же обогнал их, уже в своей форме птеродонта, высекая крыльями искры из стен коридора. — Шлакшлакшлак! Сайдс, наружу! Он сбегает!


К чести Сайдсвайпа, дождавшись воплощения своих чаяний, он не стал ликовать, злорадствовать и терять время. Вот он сидел с Трейлбрекером в кают-компании, болтая о том, о сем, и вот, не успел Джаз договорить, он уже сорвался с места, перепрыгнув через стол и рванул во весь опор к выходу из Ковчега, чуть не сбив по дороге Клиффджампера. Даже если бы за ним гнался вооруженный гаечным ключем главврач, он не смог бежать столь же быстро.


Я, Свуп, вижу его! Свернул с подъездной дороги на запад!


Если он доберется до каньона, мы не найдем его пока сам не покажется! предупредил их Трейлбрекер, изо всех сил спеша к выходу, но безнадежно отставая от Сайдсвайпа.


Красный Ламборджини притормозил перед Ковчегом, свернул в указанную Свупом сторону и помчался по петляющему в низком кустарнике свежему следу. До него донесся окрик одного из караульных, но он предоставил Джазу улаживать ситуацию — он был уже близко, очень близко. Спуск застал его врасплох, и он почти кубарем скатился в пересохшее русло реки, как раз вовремя, чтобы заметить, как что-то красное-белое исчезает в зарослях. С почти что боевым азартом, одним смертельно-стремительным движением он вскочил и рванул следом. Ему даже не пришло в голову, что Прайм может быть быстрее.


А зря.


Лидер автоботов развернулся еще до того, как Ламборджини заметил движение. Громадная синяя рука поймала Сайдсвайпа за горло, перекинула через мощное плечо и швырнула на землю, выбив дух. Не успел Сайдсвайп понять, что произошло, как почувствовал, что его придавливает громадный вес — Прайм навис над ним, коленом надавив на грудь и держа рукой за горло.


— Сайдсвайп, — очень тихо и очень удивленно спросил Оптимус Прайм, возвышаясь над поверженным противником, — разве я похож на самолет?


Сайдсвайп спиной почувствовал, как земля содрогнулась от тяжелого удара. Он оскалился:


— А я разве похож на копа?


Прайм почувствовал следующий удар и обернулся в попытке установить источник. Но он опоздал. Огромная тень заслонила свет луны и раздался ликующий рев первобытного хищника. Прайм едва успел посмотреть наверх, как Гримлок, в своей многотонной форме тираннозавра, подпрыгнул в воздух и обрушился на Оптимуса как гигантское пушечное ядро. Столкновение было просто феноменальным. Динобот сбил Прайма с ног, и клубок из мехов рухнул на землю, придавив Сайдсвайпа, чьи протесты оказались погребены тоннами металла и силой инерции. Гримлок уперся хвостом в землю и прижал тремя конечностями изворачивающегося главнокомандующего.


— Ты, Прайм, арестован! — проревел он радостно.


— Молодец! — прохрипел Сайдсвайп из-под них. — Поймал! А теперь слезьте с меня!


Джаз слетел вниз по склону с победным кличем, запрыгнул Гримлоку на круп, уселся в позе лотоса диноботу на спину и, криво ухмыляясь, взглянул сверху вниз на своего командира.


— Куда-то собрался, Прайм?


И в этот момент завыла сирена.


Все четверо замерли, повернув головы в сторону Кочвега. Парящий над ними Свуп пронзительно крикнул.


— Это деспетиконы, — прорычал лидер Диноботов. Джаз спрыгнул с динобота, тот трансформировался и подал руку Прайму.


— Верно, — Прайм ухватился за предложенную руку и ловко встал на ноги. Затем наклонился и выковырнул Сайдсвайпа из образовавшегося при столкновении кратера. Вчетвером они взобрались по склону и кинулись к Ковчегу. Входной холл был залит светом, и изнутри доносились разбуженные голоса, требующие объяснений.


Спокойный голос Проула отдавал приказания по открытой линии:


— ...лидеры гештальтов, передислоцироваться для немедленной защиты прилегающей территории. Всему наличному составу соблюдать предельную осторожность...


Мчавшийся по коридору Хот Спот чуть налетел на Гримлока. Обычно лидер протекоботов был очень напряжен, ведя свою группу в бой, но сейчас было очень удивительно видеть в его глазах пылающую ярость.


— Нет, вы представляете? — он обвиняюще ткнул пальцем куда-то в пространство. — Не могли они подождать хотя бы пару часов?


Блейдс и Грув нарисовались в коридоре, затормозив при виде своего командира.


— Это учения? — спросил Блейдс с явной надеждой на положительный ответ.


— ДВИГАЙТЕ! — взревел пожарный, заставив их обоих отшатнутся.


— Ну и ну, — Блейдс просил в сторону Джаза и компании скорбный взгляд и рванул следом за Хот Спотом.


Джаз не смог удержаться от скептического смешка, и они хором отправились к наблюдательному центру, слушая как Проул раздает назначения и получает подтверждения. Внезапно на открытой частоте раздался голос Силверболта.


— Проул, это учения? — задал тот популярный сегодня вопрос.


— Нет, — ответил заместитель командующего. — Мы получили подтверждение о наступлении сил десептиконов, их передовые отряды атаковали местные силы обороны в районе атомной электростанции Сент-Луиса во Флориде. Всем занять места согласно
боевому расписанию. Это не учения. Повторяю, это не учения.


— Сейчас? — в коридоре раздался голос Эйр Рейда, а затем показались и сами аэроботы, спешащие к выходу. — Но...


Взгляд обычно спокойного Силверболта обещал самые мрачные перспективы любому десептикону, попавшемуся ему на пути.


— Взлетаем, — непривычно кратко скомандовал он своему неуправляемому отряду. Аэроботы были удивительно солидарны со своим командиром и рвались в бой.


Сайдсвайп споткнулся, когда на общей частоте услышал свое имя, вместе с именем брата — и вот тут-то до них наконец дошло.


— Сайдсвайп, Санстрикер, приготовиться к переброске в составе первой ударной группы...


— Но... — Сайдсвайп в шоке переводил взгляд с Джаза на Прайма. — Но...


Впереди послышались проклятия, обычно приберегаемые для самых заклятых врагов, и кто-то жахнул кулаком по металлической переборке. Санстрикер шел к ним, яростно сверкая глазами.


— Я просто поверить не могу, — процедил он. — После всех усилий! — близнецы направились к точке сбора. — Что с тобой стряслось? — запоздало спросил Санстрикер, разглядев непрезентабельный вид брата.


— Мы, диноботы, тоже отправляемся, — прорычал Гримлок, раздраженно сжимая кулаки.


Джаз и Прайм двинулись дальше и вскоре налетели на кого-то. Этим кем-то оказался Рэд Алерт.


— Рэд? — изумился Джаз, в то время как Оптимус помогал начальнику безопасности вновь обрести равновесие. — Как тебе удалось выбраться?


— Замок исправился как только зазвучала сирена, — в этом был весь парадоксальный Рэд Алерт: параноик в мирные времена и абсолютно спокойный и уверенный профессионал среди бедлама, в который превращался Ковчег каждый раз, как автоботы отправлялись в бой, навстречу неизвестности. — Мне нужно заменить Проула, он отправляется на передовую.


Джаз и Прайм отправились следом.


— Тебе чертовски повезло.


— Может быть, — Прайм искоса взглянул на Джаза. — Но с другой стороны, не думаю, что десептиконы такие же везучие.


Дальше было много суматохи из данных, планов, встречных планов и отбытия на передовую. И лучше всего Джазу запомнилось из этой суеты не торопливое планирование где и как контратаковать, и не ожесточенность последовавшего сражения, а мимолетный взгляд разгневанного Блюстрика, когда тот пробегал мимо. Снайпер был нетипично тих и раздражен, но, несмотря на надвигающуюся опасность, начальник разведки не мог не улыбнуться его словам:


— Все это просто не честно.



Upd. Эпилог.

— Это мне кажется, или мы действительно славно надрали десам бамперы? — Джаз откинулся в кресле, оглядев главную комнату совещаний. Он слегка преуменьшал: в этот раз автоботы обрушились на противника подобно гневу мифических богов.
— Очевидно, нам необычайно повезло, — Проул все еще проверял отчеты подразделений.
— Думаешь? — в дверях появился Рэтчет с датападом в руках. Он сел за стол, размял плечи и уставился на заместителя командующего. — Когда я последний раз сидел тут с вами после очередной стычки с десептиконами?
Проул издал невнятный звук.
— Да ты просто расстроен из-за проигрыша, Проул, — Джаз сцепил руки за затылком.
— Прошу прощения? — черно-белый Датсун удивленно взглянул в ответ. — Кто так решил?
— Я уронил на него тираннозавра! — возмутился Джаз, выпрямившись в кресле. — Что еще тебе нужно?
— Кажется, условия нашего соглашения четко указывают, что у тебя было двадцать четыре часа на расследование и предъявление обвинения...
— У нас тут война случилась! — недоверчиво уставился на него Джаз.
Проул пожал плечами:
— Как я уже говорил ранее, преступление редко случается в удобное...
— У меня были все доказательства...
— Это ты предложил идею Трибунала...
— Господа, прошу вас, — Прайм, улыбаясь, отложил датапад, над которым работал. Ему было очевидно, что Рэтчет развлекается, наблюдая за перепалкой. Это было приятно, видеть, как главврач расслабленно веселится, а не планирует чье-нибудь убийство, в шутку или всерьез. И вообще, это были очень неплохие деньки, осознал Прайм. Его заместители уставились на него. — Могу я внести в этот спор объективное суждение?
— Ты не считаешься, — немедленно возразил Джаз.
— Совершенно не логично было бы опираться на суждения преступника.
Проул и Джаз изумленно переглянулись.
— Дайте-ка я запишу эту дату для потомков, — встрял Рэтчет. — Двадцать седьмое августа. В этот день мы не только вздули Мегатрона и его бабуинов с минимальным ущербом с нашей стороны, но и эти двое хоть в чем-то согласились друг с другом.
— А как насчет Рэтчета? — Прайм взглянул на удивленного главврача. — Он оставался в стороне практически до конца. Кстати, как тебя втянули во все это? — полюбопытствовал он.
— Я его подкупил, — Джаз озорно подмигнул главнокомандующему.
— Моим столом, — догадался Прайм, строго уставившись на Порше.
— Ну, для начала, его вообще не должно быть там, — колко заметил Рэтчет. — Командир ты или нет, твоя каюта предназначена для отдыха! — погрозил он пальцем Прайму.
— Как ты догадался, что Мираж прячется в каюте Оптимуса? — вдруг спросил Проул Джаза.
— Он был там? — удивился Прайм.
— Искать в собственной каюте он стал бы в последнюю очередь. Я думал, это ты сказал Миражу там спрятаться.
— Слишком тщательное планирование с моей стороны воспрепятствовало бы естественному развитию событий, — пожал плечами Проул. — Я просто сказал ему держаться подальше от Оптимуса. Остальное Мираж придумал сам.
— Что? Ты положился на случай? — Джаз уставился на заместителя командующего почти с ужасом. — Ты?
— А почему ты так удивляешься? Только потому, что у меня были все детали картины, они не сложились бы сами собой, — Проул отложил датапад. — Блю знал, что должен спорить с Оптимусом, но знаешь, какой удачей было то, что в этот момент в кают-компании оказался Мираж, а Санстрикер был в патруле?
— А зачем тебе надо было, чтобы он был на патрулировании?
— Таким образом он мог отвлечь Рэд Алерта от камер слежения, — Проул вернулся к своему занятию.
— Ха, — Джаз потер лоб. — Это же он доложил о сглючившем сенсоре, верно?
— Спроси об этом Рэда, — слегка улыбнулся заместитель командующего. — Или Сайдсвайпа.
— А что насчет него? — Джаз ткнул пальцем в смутившегося главнокомандующего.
— Мне пришлось очень быстро добираться до кают-компании, когда я получил сигнал Проула — так быстро, как только мог, и при этом не выглядеть подозрительно перед камерами слежения, — Прайм откинулся в кресле. — Я ждал вызова, но не знал, когда он случится. Думаю, Хаунд тоже не знал, верно? — он вопросительно посмотрел на Проула, и тот согласно кивнул.
— И вот еще что. Как, шлак побери, ты сумел спрятаться от камер? — Джаз обвиняюще уставился на главнокомандующего.
Прайм скромно склонил голову:
— Практика. Много практики.
— О, вот теперь ты решил запаниковать, — Рэтчет угрожающе ткнул датападом в Джаза, когда увидел выражение лица Порше. — Теперь ты радуешься, что он на нашей стороне.
— Ну да, — пробормотал Джаз. — Ты слишком крут, чтоб с тобой тягаться.
Прайм задумался на секунду.
— Э, спасибо? — с притворной нерешительностью выдал он.
— Вообще-то знаешь, мы могли достать тебя с помощью данных Рэда.
— Конечно знаю, почему, ты думаешь, я их заблокировал? — Прайм взглянул на своих офицеров поверх датапада — они хором вытаращились на него. — Что?
— Так это ты их заблокировал?
— Да, я активировал протоколы Рэда. Как думаешь, кто вообще разрешил ему установить их?
Джаз издал непочтительный звук.
— И потом ты его запер. Как тебе это удалось?
— Э... — Прайм замялся и бросил быстрый взгляд на Рэтчета. Главврач это заметил, нахмурился на секунду и изумленно рассмеялся. — Кое-кто установил в главный компьютер маленькую подпрограмму, которая запирает кого угодно в своей каюте для... принудительного отдыха. Я просто запустил подпрограмму из своего кабинета и назначил Санстрикеру встречу перед дверью Рэда для прикрытия.
Джаз и Проул с недоверием уставились на Рэтчета. Главврач каяться не собирался:
— А что? Вы предпочитаете, чтобы я вас припаивал к койкам? Кроме того, при чрезвычайных ситуациях замки разблокируются.
Некоторое время они работали в товарищеском молчании, потом Джаз со стуком отложил датапад.
— Ну? — уставился он на Рэтчета.
— Что «ну»? — главврач даже не поднял взгляд.
— Кто выиграл?
Рэтчет, казалось, полностью погрузился в работу. По правде говоря, ему в голову пришла та же мысль, что и Прайму: хорошо, когда вокруг тихо и мирно, не нужно вправлять вмятины на близнецах, не надо разгребать последствия очередных розыгрышей, не приходиться сталкиваться с молодежью, страдающей от отсутствия развлечений.
— Я еще не решил, — заявил он важно. — Вы всегда можете...
— Что? — спросил Джаз. Проул наконец отложил датапад и обратил свое внимание на чрезвычайно довольного главврача.
— Попробовать еще раз? — пожал плечами Рэтчет, как будто это само собой разумеется.
Порше и Датсун с вызовом переглянулись.
— Хм, — Проул вернулся к изучению данных, но все буквально слышали, как заработал его процессор.
В тишине Рэтчет и Прайм тайком обменялись полными надежды взглядами. Первым не выдержал Джаз:
— Ставки те же?
— Но в этот раз без всяких «широких толкований», — хладнокровно ответил Проул. — Те же правила?
— Только если не будет никаких нападений. Иначе у нас есть отсрочка на... шесть часов.
Проул обдумал все, не отрываясь от работы.
— Согласен.
Главврач и главнокомандующий ухмыльнулись друг другу. Опять установилась дружелюбная тишина, нарушаемая только гудением датападов. Наконец Прайм озадаченно спросил:
— Но во имя Праймуса, почему Блюстрик?
Джаз и Рэтчет захихикали.
— Это была идея Санстрикера, — признал Проул. — Это он заметил, что практически каждый на Ковчеге хоть раз испытывал желание убить Блю.
запись создана: 04.06.2010 в 12:59

@темы: фанфик-перевод, Экшн, Джен, Детектив, PG

Комментарии
2010-06-04 в 13:55 

/Melissa/
Meles meles
Всё интереснее и интереснее, спасибо за продолжение.

2010-06-14 в 19:31 

Pet my head and I will purr
Хороший рассказ и хороший переводчик. Спасибо за приятное чтиво :)

2010-06-14 в 22:16 

/Melissa/
Meles meles
Огромное спасибо за перевод: и фик интересен, и переводчик молодец :vo:

2010-06-14 в 22:33 

Gripen
Погладь самолет
Сикрет тишины и спакойствия на Арке - убить Блюстрейка!
Ну а чо - никто никаво ни падкалываит, ни бьет морды, тиха-мирна занимаюццо сваиме диламе...
Прикольна, ога.

2010-06-15 в 00:43 

Лето!
Страж, спасибо за эту находку и её перевод!

2010-06-16 в 13:07 

Будь спокоен и тверд, как просроченный пряник.
Огромное спасибо переводчику за такую восхитительную находку)))

   

Царство Вей

главная