00:04 

ВотЬ, запостила, кому интересно...

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!

Пигмалион и Галатея в ТФ-версии... Первая часть


Название: Пигмалион и Галатея
Вселенная: G1
Направление: слэш
Автор: Bulldozzerr
Бэта: Rina27
Пейринг: Саундвэйв/Джазз, местами Джазз/Саундвэйв
Рейтинг: R
Предупреждения: нет

Джазз вышел из оффлайна очень тяжело. Его процессоры, казалось, вращались в какой-то липкой субстанции, о которую спотыкались все мысли. Нейросеть страшно ныла, а перед визорами иногда пробегали мелкие помехи. И главное, он не понимал причины такого его состояния, или, вернее сказать, не помнил. Его файловая память вообще была в непонятном беспорядке. Он ничего не мог вспомнить... ничего конкретного. Только какие-то размазанные образы и обрывки мыслей.читать дальше


@темы: Драма, Десептиконы, Автоботы, R, Романтика, Слэш, Трансформеры, фанфик-мой

Комментарии
2011-01-20 в 00:08 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Джазз очнулся и ощутил, что на этот раз переключение в онлайн прошло заметно легче, несмотря на хаос в процессоре и сильную жажду. Он сладко потянулся и включил оптику. На этот раз он был заботливо усажен в одно из кресел в главном зале, предварительно настроенном на максимально удобный режим. Сначала его немного смутил факт, что с ним, автоботским офицером, панькаются как сглупойбэтой, но потом справедливо признал, что состояние его процессора из ряда вон выходящее и его уровень логического мышления стремительно приближается к уровню этой самой бэты. Про поврежденную же файловую память ему вообще не хотелось вспоминать, так как это снова вызывало сильную боль во всей нейросети. Он медленно повернулся на кресле и замер от неожиданности. Как этот мех умеет оставаться столь незаметным?
За одним из пультов напротив мирно сидел Саундвэйв, что-то клацая на клавиатуре.
- Джазз: онлайн?
Как он узнал, что автобот уже очнулся, даже не оборачиваясь в его сторону? Диверсант каждый раз поражался возможностям синего меха, так как файлы о экстрасенсорных способностях последнего были напрочь затерты в его процессоре.
- Онлайн… - неуверенно промямлил он.
Саундвэйв развернулся, достал с резервуара энергокуб и протянул автоботу.
- Энергон?
Тот даже не стал себя спрашивать, откуда десептикон знает о его жажде, просто взял светящийся куб и жадно надпил. Спокойные алые визоры продолжали пристально на него смотреть и Джазу стало как-то даже не по себе. Этот мех вот уже несколько раз довел диверсанта до перезагрузки, практически к нему не прикасаясь! Не то, чтобы автоботу это не нравилось, пожалуй совсем наоборот, но все-таки это было как-то непривычно. Он почувствовал, что от этого цепкого взгляда у него пошла дрожь по спойлеру и ему стало совсем неловко. Главное, он совершенно не помнил ничего из того, что их могло связывать в прошлом, знал только, что давно с ним знаком, но при каких обстоятельствах – это напрочь было выброшено с файлов поврежденного процессора. Теперь же автобот ощущал какое-то двойственное чувство – с одной стороны его так сильно влекло к этому меху, что даже искра трепетала в его присутствии, но с другой стороны было что-то, что его отталкивало и даже пугало! И вот сейчас под этим пристальным взглядом, он ощущал себя словно под дулом плазмомета.
- Ты давно меня знаешь? – наконец-то набрался смелости Джаз.
- Достаточно.
Ну что за манера отвечать одним словом? «достаточно»… Достаточно для чего? И снова всплывающие вопросы провоцировали боль в схемах процессора, а так хотелось насладиться теплом и спокойствием. Автобот еще раз прильнул к кубу, чувствуя, как горячая жидкость проникает в резервуары и переливается по магистралям, вновь успокаивая и убаюкивая нейросеть. К шарктикону вопросы, никаких больше умозаключений! Голова от них раскалывается!
Разве не ясно – он здесь, ему хорошо и уютно, синий мех постоянно рядом и, не смотря на все его странности, он о нем заботится. В искре автобота шевельнулось какое-то чувство, какое именно он еще не разобрал, но оно было настолько светлым и приятным, что он позволил ему полностью завладеть своим сознанием.
Саундвэйв снова направил свое внимание на мерцавший монитор, и Джазз вместе со стулом решился пододвинуться к нему ближе. Внезапно его внимание привлекла полоса содранного покрытия на синем плече. Ее раньше не было. Визорный щиток автобота воспылал и принял синеватый окрас
- Что это? – он бережно, еле касаясь, провел кончиками пальцев по поврежденной броне.
Десептикон снова развернулся к нему, уголки его сжатых губ слабо дрогнули, но он не ответил. Только в его визорах опять появился непонятный огонек, так пугающий автобота. Но Джазз не собирался отступать, он встал со стула и подошел вплотную к синему меху, взволнованно глядя на его плече.
- Это оттуда? – он показал рукой наверх, как бы указывая в направлении выхода.
Десептикон молчал, продолжая смотреть на него своими огромными огненными визорами, от взгляда которых по спине пробегали мелкие искорки. Его манипулятор, лежавший на кнопках панели управления, слегка дрогнул и переместился на подлокотник кресла, но лицевая пластина оставалась словно каменной. Автобот снова коснулся его плеча – повреждение, конечно, было далеко не смертельным, но довольно глубоким, словно от косого попадания из бластера.
- Кто тебя так? – голос автобота дрогнул. Он и сам не ожидал, что этот мех так ему небезразличен. Все это время Саундвэйв казался ему таким неуязвимым и непроницаемым и вот теперь, когда он увидел ранение на темно-синем корпусе, что-то внутри Джаза перевернулось. Его визоры вспыхнули синим неоном, рассеивая вокруг голубоватый свет, а манипуляторы сами собой сжались в кулаки.
- Кто тебя ранил? – повторил автобот уже совершенно распаленный благородным гневом.
- Тебя это не должно волновать, Джазз. Задание не твоей компетенции. – Металлический голос прозвучал довольно мягко, и десептикон, подняв манипулятор, провел пальцами по гладкой щеке автобота.
- Не моей компетенции? О! – Возмутился автобот, трогательно сжимая деликатные кулачки - я не трус и не бэта, и способен заступиться не только за себя!
Каким милым он был в своем негодовании! Горящие синим визоры, нервно трепещущий спойлер, сжимающиеся кулаки и вместе с этим так по-детски надутые тонкие губки. Саундвэйв не удержался, чтобы не улыбнуться. Он сверкнул визорами и ловким движением потянул автобота на себя, умащивая себе на колени. Джазз сопротивляться не стал – он все еще дрожал от бурлившей в нем злобы.
- Джазз в сражении - это ошибка. Автобот не создан для войны.
Словно в подтверждение своим словам десептикон провел тыльной стороной пальцев вертикальную линию по тонкой талии автобота, словно по деке гитары и обнял ее, прижимая его круглый черно-белый бочек к себе. Несмотря на всю фамильярность подобных действий, автобот немного успокоился и уселся поудобней, закидывая один манипулятор за голову десептикона.
- Ты можешь не ходить больше туда? – спросил он почти шепотом, кивая головою вверх.
Визоры десептикона потемнели и губы слегка дрогнули.
- Ответ отрицательный.
- А если тебя еще раз ранят? Я не хочу!
Десептикон молчал. Его вент система начала форсировано перегонять воздух, а искра забилась сильнее. Джазз почувствовал нараставшее напряжение синего меха и его нейросеть тоже начала выдавать сигналы волнения. Он потянулся заоставшимся на его кресле энергокубом и сделал еще несколько жадных глотков. Оттого, что он пил быстро, энергон немного разлился и потек с уголка рта по подбородку автобота. Саундвэйв следил за ним не отрывая визоров, которые с каждым кликом становились все темнее и темнее.

2011-01-20 в 00:09 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Джазз допил куб и выкинул его через спину. Его оптика начала светиться каким-то непонятным светом, а спойлер снова задрожал.
- Оставайся здесь, не лети больше никуда… - проговорил он слегка запинающимся голосом, так как чувствовал, что процессор снова начинает сбоить.
Уже почти бардового оттенка визоры смотрели на него с еле читаемой в них нежностью, а лицевая пластина десептикона приняла какое-то загадочное выражение. Он медленно поднял манипулятор и коснулся щеки автобота. Потом скользнул вниз, и, мягко обхвативши ладонью защитный щиток на его шлеме, большим пальцем медленно вытер струйку энергона у краешка рта. Эти легкие и такие нежные прикосновения совершенно растревожили искру диверсанта, заставляя включить вент-систему на полную мощность, чтоб хоть как-то охладить нейросеть от накатившей на нее волны этой сдержанной страсти. Серый манипулятор перехватил руку разведчика и прижал его ладонь к своей щеке, чувствуя, как горит под ней обшивка. Автобот как-то грустно улыбнулся и уткнулся лицом в синий манипулятор.
- Тут я смогу хотя бы попытаться тебя защитить… - когда Джазз вновь поднял лицевую пластину, то на миг показалось, что на ней блеснули следы омывателя – я боюсь… остаться здесь без тебя…
Строго сжатые губы десептикона снова дрогнули и он опустил голову, освобождая свою руку от деликатного автоботского захвата.
- Саундвэйв? – голубые визоры смотрели не него преданно и нежно.
Разведчик снова обнял автобота и мягко поставил его на ноги, а сам молча поднялся с кресла и быстро вышел в коридор. Джазз несколько миликликов стоял в недоумении. Он уже привык к факту, что у его сожителя куча совершенно непонятных странностей, но в этот раз оставлять все просто так вот, без объяснений он был не намерен. Он быстро выбежал вслед за десептиконом, норовя понять, что все-таки случилось.
Обычно, если Саундвэйв когда-либо решал от кого-то спрятаться, то делал он это так, что его сам Юникрон его найти не мог! Но в этот раз его процессор, очевидно, был занят совсем другим. Поэтому автобот весьма скоро нашел его в одном из рекреационных отсеков, в кромешной темноте. Джаз перенастроил оптику и осторожно подошел ближе. Разведчик угрюмо стоял у панели, слегка на нее опершись, и прятал лицо в ладонях.
- Тебе здесь быть не обязательно. – Прозвучало в адрес обеспокоенного диверсанта.
Но непослушный автобот подошел еще ближе и с силой убрал манипуляторы разведчика от его лицевой пластины.
- А по моему, тут мне самое место!
И широко улыбнувшись, Джазз обнял его лицо ладонями, заглядывая в потускневшую алую оптику.
- Ты лишился возможности мыслить рационально, автобот. – Довольно резко проговорил синий мех, освобождаясь от столь ласкового захвата.
Но Джазз не унимался. В его искре яркой звездой разжигалось сильное чувство и этот огонь способен был растопить любую ледяную глыбу, а особенно ту, что прятала в себе бесстрастную искру десептикона.
Он снова повернул лицо разведчика к себе, держа его за подбородок, и, ярко вспыхнув оптикой, твердо проговорил:
- Может, я и не отдаю себе отчет в некоторых вопросах, но в чем я четко уверен, так это в том кого я лю…
- Молчать!
Синий манипулятор резко остановил его, закрывши ему рот.
Автобот сначала дернулся, чтобы воспротивится, но потом замер и снова улыбнулся. Он понял, что ему и не обязательно говорить что либо для того, чтобы выразить глубину своих чувств. Он собрался с силами, резко прильнул к синему меху и, снова обхватив обеими ладонями его лицо, страстно впился в строгие губы жарким поцелуем. Энергополе автобота взорвалось разноцветными волнами и расплескало их по пространству. Казалось, жар, исходивший от его искры, был настолько силен, что плавил окружавшие его пластины.
Саундвэйв медлил. Он не спешил отвечать, хотя и не отстранил автобота. Казалось, внутри него происходила какая-то борьба с самим собой, борьба логики с чувствами, процессора с искрой. Автобот ему нравился, юникроновски нравился, если не сказать больше, причем уже очень-очень давно… это, наверное, сейчас ощущал уже даже сам Джазз. Но, было что-то, что его останавливало, что-то, что не позволяло ему вот так вот броситься в омут пылающей страсти, что приструняло наэлектризованную нейросеть и остужало разгоравшуюся искру. Тягучая боль пронеслась по контактам десептикона, его системы шипели словно раскаленное железо, опущенное в ледяную воду, но нежность пылких губ и жар от черно-белого корпуса заставляли их снова раскаляться.
Автоботский диверсант действительно сводил его с ума – Саундвэйв наконец это понял, когда его манипуляторы сомкнулись на тонкой талии, а губы сдержанно ответили на поцелуй. Это словно подстегнуло Джаза и он затрепетал всем корпусом. Серый манипулятор дотянулся к острым гребешкам на шлеме десептикона и начал аккуратно их поглаживать, то скользя, то замирая, в это же время правая нога автобота оказалась заброшенной ему на бедро и черно-белый корпус еще сильнее прижался к синему.

2011-01-20 в 00:09 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Пылающая диким огнем алая оптика буквально слепила диверсанта. Огромные огненные визоры были так близко, что он мог разглядеть в них слабый голубой отсвет собственных, увидеть свое отражение. Вент-система загудела на полную катушку, а искра металась внутри как сумасшедшая, и Джазз осознал, что больше не может без этих алых визоров, без этих крепких объятий и строгих, сдержанных ласк. Он выгнул спину, запрокинувшись назад, и выдохнул пар из вентиляторов. Мимолетно брошенный в сторону взгляд выхватил из полумрака стоявшую в торце помещения платформу и остановился на ней. Голубые визоры игриво заискрились и автобот снова развернулся к партнеру. Саундвэйв молча проследил за взглядом автобота и тоже повернул голову назад. Ему не нужно было даже активировать свои телепатические радары, чтобы понять, что задумал автобот.
Джазз тем временем отпрянул, ослепительно улыбнулся, и потянул его заманипулятор вглубь помещения. Разведчик снова замешкал – он не совсем привык, когда инициатива исходила не от него и не он управлял ситуацией. Но противостоять наэлектризованному гонщику было весьма проблематично. Он снова с силой потянул его манипулятор, заставляя десептикона сдвинуться с места и идти за ним вслед. Перед самой платформой он развернулся и очаровательно рассмеялся:
- Хочешь, я покажу тебе, что такое «форсаж» на самом деле? – он фамильярно забросил манипуляторы на плечи десептикона, и смерил его наглым взглядом. - Вряд ли КАССЕТНЫМ это известно!
Алые визоры вмиг побагровели, и хищная улыбка на долю клика озарила лицо Саундвэйва. Он подхватил автобота и аккуратно уложил его на платформу, а сам включил антигравы и завис над ним в воздухе. Джазз удивленно посмотрел на него – такого поворота он не ожидал. Продолжая парить в воздухе, десептикон приблизился к нему и снова поцеловал, умело, технично и, как всегда, довольно сдержанно. Синие манипуляторы прошлись по радиаторной решетке на груди у автобота, вызывая тихий всхлип у его вент-систем, а потом опустились ниже, проникая под стыки брони не животе. Джазз тихонько промычал, не разрывая поцелуя, и уперся ладонями в кассетную деку партнера. А когда Саундвэйв начал медленно раскручивать колеса на его плечах гонщик не выдержал и застонал, выгибая корпус вперед. Шлак, откуда десептикону известны тонкости строения автоботов? Или он догадался? Или прочитал… мысли? Диверсанта все больше удивлял его молчаливый сожитель. Создавалось впечатление, что он хочет всегда все знать и контролировать, не позволяя ни биту информации проскользнуть мимо него.
Серый манипулятор ласково провел по стеклу кассетной деки и легонько поцарапал край крышки. Разведчик сделал вид , что не заметил.
- Открой… - прошептал задыхавшийся от ласк автобот.
Саундвэйв замер на клик, но потом ответил.
- Нет необходимости.
Джазз удивленно посмотрел на него.
- Я ведь тоже хочу сделать тебе приятно…
- Тебя не устраивает ТАК?
- Устраивает. Только… я так не могу… - он выдохнул пар и глянул прямо в немного посветлевшие алые визоры – зачем ты так закрываешься?
- Привычка. Необходимо.
- Даже со мной?
Джазз испытывающее посмотрел на синего меха, продолжая упорно поддевать дверцу деки. Он хотел хоть как-то выплеснуть свои чувства на партнера, хотел поделиться с ним тем огнем, что пылал внутри и он никак не мог понять, почему синий мех ему не разрешает. Автобот не мог вот так лежать и получать удовольствие сам, он тоже хотел видеть , как партнер вздрагивает от его ласк, хотел довести его до перезагрузки своей бушующей страстью. Но, очевидно, Саундвэйв не подпускал так близко к своей искре никого, даже тех, к кому был глубоко неравнодушен.
- Вопрос неуместен. – Немного помедлив, ответил он. Джаза даже немного обидел тот ледяной тон, с которым разведчик умудрялся говорить даже в эту минуту.
Словно (или не словно?) почувствовав эту смену настроения в энергополе автобота, синий мех решил отвлечь его поцелуем, вновь позволив своим манипуляторам пройтись по пазам его радиаторной решетки. Временное замешательство автобота вмиг улетучилось и его снова накрыло волной страсти. Он задрожал и подался навстречу, бесполезно пытаясь притянуть поближе зависшего в воздухе меха. Его нейросеть зашкаливала, а искра пылала, он хотел большего, и ледяная сдержанность партнера просто сводила его с ума.
Внезапно зазвучавшая тихая и ласковая мелодия, немного успокоила его искру и автобот тяжело выпустил пар с перегретой вент-системы. Он откинулся на платформу и выключил оптику. Шлак, как же это было приятно! Но все, чем он мог отплатить партнеру – это нежное поглаживание касавшихся его манипуляторов и поцелуи. А ведь его искра внутри полыхала так, что могла, пожалуй, полностью растопить вечную мерзлоту десептиконской искры!
Саундвэйв и сам чувствовал, что ходит по грани. Он уже с трудом контролировал свои системы и действия. Энергополе автобота, его взорвавшийся эмоциональный фон просто плавили его датчики и срывали с катушек нейросеть. Искра заметалась внутри под бесконечно бомбившими ее импульсами и державший ее в жестких тисках процессор начал ослаблять хватку. Десептикон тоже ощущал, что ему этого безумно мало и его тянет полностью окунуться в лаву страстей пылкого автобота.
Музыка стала немного агрессивней и в темноте клацнули затворы. Изнемогавший от избытка чувств и ощущений, Джазз почувствовал, как его корпус обвили десятки разнокалиберных проводов, и сладкий стон вырвался с его тонких губ.

Саундвэйв тяжело приземлился на платформу рядом с перегружающимся автоботом. Вент-система захлебывалась, а энергон неистово бурлил в проводах. Свет пылавшей диким пламенем искры, казалось, пробивался сквозь стыки брони, а процессор отчаянно боролся с поглотившим его штормом сигналов. Разведчик устало закрыл визорный щиток манипулятором – позволить оффлайн он себе просто не мог и поэтому нужно было заставить себя погасить этот пожар. Сцепив дентопластины, он послал приказ бушевавшей нейросети, но тот потонул в беспорядочных импульсах. Шлак! Процессор, казалось, разрывался на части, не в силах противостоять такому натиску эмоциональных волн. Мотнув головой разведчик послал сигнал снова, и нейросеть дико заныла, засбоила, но все же начала покоряться, корчась под хлеставшими ее беспощадными приказами процессора. Пар тяжело вышел горячими клубами с раскаленной вент системы и температура энергона в проводах слегка снизилась.
Такое жестокое обращение с собственной нейросетью вызвало ноющую боль во всех контактах и заставила десептикона издать сдавленный стон и обхватить голову манипуляторами. Как же шарктиконовски все ныло внутри! Почему он позволил себе зайти так далеко? Ведь был момент, когда он почти не сорвался и не открыл доступ к информации, доступ к которой запрещен всем, даже Джазу (легкая дрожь пробежала по синей обшивке), особенно Джазу!
Саундвэйв сжал кулаки и, преодолевая боль и мелкие замыкания в сети, заставил себя сесть. Затем он щелкнул пальцами, и к нему выехала из стены этажерка с энергокубами. Потянувшись за кубом, он ощутил, насколько тяжело ему даются любые движения! То ли автобот, то ли постоянная борьба с собой, то ли и то и другое вместе, вымотали его окончательно,так что сил не оставалось даже встать. Он жадно выпил энергокуб и плюхнулся обратно на платформу. Боль в нейросети немного поубавилась, но сумасшедшая усталость не прошла. Шлак, как же ныла искра… В процессоре до сих пор крутились словно кинолента кадры – пылающие голубые визоры, сдавленные всхлипы и метания черно-белого корпуса, такой теплый, такой отзывчивый, металл под манипуляторами, отчаянно скребущие деку тонкие черные пальцы и такая живая, такая горячая искра, так близко… шлак, слишком близко!
Десептикон снова закрыл визоры ладонью, словно пытаясь утишить их алое сияние. Его тайная симпатия, его многоастроцикловая темная страсть, его маленькая ошибка в системе так незаметно переросла в навязчивую идею, неизлечимую манию и шелковыми оковами сковала, казалось бы, такую бесстрастную искру. Как он не заметил, когда это случилось? Шлак! Автобот занимает слишком много места в его искре… слишком! Но бороться с этим было уже поздно, сейчас Саундвэйв это понимал так ясно, как никогда.

2011-01-20 в 00:13 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Он выпустил очередную струйку пара с охладительных систем, которые захлебывались от внутренней температуры.
- Э, да ты так нейросеть сожжешь!
Серый манипулятор коснулся его деки, а на лице автобота было удивление. Саундвэйв вздрогнул от прикосновения, убрал ладонь с визоров и взглянул на свою грудную пластину. Сквозь хозяйски расположившиеся на ней тонкие серые пальцы пробивалось легкое голубоватое свечение от искры. Он медленно перехватил манипулятор автобота и отвел в сторону, переводя взгляд на его лицевую пластину.
- Временная перегрузка. Нейросеть в порядке. Состояние под контролем.
- Под контролем, говоришь?
Автобот, не унимаясь, нажал кнопку на плече кассетника и дверца деки раскрылась. Саундвэйв с ужасом понял, что не может ее захлопнуть обратно, система выдавала ошибку. Мягкое голубоватое свечение стало сильнее, пробиваясь сквозь стыки задней панели деки. Алые визоры яростно вспыхнули и десептикон ухватился за дверку манипулятором, пытаясь ее закрыть насильно.
- Куда?! Сломаешь же! – завопил автобот, с силой перехватывая его руки.
Тут он нечаянно коснулся дна деки и короткий, но весьма сильный электрический разряд прошил серый манипулятор. Оба меха от неожиданности замерли.
- Шлак, да ты наэлектризован по самые антенны! – удивленно проговорил гонщик, потирая слегка обожженную обшивку на ладони. – Когда ты вообще в последний раз перезагружался?
- Во время перезагрузки теряется контроль над информацией. Это не желательно.
Оптограни Джаза удивленно вздернулись вверх.
- И сколько ты уже так функционируешь, без передышки-то?
Саундвэйв не ответил, но алые визоры начали красноречиво темнеть.
- Э нет, так нельзя, тебе необходимо перезагрузиться! Так и процессором поехать можно!
- Мой процессор не нуждается в перезагрузке.
Десептикон делал неудачные попытки встать, но напряжение в системах было еще слишком высоко. Автобот мягко, но довольно настойчиво придавил его за плечи назад, к платформе.
- Любой процессор нуждается в перезагрузке!
Не смотря на все упрямые попытки радиста подняться, Джазз ловко оседлал бедра партнера и уселся на нем, широко улыбаясь.
- Тебе просто необходимо расслабиться! Я же не хочу, чтобы дорогой мне мех остаточно сбрендил!
При слове «остаточно» десептикон метнул на партнера весьма многозначительный взгляд и перехватил игриво блуждавшие по его корпусу манипуляторы.
- Ответ отрицательный. Перезагрузка недопустима.
- Почему? – голос автобота прозвучал несколько капризно.
- Угроза файловым архивам.
- Откуда угроза-то? Ты тут что, видишь каких-то злоумышленников или врагов?
От последнего слова десептикон вздрогнул сильнее, чем хотелось бы. Джазз это заметил и совершенно растерялся.
- Ты что, боишься меня? – в его голосе звучала плохо скрываемая обида.
Энергополе автобота стало таким грустно-серым, что Саундвэйва аж кольнуло в искре.
- Тебя – нет, не боюсь.
- Тогда почему?
- Нельзя!
- Почему?
- Приказ.
- Чей?
Саундвэйв тяжело выпустил струю пара.
- Слишком много вопросов.
- Нет, я хочу знать, кто это посмел приказать тебе работать на износ, без передышки, перегружая нейросеть и без права на перезагрузку? Это какой надо быть свол…
- Замолчи!
Джазз от неожиданности дернулся. Он уже хотел было обидеться за такую неожиданно резкую реплику в свой адрес, но увидел, что проявленная эмоция окончательно доконала нейросеть десептикона. Он сжимал голову обеими манипуляторами, корпус трясло мелкой дрожью, а визоры горели с перебоями. К тому же по синей обшивке изредка пробегали маленькие искорки от высокого внутреннего напряжения.
- Саунд, что с тобой? – автобот впервые так его назвал, обеспокоенно обняв синий манипулятор в своих ладонях.
- Н-Ничего. П-Прости. Это было не с-сдержанно. Ошибка. Б-больше н-не повториться. – Разведчик действительно был зол на себя за то, что позволил себе повысить голос наДжаза, на такого беззащитного, такого милого, такого хрупкого Джаза, от нежных прикосновений которого искра замирала в сладкой неге. Он все больше ощущал, как эмоции выходят из под постоянного контроля над ними бесстрастного процессора и стальной воли. Каждый микрочип его систем вопил о необходимости перезагрузки и десептикону все труднее было отражать сигналы.
- Да ты весь горишь… - пробормотал Джазз, дотрагиваясь до дна открытой деки.
Он провел рукой по ходовым валам, по пусковому механизму и магнитной иголке. Снова сильный разряд ударил его пальцы, а десептикон под ним отчаянно затрепетал.
- Н-н-не н-надо!
Разведчик чувствовал, как его самоконтроль рассыпается как карточный домик, а немного успокоенная с таким трудом нейросеть взрывается сновав вулканом эмоций. Он схватил манипуляторы автобота, пытаясь его остановить, но из-за непрекращающихся сбоев, его механизмы отказались слушаться и синие манипуляторы безвольно упали на платформу.
Алая оптика мерцала и сбоила. Он не мог ничего сделать – единственное, что ему оставалось, это любоваться, как автобот гордо расселся на его бедренных пластинах, а на его красивом лице сияла шикарная улыбка. Голубые визоры приблизились и десептикон, словно сквозь туман, услышал кокетливый шепот:
- Можешь расслабиться, в этот раз – я за рулем!
И снова непревзойденная улыбка словно обожгла визиодатчики радиста своей страстью. Он уже терял связь с окружающим миром, весь горя под прикосновениями проворных серых манипуляторов. Поверженному и остаточно обессиленному процессору Саундвэйва ничего не оставалось, как молча наблюдать за тем, как неприступный бастион рушится на его глазах в таких хрупких и таких горячих объятиях автобота. Снова послышался щелчок затворов и синий корпус прострелила конвульсия, он схватился за бедра гонщика и бешено замотал головой. С его динамиков вырвался непонятный ультразвук, а затем мягкое, но безумно яркое голубое свечение озарило во тьме красивое лицо завороженного диверсанта… мир погрузился во мрак оффлайна впервые за десятки астроциклов…

2011-01-20 в 00:13 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Джазз лежал на боку, подперев голову манипулятором. Он уже несколько кликов разглядывал перезагружающегося меха рядом. Десептикон перегружался необычайно долго, что свидетельствовало о невероятно длительном периоде функционировании без передышки. Иногда он слабо вздрагивал, а в красных визорах на долю клика загорался слабый огонек. Джаз не мог понять, ради чего надо было так себя выматывать циклами напролет, издеваясь над нейросетью и истязая свою искру? Какая только миссия может оправдать такие мучения? Для автобота это было совершенно непонятно и неприемлемо. Он тихонько вздохнул и принялся нежно «рисовать» манипулятором по резковатым чертам строгого профиля разведчика. Ему нравилось его лицо – всегда спокойное, сосредоточенное, мужественное с практическим отсутствием мимики. Теперь автоботу казалось, что он знал этого меха всю свою жизнь! И его совершенно не интересовало, сколько же времени они на самом деле были вместе, он и так, очевидно, этого больше не вспомнит! Его процессор снова дико сбоил и не давал никаких надежд на возможность восстановления информации или, хотя бы способности логически мыслить. Пальцы автобота скользнули по высокому гребешку на кокарде синего шлема и ласково его погладили. Да, автобот, похоже, медленно превращался в безпроцессорного дроида, способного только чувствовать и руководиться сугубо базовыми программами… он снова грустно вздохнул. Серый манипулятор опустился вниз и начал бездумно обводить фиолетовый значок на груди десептикона, потом загадочно прошелся по боевым насечкам на потертой в сражениях броне. Сильный, умный, строгий, смелый… Зачем ему плохо соображающий, ничего не помнящий и деградирующий гонщик? Неужели их раньше что-то так сильно связывало? Он помнил – была война, он помнил – была любовь, а еще была боль… очень много боли… и больше ничего… Шлак! Процессор снова заныл, противясь попытке выудить воспоминания. Джазз вновь бродил в обрывках файлов и системных ошибках, толком ничего не понимая. Единственное, что он мог определить точно, так это то, что в его искре навеки поселились музыка, скорость и… Саундвэйв.


Несколько последующих циклов походили на какую-то яркую сказку. Джаз просто светился от возраставшего в нем чувства, и даже заметил, что его припадки внезапного оффлайна стали реже. Он мог позволить себе иногда даже воспользоваться борт-компьютером, это уже не вызывало у него приступы дикой боли в процессоре. Вот и сейчас он сидел за монитором, закончив проектировать очередной вариант апгрейда, и нервно постукивал пальцами по клавиатуре. Впервые за несколько циклов Саундвэйв вновь отправился наружу. Он ушел втихаря, пока автобот был на подзарядке, ничего не сказав и лишив его возможности себя удержать. Его не было долго. Очень долго. Джазз начал заметно нервничать. Если бы он мог отправиться за ним! Голубые визоры ярко вспыхнули и гонщик резко поднялся со стула. Он не привык так просто сдаваться!

Диверсант крутился перед зеркальной поверхностью и любовался на свой новый апгрейд – красовавшиеся на предплечье обоих манипуляторов выдвижные боевые когти, заточенные в форме клинков. Теперь он не выглядит столь безобидно! Для пущей уверенности он вмонтировал в бедренную пластину небольшой, но весьма действенный бластер. Теперь можно было смело отправляться наружу и разорвать на куски всех, кто посмеет причинить вред его любимому!
На этот раз код не поддавался долго. Джазз провозился с ним полмикроцикла и основательно вымотался. Процессор заныл от проделываемых логических манипуляций, а нейросеть снова начала сбоить. Но Джаз не обращал внимания на системные ошибки – чем дольше не возвращался Саундвэйв, тем сильнее пульсировала его обеспокоенная искра! Если с ним что-то случится, то гонщик наверное этого не переживет! Измотавшись почти до оффлайна, диверсант таки умудрился взломать код и открыть шлюз наружу. И снова пред ним была гладкая круглая шахта, но на этот раз он имел возможность с ней бороться. Выдвинув боевые клинки, он вонзил их в стену шахты и подтянулся. Так, упираясь ногами и пробивая лезвиями гладкий металл он начал подниматься вверх. Длинна шахты была впечатляющей! Гонщик был просто шокирован, на какой большой глубине был укрыт их бункер. Это от чего или от кого понадобилось строить столь замаскированное укрытие? Легкий холодок страха прошелся по автоботской искре – он ведь понятия не имел, что там, снаружи. Растерявшись, он на несколько кликов остановился, но потом сверкнув оптикой в полумраке узкого тоннеля, с остервенением ринулся дальше. Если там наверху так жутко, то это значит, что Саундвэйв подвергается невероятной опасности! Джазз не мог этого позволить! Задыхаясь от нехватки вентиляции, он, сцепив дентопластины, упрямо продолжал свой путь, не взирая на тревожные сигналы систем о перегрузке. Еще немного, еще один рывок… Визоры автобота застилала пелена помех, а процессор раскалывался на атомы, но он не сдавался. Перед оптикой стояли огромные рубиновые визоры партнера и Джазз понимал, что способен ради него на все! В файловой памяти возникло воспоминание о сильном чувстве. Он любил кого-то очень давно, безумно любил… и теперь у него не было сомнений, кого именно!
Изнемогая от нехватки энергии и перегрузок систем, диверсант все-таки добрался до крышки верхнего шлюза, который скрывал за собой внешний мир. Зацепившись на одном манипуляторе, он вытащил из набедренного тайника бластер и выстрелил вверх. Ожидая увидеть снаружи все, что угодно, он пригасил оптику и прикрыл лицо ладонью. Но никаких ужасов не последовало.
Автобот расслабился и поднял голову вверх. Лучезарная синева ударила по видео датчикам, а пространство залило миллионом различных звуков. Датчики запаха захлебнулись от ярких ароматов, а золотистый луч, упавший откуда-то с высоты искристо заиграл на броне. Искру автобота словно пронзило клинком. Это было знакомо… невыносимо знакомо… и… это не был Кибертрон! Вдруг процессор накрыло волной всплывавших из небытия файлов.
Синева над ним была невыносимой… такой бездонной и яркой! Такой знакомой и близкой… Она так жестоко ему напоминала что-то… бездонные синие визоры… Искра сжалась от ужаса… ПРОУЛ!...
На грани сознания от шока, автобот разжал манипуляторы и полетел вниз по узкой темной шахте.

2011-01-20 в 00:14 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Он не знал, сколько времени он пролежал на этом холодном полу, не отрывая затуманенных от боли визоров от маленькой синей точки вверху. Искру жестоко хлестали воспоминания. Вот так же беспомощно и разбито он лежал тогда, на ремонтном столе, не видя ничего поврежденной оптикой и еле улавливая звуки.

- Ну и какая польза с твоего пленника? – высокий визгливый голос доносился откуда-то из-под потолка, заглушаемый гулом турбин, как будто его хозяин только начал совершать посадку.
- Командующий Старскрим, похоже, Онслот перестарался… - кто-то хрипло прогремел совсем рядом.
- Что это значит, Хук? – в голосе говорившего проскользнули капризные нотки неудовольствия.
- От этого автобота мы вряд ли что-то уже узнаем! Он годится только на запчасти.
Было слышно, как кто-то вдалеке радостно потер манипуляторы.
- Шлак! – снова раздался визгливый голос – Вы жестянки безпроцессорные! Ничего поручить нельзя! Разве это было так трудно – достать пленника, способного хоть что-то рассказать? А, Онслот?
В тишине клацнули активизирующиеся пушки.
- Командующий, Старскрим, их было очень много… - неуверенно залепетал десептикон откуда-то справа - Они защищались… а этот..
- Молчать! – голос командующего сорвался на визг. – Шлаков металлолом! Идите и достаньте мне нормального пленника, а не полудеактивированную рухлядь!
Послышался резвый топот и лязг металла. Командующий тихо выругался.
- А что с этим делать? - снова прогудел голос рядом.
Старскрим полклика помешкал.
- Этого? возьми для запчастей, Хук.
Автобот почувствовал на ногах грубый захват чьих-то сильных манипуляторов.
- Хук: Стоять.
Непонятно откуда раздавшийся синтезаторный голос словно пронзил тишину стрелой. Он прозвучал настолько неожиданно, что державшие автобота манипуляторы вздрогнули.
- Ой, посмотрите, кто пожаловал! – Проговорил куда-то в сторону визгливый голос. – Доморощенный гений шпионажа! Что, не сидится в своей норе? – в голосе появились кокетливые нотки.
–- Автобота я забираю себе. – Так же монотонно прозвучал ответ.
Послышалось недовольное ворчание Хука и ехидный смешок командующего.
- Хук, не усложняй себе жизнь, отдай дохлого ботика нашему угрюмику! – Старскрим, очевидно, повернулся в их сторону. – Пускай порезвиться – глянь, как визоры сразу загорелись! Маньяк шлаков! – он снова расхохотался.
Хук немного помешкал и отпустил ноги автобота. Почти потухшая искра диверсанта отчаянно заметалась в груди, что-то щелкнуло в процессоре, и оффлайн окончательно поглотил его.
Резкая боль пробила искру автобота и туман воспоминаний на миг рассеялся. Только системы выдавали ошибку за ошибкой и он, отключил оптику, чувствуя, как теряет связь с реальностью, постепенно отключаясь.


Возвращение в онлайн было довольно неприятным. Весь корпус болел, а искра тягуче ныла. Джазз с удивлением ощутил, что находится на ремонтной платформе и слегка насторожился. Он включил визоры и медленно попробовал двигаться. К удивлению кисти манипуляторов сжались и распрямились довольно легко и безболезненно. Он провел диагностику систем – почти никаких повреждений от падения. Пока он был без сознания его отремонтировали… Голубые визоры вспыхнули непривычным огнем и автобот сделал попытку встать. Но не тут-то было! К своему огромному разочарованию он нашел себя прикованным к платформе стабилизационными лентами. Шлак! Не сдаваясь, он несколько раз дернулся, пытаясь освободиться, но безрезультатно.
Он поднял голову и встревожено посмотрел по сторонам — он был все так же в этом бункере, только в ремонтном отсеке. Тут он услышал медленные шаги за спиной и попытался обернуться.
- Выходить наружу было запрещено. Цель попытки? - металлический голос звучал из-за спины, как тогда, в воспоминании...
- Я... еее... - Джазз постарался придать своему выражению наиболее недоуменный и наивный вид. - Ты меня привязал? Зачем?
Саундвэйв наконец-то соизволил выйти на обозрение. Визоры его были багровее некуда, в них очень четко проступал тот непонятный зловещий огонь. Хотя, как и прежде, ничто не выдавало настроения разведчика.
- Запрет нарушен. Последствия — серьезные повреждения. Цель действий?
Он приблизился к Джазу и внимательно посмотрел в голубой щиток оптики. Автобот почувствовал, как по его обшивке пробежались мелкие заряды.
- Я ждал... тебя долго не было... - постарался как можно наивнее выдавить он.
Огонь в багровых визорах немного приутих.
- Это необдуманно и легкомысленно. Запрещаю повторять попытку.
Джазз еле сдерживался, чтобы не задрожать. Взяв всю свою волю в кулак, он заставил себя выдать одну из своих самых обворожительных улыбок.
- Я не буду. Отпусти. Зачем это все? Не понимаю…
Десептикон подошел вплотную и начал пристально всматриваться в оптику диверсанта. Его все еще багровые визоры были всего в нескольких сантиметрах от голубого щитка. Он словно что-то искал во взгляде автобота, какой-то ответ, на только ему известный вопрос. Джазз буквально физически ощущал этот взгляд, чувствовал, как он медленно проникает сквозь стыки шлема и крадется к процессору. Он сцепил дентопластины изо всех сил, пытаясь взять себя в руки, и отключить логические цепи. Казалось, даже температура внутри его корпуса заметно подскочила.
Через несколько миликликов автобот понял, что долго противостоять этому натиску не сможет и пошел в контратаку.
- Саунд, ну сколько можно? Освободи… - проговорил он самым игривым и кокетливым тоном, на какой был только способен.
Необычайно осторожно и медленно синий манипулятор потянулся к магнитным зацепам. Саундвэйв не спешил. Он что-то чувствовал. Его радары улавливали какую-то перемену, что-то было НЕ ТАК и это настораживало! Но пока это было для него тайной и этот факт буквально выводил его из равновесия. Саундвэйв не любил тайн. Он привык к тому, что всегда может видеть больше, чем другие, знать то, чего не знают остальные и ощущать мир так, как его не может почувствовать никто. Поэтому сейчас он находился в полном тупике, разрываясь между голосом процессора и порывами искры. Отпустить автобота – весьма необдуманно, держать на привязи – невыносимо…
Не отводя оптики от Джаза, он тихонько, еле касаясь, отстегнул магнитную ленту. Одну, вторую, третью… Диверсант привстал, оказавшись в полусидящем положении, зажатым между ремонтной платформой и нависшим над ним десептиконом. И снова мелкие искорки прошлись по обшивке – разведчик не спускал его с прицела своих горящих визоров, замерев, как хищник перед прыжком.
Джазз понял, что любое его неправильное движение будет предугадано и опережено с весьма плачевными для него последствиями. Искра судорожно запульсировала внутри – нужно было отвлечь десептикона, заставить его потерять бдительность, а для этого потребуется вся выдержка диверсанта.
- Саунд, ты чего? – ослепительная улыбка снова озарила симпатичное личико. – Что это за игры?

2011-01-20 в 00:14 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Но ответа не последовало. Разведчик продолжал молча смотреть на него, приведя все системы в полную боевую готовность.
Растерявшийся уже было полностью, Джазз мимолетом увидел на синем корпусе свежий след от бластера. Он был залатан кое как, на скорую руку – очевидно разбитый корпус автобота полностью поглотил внимание разведчика и заставил на время отложить собственный ремонт.
- Тебя снова ранили? – спросил он с наивностью самой глупой бэты. Серый манипулятор осторожно коснулся ободранных пластин живота синего меха.
Саундвэйв слегка вздрогнул, но взгляд не отвел.
- Это было неотвратимо. Повреждения не критичны. – Наконец проговорил он.
До боли стиснув дентопластины, Джазз еле удержался, чтоб не задрожать от этого голоса. Он понимал, что находится в весьма непредсказуемой ситуации. Нужно было принимать решительные меры, иначе исход может быть катастрофическим.
- Я не могу здесь спокойно сидеть и ждать, когда там твориться такое! – прошептал он прямо в лицо десептикона, не убирая манипулятор с раненой пластины. Саундвэйва надо вывести из равновесия. Как? Джаз пока видел только один способ.
- Я… я боюсь за тебя… - еле слышно сказал он и прильнул к его губам поцелуем. Он вложил в него всю свою страсть, всю нежность, весь страх и нерешительность. Серый манипулятор ласково прошелся по краю синего шлема и замер на боковом щитке. Автобот даже пригасил немного оптику и выгнулся вперед, чтобы казаться более соблазнительным.
Саундвэйв бы никогда в жизни не поддался на подобные уловки, если бы не одно обстоятельство – диверсант вызывал в его системах непонятный сбой, с которым он не в силах был справится. Его улыбка, его прикосновения, его стройный корпус, гладкий металл обшивки под пальцами вгоняли разведчика в своеобразный гипноз, в котором он ничего не видел и не слышал, кроме черно-белого меха. Кто-то называет это одержимостью, кто-то - зависимостью, кто-то - любовью, и каждый по-своему прав. Какой бы подозрительной не казалась ситуация десептикону, он чувствовал, как под натиском нежных ласк растворяется все его бдительность. О, ему так хотелось сейчас расслабиться после довольно тяжелого сражения и напряженных часов, проведенных в рем-блоке! А губы автобота были так настойчивы, его корпус так разогрет, а манипуляторы так нежны… необычайно нежны… Шлак, это так приятно.
Саундвэйв начал сдавать позиции, отвечая на поцелуй все более страстно. Его неустанную бдительность автобот старательно убаюкивал своим ярким энергополем.
Щелкнула последняя застежка магнитной ленты, удерживающей автобота. Джазз что-то неопределенно фыркнул и неожиданная острая боль пронзила нейросеть десептикона. Он судорожно дернулся и в недоумении посмотрел вниз, там где был серый манипулятор. Все четыре клинка боевых когтей с силой впились в еще не отремонтированную после ранения броню.
Где была его ошибка? Что пошло не так? От растерянности разведчик даже не мог нормально соображать. Казалось, его процессор был настолько шокирован, что впал в какой-то ступор. Этим замешательством воспользовался диверсант. Он поднялся, еще больше вгоняя оружие в синюю броню, и неожиданно яростно сверкнул визорами, почувствовав, как теплый энергон начал стекать по его манипуляторе.
- Ты промыл мне процессор, гад!
Задыхаясь от боли Саундвэйв молча посмотрел на него визорами, полными отчаяния и какого-то ужаса. Он дернулся, намереваясь оттолкнуть автобота, но клинки резко повернулись в поврежденных пластинах, вырывая с проводами все окружающие детали. Десептикон неопределенно крякнул и медленно опустился на колени, захлебываясь собственным энергоном.
- Ты подсадил меня на синтетики, десептохлам! – дрожа от ярости процедил Джазз.
Сжав до лязга манипулятор, он, бешено сверкая визорами, что есть мочи зацедил в лицо разведчику. Обычно прикрывая ее маской, Саундвэйв не привык получать прямые удары в лицевую пластину, и этот удар окончательно вывел его из равновесия и заставил свалиться на пол.
Сумасшедшая ярость и дикий страх, пылавшие в небесно-голубых визорах, производили жутковатое впечатление. Джазз, почти уже не контролируя себя, начал с остервенением колотить ногами пытавшегося встать десептикона.
- Шлак! Ты стер мне память! Пичкал меня наркотиками! Пытался превратить в послушного дроида! Безпроцессорного интер-бота! Хлам! Не-на-ви-жу!!!
Джазом просто трясло от ярости. Он схватил лежавшего на полу меха за острый шип кокарды на шлеме и резко поднял его голову вверх. Их визоры снова встретились и серый манипулятор, державший нацеленный прямо в лицевую пластину бластер, вдруг вздрогнул и обмяк. Из-под рубинового оптического щитка по щекам десептикона стекали тонкие струйки омывателя. Это зрелище настолько поразило диверсанта, что он растерянно отпустил синего меха и, быстро развернувшись, помчался в сторону шлюза, не проронив больше ни звука.
Саундвэйв, закрыв лицо ладонями, свернулся калачиком на полу в луже собственного энергона. Нейросеть выдавала сотни ошибок сразу, искра саднила так, что ее хотелось вырвать, не говоря уже о резкой боли в развороченных системах. Так плохо ему еще никогда не было. Он даже не хотел существовать, вот только у него просто не было сил на попытку суицида, да и позволить себе такую «вольность» он не мог, в силу возложенных на него обязательств. Единственное, что ему оставалось, это вот так вот лежать на холодном стальном покрытии, истекая энергоном и, скуля от боли, тихонько шептать одно и то же слово, словно мантру. Имя, которое принесло ему столько боли, столько неприятностей и столько счастья одновременно.
- Джазз… Джазз…Джазз…

2011-01-20 в 00:14 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
С глубокой бездны веяло холодом. Резкий ветер обдавал заплаканное лицо Джаза ледяными волнами. Но ему было все равно! Ему вот уже два цикла было все равно! Весь Кибертрон праздновал победу над Юникроном, а ему хотелось выть от боли и отчаяния. Какой ценой далась эта победа? Оптимус мертв, половина высшего командования автоботов тоже, матрица у какого-то рыжего выскочки… Но на все это диверсанту было наплевать. Он стоял на самой высокой башне Аякона и смотрел вниз, в бездну.
«Проул погиб» – единственные два слова, что разрывали сейчас его искру на части. Нет, он не мог существовать без этих бездонных визоров, этого строгого голоса и красивой улыбки.
Мрак пропасти все больше манил своим спокойствием. Война для Джаза была окончена. Он ощущал это каждым атомом. Без Проула ему не нужны никакие победы и заслуги… ему не нужен мир…
Омыватель прозрачными струйками катился по гладкой лицевой пластине. Черно-белый мех тихонько всхлипнул вент-системой и отпустил край бортика, за который держался.
Несколько кликов свободного полета словно убаюкали его. Было так легко, так спокойно… Интересно, ТАМ он встретиться с НИМ? Увидит снова эти голубые визоры, ощутит его нежные прикосновения? Искра автобота разгорелась сильнее, а оптика осветила мрак пропасти. Проул, я иду к тебе… - мелькнуло в процессоре.
Удар. Дикий скрежещущий звук, резкая боль во всех системах, помехи в оптическом анализе и мрак… да вот только не деактивация! Шлак! Разве можно остаться живим при падении с такой высоты? Видно – можно! Невыносимая боль сводила с ума, энергон фонтанчиками хлестал с разорванных магистралей, искра разрывалась на части. Больно… юникроновски больно! И невозможно что-либо изменить! Как это страшно лежать вот здесь, в кромешной темноте, разбитым и полудеактивированным и ждать… чего? Пока иссякнет свет искры? Пока процессор окончательно съедет с катушек? Пока кто-нибудь найдет? Но кто? Тут уже давно не появлялся ни один мех. Это место считалось заброшенным, отсюда не доходил наружу сигнал о помощи, и надежд никаких не было. Из вокодера вырвался слабый стон.
Он снова предал его, предал Проула. Обещал прийти и не пришел. Застрял в этой дыре навеки.
В памяти всплыли грустные визоры тактика, когда он узнал об интрижке с Бластером. Он ведь ничего не сказал, только печально вздохнул. Даже не упрекнул Джаза в безрассудных действиях. И зачем он закрутил тогда со связистом? Диверсант до сих пор не понимал… Может, он ему очень сильно кого-то напомнил?... НЕТ! Вычеркнуть, убрать с процессора этот бред! Запретить даже думать о том кошмаре!
Джазз попытался сжать кулаки, но только взвыл от боли. Казалось, неповрежденными остались только искра и часть процессора. Что ж, видимо он заслужил подобную расплату!
Сознание тонуло в потоке ошибок и сигналов о повреждениях. Автобот уже был не способен даже думать. Он только замирал от ужаса, понимая, что ему предстоит целая вечность этих мучений.
Уже на грани временной блокировки, он почувствовал, что его бережно подняли чьи-то сильные манипуляторы. Услышал, как зашумели антигравы и снова испытал ощущения полета. Максимально сконцентрировав разбитую оптику он смог увидеть только алые, пылавшие, словно заря на небосклоне, огромные визоры.

2011-01-20 в 00:20 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
А у вас кат не сработал
*скромненько*
Вещь понравилась. Пробирает.

2011-01-20 в 00:25 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
сча сделаем катю ... извините - это на Дайрях лагает :)

   

Царство Вей

главная