00:04 

ВотЬ, запостила, кому интересно...

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!

Пигмалион и Галатея в ТФ-версии... Первая часть


Название: Пигмалион и Галатея
Вселенная: G1
Направление: слэш
Автор: Bulldozzerr
Бэта: Rina27
Пейринг: Саундвэйв/Джазз, местами Джазз/Саундвэйв
Рейтинг: R
Предупреждения: нет

Джазз вышел из оффлайна очень тяжело. Его процессоры, казалось, вращались в какой-то липкой субстанции, о которую спотыкались все мысли. Нейросеть страшно ныла, а перед визорами иногда пробегали мелкие помехи. И главное, он не понимал причины такого его состояния, или, вернее сказать, не помнил. Его файловая память вообще была в непонятном беспорядке. Он ничего не мог вспомнить... ничего конкретного. Только какие-то размазанные образы и обрывки мыслей. На многочисленные запросы о прошлых событиях процессор почему-то выдавал ошибку. Дурацкую и одновременно ужасающую ошибку.
Диверсант включил оптику и резко поднялся. Он сидел на довольно большой зарядной платформе среди уютно обставленного отсека. Что это за место? Он не помнил. Ему казалось, что он здесь впервые. Память снова выдала ошибку. Он помотал головой, словно пытаясь сбросить тяжелую пелену, и постарался сосредоточиться.
Что он знал точно? Он четко осознавал кто он. Это уже было что-то. Какие-то затертые файлы о войне. Страшные картины баталий, лицевые пластины соратников, горящий Кибертрон... Но все, как в тумане. От попыток восстановить что-нибудь еще ужасно разболелась нейросеть, непрестанно подавая многочисленные отчеты об ошибках.
Джазз положил ладонь на налобный щиток шлема. Нет, воспоминаниями он займется потом, а сейчас надо разобраться с нынешним. Ведь оно для него столь же неведомо, как и утерянное прошлое. Гонщик оглянулся по сторонам. Помещение было достаточно большим и просторным. Мягкое неоновое освещение придавало ему особый уют. Кроме подзарядочной платформы здесь имелся контейнер с энергокубами, очевидно полный, и несколько панелей управления. Иллюминаторов или окон не было совсем. Но этот факт не смутил диверсанта, поскольку он не мог корректно восстановить в уме нормы строения жилых отсеков.
Джазз с легкостью спрыгнул с платформы и подошел к одной из панелей. Среди многочисленных кнопок четко высвечивалась одна. Автобот всегда отличался излишней любопытностью и поэтому без малейших колебаний нажал кнопку.
За миликлик помещение наполнилось волнами тихой музыки, которая, разворачиваясь, принимала все более приятный окрас. Джазз сделал оборот вокруг себя, как бы пытаясь понять источник мелодии, но она лилась ото всюду, наполняя собой каждый атом пространства. Он не был уверен, что слышал ее раньше, но она завлекла диверсанта своим звучанием.
Казалось, ноты словно задевали нити нейроцепей, а тембр нежно убаюкивал саму искру, отзываясь в ней ответными вибрациями. Это было приятно, очень приятно. Автобот притушил оптику и несколько кликов наслаждался ощущениями. Мелодия словно была создана специально для него, идеально подобрана под ритм пульсации его искры, под скорость передачи нейроимпульсов. Она успокаивала ноющую нейросеть и снимала напряжение с барахлившего процессора. Джазз запрокинул голову от удовольствия - это можно было слушать вечность!
Тихонький шорох, донесшийся извне, моментально вытащил диверсанта из сладкого забвения. Он остановил музыку быстрым нажатиям кнопки и направился в сторону шлюза, откуда и услышал звук, разбивший эту идеальную гармонию.
Открывши шлюз, он вышел в довольно большой зал, намного больше предыдущего отсека, но также лишенный каких-либо иллюминаторов или окон. Автобот включил настройки оптики, так как здесь царил полумрак. Зал был разделен на несколько частей всевозможными стеллажами и панелями с мерцающими в темноте кнопками и побликивающими экранами. Это даже походило на какую-то лабораторию или командный пункт. Диверсант принялся с интересом рассматривать помещение. В его искаженных банках данных не было абсолютно никакой информации об этом месте.
В процессе соглядания интерьера он не сразу заметил очертания темного меха, сидевшего перед одним из пультов. Джазу дошло это только тогда, когда мех повернулся к нему, устремив на него большие красные визоры.
- Подзарядка прошла успешно?
Этот резкий оборот, неожиданный взгляд и такой металлический голос заставили Джаза встрепенуться и замереть. Это было... так знакомо, до боли знакомо! В памяти замелькали кадры, словно листы картотеки с характеристиками различных мехов. И вот возник один файл, но почти все данные на нем были почему-то стерты и неизвестно кем. Осталось только несколько слов и имя.
- Саундвэйв? - Джазз, словно испугавшись собственного голоса, растерянно уставился на темно-синего меха.
- Ответ утвердительный. Мотивация вопроса не понятна.
Джазз снова встряхнул головой, пытаясь заставить себя соображать яснее, но это не помогло.
- Где я? - спросил он еще более рассеяно.
- В безопасности.
- Что со мной? - совершенно отрешенно пробормотал диверсант.
Красные визоры засветились мягким рубиновым светом, а голос синего меха стал менее чеканным.
- Ничего. Все так, как должно быть.
Запутавшись окончательно, автобот подошел ближе и уселся напротив собеседника.
- Что я здесь делаю? - не унимался он.
Саундвэйв несколько миликликов молча разглядывал его лицевую пластину, освещенную голубоватым светом экрана, так, словно увидел ее впервые, потом еле заметно мигнув визорами на удивление мягко сказал:
- Ты здесь живешь.
- Живу? - процессор автобота окончательно отказывался воспринимать происходившее. Что-то непонятное творилось в его искре. Все вокруг было действительно таким, каким должно было быть, таким, каким Джазз всегда представлял себе реальность, но... было что-то, что противилось внутри, что-то, что мешало ему окончательно поверить в действительность.
- А ты? - Джазз недоверчиво взглянул в красные визоры.
- Я тоже... здесь живу. - Разведчик слегка запнулся на последнем слове, потом добавил более мягко - Разве ты не помнишь?
- Нет. - Джазз грустно опустил свои бездонные голубые визоры. При мягком освещении его лицо казалось особенно красивым и симметричным, а легкий отпечаток растерянности придавал ему нежной привлекательности. В рассеянном энергополе и неясном свете мониторов Джазз сам казался каким-то нереальным, словно картинкой из сна, из прекрасного сна.
Саундвэйв не удержался от попытки коснуться его лица, осторожно протянув манипулятор к щеке автобота. Но как только пальцы прикоснулись к гладкому металлу, диверсант вздрогнул и отшатнулся, как-то предупреждающе посмотрев на собеседника.
- Не надо. - Немного отрешенно, но все же достаточно резко проговорил он. Какая-то часть его процессора четко выстроила преграду междуим и этим мехом. Джазз еще не совсем сообразил зачем она и что это за преграда, но ее присутствие ощущал слишком ясно, чтобы игнорировать.
Саундвэйв приложил усилие, чтобы не отдернуть манипулятор слишком резко, что лишний раз бы подтвердило существование этой самой преграды.
- Не буду. Твой комфорт очень важен. - Прогудел он снова привычно-монотонным голосом.
- Почему? - Автобот смотрел так удивленно, будто в этом вопросе состояла тайна вселенной.
Десептикон не ответил. Он только снова пристально посмотрел на лицо диверсанта и внезапно встал с места. Джазз все так же удивленно наблюдал, как он подошел к стоявшему в углу контейнеру и открыл его.
- Энергон? - он снова повернулся к автоботу, держа в манипуляторе светящийся куб.
При виде этой переливающейся розовой жидкости у Джаза заныли энергопровода и он понял, что весьма не против пополнить свой резервуар энергией.
Он молча взял энергокуб у подошедшего разведчика и принялся жадно пить, не забывая однако краем визора следить за своим собеседником. Что-то ему подсказывало внутри, что с этого типа не стоит спускать оптики, хотя автобот никак не мог найти причину этой, казалось бы беспредметной настороженности. Саундвэйв это почувствовал, почувствовал напряженность в эмоциональном фоне диверсанта, почувствовал его недоверчивость и осторожность. Нужно было несколько изменить ситуацию. Он потянулся снова к контейнеру, пошарил там несколько миликликов, словно дожидаясь, чтобы автобот немного насытил свою жажду, и достал еще один энергокуб, только немного поменьше. Потом он нажал рычаг, контейнер автоматически закрылся, а разведчик стал возле него, опершись спиной на панель.
Не отрываясь от долгожданного энергона, Джазз из-под шлема наблюдал за его действиями. Вдруг послышался короткий жужжащий звук и тихое клацанье. Автобот замер и уставился на синего меха. Маска, скрывающая половину его лицевой пластины, заехала в боковые пазы, открывая лицо разведчика. Джазз чуть не выронил куб от удивления. Сначала он было подумал, что эта маска не снимается и подобный поворот его выбил из колеи. Но удивило его даже не это. Порывшись в процессоре, он четко выяснил, что хорошо знаком с синим трансформером, только вот информация о его внешности полностью отсутствовала в каких-либо базах данных. Но как можно знать кого-то и НИКОГДА не видеть его лица? Джазз совершенно запутался. Он беспомощно продолжал всматриваться в черты собеседника, пытаясь хоть немного его вспомнить. Но безрезультатно.
Саундвэйв, казалось, совершенно не заметив замешательства автобота, поднес энергокуб ко рту и медленно его опустошил. Он не торопился. Его забавляла реакция Джаза, его взбурлившее удивлением энергополе, его чуть расширившиеся голубые визоры, его пристальный, неотрывный взгляд. В своем удивлении, как и в растерянности, Джазз был весьма обаятельным и отказаться от удовольствия понаблюдать за ним было бы очень трудно.
- Не подходит? - Вдруг спросил он, указывая на недопитый энергокуб в манипуляторах диверсанта.
Ровный металлический голос разбудил Джаза с завороженного состояния. Он рассеяно перевел взгляд на энергокуб и несколько кликов его рассматривал. В глубине сознания он никак не мог понять, почему этот мех имеет на него такое сильное воздействие? Мало того, он вообще не до конца понимал, что происходит и что он делает. Все шло словно по какой-то запланированной инерции, по ранее продуманному плану, очень старательно и четко продуманному, до малейших деталей. Джазу на миг показалось, что он является частью параллельной реальности, частью сна, гениально срежисированного чьим-то мощным процессором. Он снова поднял взгляд и устремил его на синего меха напротив. В голубых визорах читалась растерянность и некая прострация.
- Кто ты? - совсем тихо, почти шепотом, спросил он, словно ему казалось, что это было огромнейшим секретом.
Строгие уголки рта десептикона слегка дернулись вверх, на миг являя взору диверсанта что-то наподобие улыбки.
- Ты: кем меня считаешь?
Джазз открыл было рот, чтоб ответить, но понял, что отвечать нечего и снова закрыл. Он беспомощно посмотрел на синего меха, чувствуя, что совершенно съезжает процессором от происходящего.
- Я... я не знаю... правда... - наконец выдавил из себя автобот - Это все... так странно... я ничего не понимаю... я ничего не помню... ничего не чувствую... - он говорил совершенно отрешенно, словно пребывая в каком-то трансе. - Что со мной? - повторил он свой вопрос.
Саундвэйв сверкнул визорами и положил пустой куб на панель приборов. Он медленно подошел к автоботу и осторожно вынул из его манипуляторов недопитый энергон. Положив куб в сторону, он присел напротив сидящего диверсанта так, что их визоры оказались на одном уровне и снова пристально посмотрел на него. В его красной оптике мелькнул какой-то болезненный оттенок, но так быстро исчез, что Джазз не разобрал, что это было.
- Ничего. Джазз: состояние соответствует норме. Технические показатели - в порядке.
Как близко были эти светлые голубые визоры, каким трогательным было отраженное в них удивление, каким красивым было лицо автобота... безупречно красивым... и так невыносимо близко...
Саундвэйв резко отвернулся и встал, направляясь снова к бортовым панелям.
- Тебе необходим отдых. - Неожиданно холодно констатировал он.
Джаз устало проводил его взглядом. Откуда он знает? Как он чувствует его внутреннее состояние? Откуда ему известно, что нейросеть Джаза, запутавшаяся в непонятных импульсах, отчаянно вопила о передышке, а процессор совершенно отказывался перерабатывать поступавшую информацию?
Не успев ничего сказать, диверсант почувствовал, как кресло под ним начало двигаться, распрямляясь и поворачиваясь так, чтобы меху, сидевшему на нем, было максимально удобно. Отдавая себя во власть усталой дремы, Джазз бессильно откинулся на спинку, притушив оптику, однако не спеша ее полностью выключать.
До аудиодатчиков снова донеслась музыка. Не та, что прежде... другая, убаюкивающая и расслабляющая. Она наполнила пространство возле него совершенно новыми волнами, унося куда-то в даль, даль, о которой автобот не имел ни малейшего представления. Не желая просто так сдаваться, Джаз сделал усилие и покрутил головой, пытаясь снова определить ее источник. Но мелодия опять неслась словно отовсюду, словно окрашивала воздух в спокойные полутона. Сквозь пелену волн и звуков, автобот увидел напротив внимательно смотревшие на него большие красные визоры. Ему казалось, или блики от света мониторов играли на них в такт музыке? Что-то тягуче липкое подступало к искре от этого взгляда. Джазз никак не мог разобрать - хорошо это или плохо, он только понимал, что ощущает его взгляд физически, ощущает его всем корпусом, всей искрой. Надо будет непременно узнать больше об этом мехе, узнать, какое он имеет к нему отношение и вообще, где он находиться... узнать... но потом... сейчас сладкая пелена звуков окутывала процессор диверсанта и клонила его в красочное полузабытье.
Когда Джазз очнулся, то никак не мог понять, сколько времени прошло. Ему все больше казалось, что в этом помещении вообще не существует ни времени, ни реальности. Он резко встал, боясь снова погрузиться в какой-то дивный сон, и оглянулся. В зале было все также темно, но синего меха рядом не было. После неизвестно сколько длившегося отдыха Джазз почувствовал себя довольно бодро и былое любопытство снова одолело его процессор. Поглядев на мониторы, поклацав клавишами и порывшись в данных, он понял, что вся информация тщательно зашифрована и ответ искать здесь бесполезно. Он вскочил из-за компьютеров и решительно направился к видневшимся в конце залы створкам шлюза. Нужно было обследовать это место, которое казалось каким-то знакомым и каким-то далеким одновременно.
Пройдя весь зал, он внимательно осмотрел его. Расстановка и общий экстерьер казались Джазу идеальными. Невозможно было найти ни единой зацепки или детали, которую бы он хотел изменить. Именно так Джазз и представлял себе безупречное жилье. У него создалось странное впечатление, будто именно он это все и обставил, настолько близко все вокруг отображало его представления. Вот только он не помнил, чтобы раньше бывал в этом помещении. Ну что ж, он разберется с этим позже, а сейчас его дико тянуло в коридор.
В коридоре было на удивление светло. А еще тепло и уютно. Он был просторным и прямым - именно таким, какой бы понравился Джазу. Автобот удивленно поднял оптогрань. Какой-то «отсек мечты» вырисовывается.
Он прошел в соседнее помещение, расположенное справа. Оно было небольшим, но достаточно высоким. Его потолок был усеян какими-то непонятными датчиками и световодами. Тщетно попытавшись понять его предназначение, диверсант вышел и направился вдаль по коридору. В конце виднелось что-то на подобие лифта, а перед ним на потолке зияло отверстие шлюза. Джаз задрал голову и, крутясь на месте, пытался рассмотреть этот шлюз. Зачем делать двери в потолке? Если это только не выход? Голубые визоры заблестели. Он пошарил взглядом возле шлюза и нашел панель его управления. Но как ее было достать? Разбежавшись, диверсант подпрыгнул, но до кнопок не дотянулся, шлепнувшись на пол. Это влило здоровую дозу азарта в его нейроцепи. Автоботу захотелось во что бы то ни стало открыть этот шлюз. Он отошел в конец коридора, взял разгон и подпрыгнул на полной мощности. Снова неудача, снова он со звоном растянулся на полу. Такое впечатление, словно кто-то специально рассчитал высоту потолка так, чтобы автобот не мог дотянуться до панели шлюза. Что ж, диверсант был не из тех, кто просто так сдается. Встав и отряхнувшись, он принялся искать вспомогательные инструменты. Ничего подходящего рядом не было. Тогда он вспомнил о контейнерах в зале. Потратив немало усилий и времени, он перетащил один из них в коридор и подставил под шлюз. Теперь у него была ступенька. Только ее было не достаточно, чтобы просто так достать до кнопок. Джазу это даже начало нравиться. Он внимательно посмотрел на длину коридора, измерил взглядом высоту ступеньки, рассчитал траекторию и встал «на старт». Что-то внутри подсказывало ему, что он не раз проделывал что-то подобное и должен справиться. Автобот разбежался и подпрыгнул, используя контейнер как площадку для отталкивания. Достигши потолка, он ухватился за торчавшие выступы по краям шлюза и завис весьма довольный собой. Закинув ноги на противоположные выступы, он потянулся манипулятором к кнопкам и с досадой сообразил, что шлюз закрывается на код. Пускай, так даже интересней! Он долго и нудно подбирал всевозможные комбинации, но замок не поддавался.
Джазз закусил губу от досады. Он знал, что в прошлом ему не раз доводилось взламывать коды. Когда и при каких обстоятельствах, он не помнил, но то, что это ему удавалось - знал точно. Так же точно, как и то, что его профиль - диверсии. Джазз устало выпустил воздух из вент-систем и пригасил разгоревшуюся оптику. Нужно было положиться на интуицию, отбросить все внешние раздражители и сосредоточится на коде. Его процессор зажужжал от перегрузки, перед визорами пошли длинные столбцы чисел, миллионы чисел. Вент-система тихонько загудела, не успевая охлаждать разогнавшиеся системы. Код, код, код, код... Диверсант ничего не воспринимал и ничего не диагностировал, он погрузился в своеобразный транс, позволяющий сконцентрировать все свои усилия на конкретной задаче. Наконец его манипулятор, почти бессознательно, подчиняясь каким-то внутренним командам, начал набирать на клавиатуре цифры.
Что-то клацнуло, и створки шлюза начали с жужжанием расходиться, моментально приводя автобота в себя. В тут же вспыхнувших голубых визорах заиграл нетерпеливый интерес. Он устремил взгляд в растущую щель между створками, словно пытаясь ускорить их движение.
Когда шлюз раскрылся полностью, диверсант чуть не вскрикнул от разочарования. Перед ним было длинная круглая шахта, ведущая куда-то наверх. Без каких-либо ступенек или зацепов, абсолютно гладкая и полированная. Лицевую пластину автобота перекосило от досады и непонимания. Зачем строить такую шахту, по которой невозможно подняться?!! Его визоры сверкнули. Разве только... если ты умеешь... летать!!!
Эта догадка буквально взорвалась в его процессоре и диверсант от неожиданности даже разжал руки, теряя равновесие.
На этот раз он ожидал упасть на подставленный внизу контейнер, но его поймали чьи-то сильные манипуляторы. Джазз отладил оптику и взглянул вверх - снова эти огромные алые визоры.
- Выходить наружу - запрет. - Довольно жестко проговорил металлический голос.
- Запрет? - переспросил диверсант. Ему показалось вновь, как что-то неопределенное мелькнуло в оптике синего меха, но снова так неуловимо быстро, что он не смог распознать, что именно.
Саундвэйв бережно опустил автобота на ноги и сказал уже менее строгим тоном.
- Снаружи - опасно.
- Опасно? - Джазз немного засмущался от своего падения прямо в манипуляторы синего меха, и принялся растерянно поправлять примявшийся спойлер.
- Угроза для функционирования. Вывод: покидать отсек запрещено.
Саундвэйв посмотрел так, что больше вопросов задавать не захотелось. В ответ Джазз только хмыкнул и гордо задрал нос. Его что, принимают за труса? Или там действительно столь опасно? Он не знал, как реагировать - обижаться или согласиться, поэтому промолчал.
Тут его снова осенила мысль и он повернулся опять к Саундвэйву.
-Ты что - умеешь летать?
Красные визоры вспыхнули ярким огнем, а на лице снова скользнула едва уловимая тень улыбки. Автобот был весьма догадлив... отменный процессор.
- Ответ положительный.
- А я почему не могу?
Или Джазу показалось, или улыбка на лице десептикона задержалась немного дольше.
- Особенности вида.
- Мы с тобой - разных видов?
Саундвэйв сверкнул оптикой, и на его лице появилось неопределенное выражение - диверсант был похож на маленькую бэту, расспрашивающую про такие очевидные вещи.
- Разве ты не помнишь?
- Не совсем, - озадачено ответил тот. Он вообще мало что помнил и то урывками. Он знал, что отличается от синего меха, но чем именно, понять не мог.
- Теперь это не имеет значения. - Спокойно пробарабанил разведчик и посмотрел в зияющую открытую шахту.
Под удивленно мерцающий взгляд Джаза он активировал антигравы на ногах, подлетел к потолку и, набрав новый код, снова закрыл шлюз. Потом он опустился вниз, зависши в воздухе напротив ошарашенного автобота.
- Повторяю: выходить опасно. Покидать отсек запрещено. Запрет понятен?
Рубиновая оптика испытывающее посмотрела в голубой визорный щиток автобота.
Все еще под впечатлением от увиденного, Джаз машинально повторил:
- Понятен.
Саундвэйв выключил антигравы, опустившись на пол, от чего его собеседник почувствовал себя более комфортно. Затем он развернулся и пошел в направлении зала.
Не понимая зачем, Джазз как-то по инерции поплелся за ним, но, пройдя коридор до половины, остановился. Его внимание снова привлекла непонятная комната с неизвестными штуковинами на потолке.
- Что это? - спросил он, указывая пальцем в проем входа в комнату.
Синий мех развернулся и взглянул в направлении серого манипулятора. Его лицо вдруг просияло, а визоры ярко вспыхнули.
- Это - подарок.
- Кому? - оптограни поднялись высоко над голубым щитком оптики.
- Тебе.
Джазз непроизвольно улыбнулся, делая свое лицо еще более симпатичным и привлекательным. Потом он повернул голову в сторону комнаты и внимательно стал рассматривать столь неожиданный «подарок», являя десептикону свой аккуратный профиль.
Синий мех пылающим взглядом заворожено смотрел на реакцию автобота, как тот удивленно присматривался к механизмам на потолке, осторожно касался натянутых через помещение проводов, совершенно не понимая их предназначения. Он был похож на заблудившегося дроида в сказочной стране, такого наивного и такого прекрасного... Искра автобота ни при каких условиях не переставала удивляться неизвестным вещам, не прекратила радоваться прекрасному, не потеряла возможность чувствовать. Он был так великолепен в своей непосредственности, а его энергополе таким неповторимым в своей пестрой расцветке. Разведчик и сам не заметил, как на его губах снова появилась легкая улыбка и задержалась там непозволительно надолго.
- И... что мне с ним делать? - наконец нарушил тишину диверсант, остаточно определив всю архи-бесполезность подарка.
Десептикон щелкнул пальцами и вмиг потолок комнаты ожил, переливаясь разноцветными огнями. Джазз тут же, словно нетерпеливая капризная бэта, вбежал на середину комнаты и устремил свой взгляд на разворачивающуюся картину. Саундвэйв подошел ближе, встав у него за спиной, и поднял визоры вверх. По стенам и по потолку поползли разноцветные полосы, постепенно сплетаясь в общую картину. За несколько кликов застывшие от удивления визоры Джаза увидели перед собой всю бездну вселенной с миллиардами мерцавших вдали звезд. Небольшой отсек превратился в бескрайний простор космоса, такой близкий и такой далекий.
- Это... это невероятно... - словно заколдованный, прошептал автобот. Казалось, вселенная проходила сквозь него, была снаружи и внутри одновременно, являя все новые и новые звезды и планеты, отражавшиеся заревом в голубых визорах.
Саундвэйв подошел еще ближе, почти вплотную встав позади автобота, и снова щелкнул пальцами. Новоявленная вселенная задвигалась и начала медленно вращаться, проплывавшие мимо планеты - набирать более выразительные очертаний, пока вся картина не стала походить на уменьшенную копию их Галактики. Вдали показалась маленькая серая точка, которая медленно поплыла вперед, прямо на них, увеличиваясь в объемах и обретая такие до боли знакомые черты.
Снова послышалась мелодия, теплая, нежная и гармоничная. Теперь Джазу не надо было искать ее источник - он располагался прямо позади него, генерируя мощный и чистый звук, уверенно летевший вперед, отбиваясь от виртуальных звезд и теряясь в уголках космоса. Эта мелодия была иной, чем те, что слышал раньше автобот, словно в нее вдохнули жизнь, словно она пронизывала искру насквозь. Звуки то замирали, то обрывались, то развертывались, то терялись эхом. Чувствовалось, что теперь - это не генерируемый программой поток волновых вибраций, нет, это гармония, вытекающая из искры самого маэстро. Джазз чувствовал, как по всему корпусу проходит дрожь, а нейросеть разгорается какими-то новыми ощущениями. Он слегка запрокинул голову и, немного притушив оптику от удовольствия, сделал шаг назад, навстречу музыке. Щитки его спинной брони соприкоснулись с гладким стеклом кассетной деки десептикона и автобот замер. Теперь он чувствовал вибрацию басов физически, ощущая, как пульсирует его искра им в такт. Ничего подобного диверсант раньше не испытывал, он всецело отдал себя во власть музыки, продолжая наслаждаться раскинувшимся пейзажем галактики.
Летевшая на них серая точка выросла и остановилась, зависши в пространстве прямо перед автоботом. Это была планета, такая знакомая планета, такая родная планета. Вся закованная в сталь, с вздымавшимися ввысь шипами строений и исполосованная магистралями.
- Кибертрон... - еле слышно прошептал Джазз, протянув манипулятор навстречу иллюзии.
Он медленно водил ладонью в воздухе, словно лаская шпили высоких зданий, словно касаясь покрытия дорог, он что-то тихонько шептал и время от времени вздыхал вент-системой. Казалось, автобот совершенно утратил связь с реальностью, его измученный процессор не был способен уже ни на что, кроме как восхищаться родной планетой и замирать от музыки, которая сводила с ума. Он даже не заметил, как полностью прижался к десептикону, чувствуя биение его искры под броней, не заметил, что дрожит всем корпусом от восторга и волнения, не заметил красноватого отсвета в темной синеве космоса от пылающей багровым огнем оптики.
Саундвэйву и самому на миг показалось, что он начинает терять контроль над ситуацией. Каждый атом его брони, прикасавшийся к трепещущему корпусу автобота, горел нестерпимым огнем, а волны пульсации диверсантской искры отдавались эхом в его собственной. Он видел его голубые визоры в отражении гладких граней зависшей впереди планеты, он наблюдал, с какой нежностью тот касается виртуальной поверхности Кибертрона. Джазз был прекрасен, действительно прекрасен, его лицевая пластина мерцала в огнях звезд, его приоткрытые от удивления губы слегка дрожали, а энергополе сводило с ума волновыми вариациями. Десептикон не мог заставить себя выключить датчики восприятия, не мог приказать себе прекратить анализировать эмоциональный фон автобота, захлебываясь в его чувствах, словно в водовороте. Это было невыносимо тяжело даже для его вольфрамовой выдержки. Он чувствовал, что перестает управлять мелодией, что она рвется теперь уже прямо с его искры, такая как есть, не отформатированная, дикая, терзающая покрытие его динамиков и перегревая усилители.
Заметив, что музыка несколько изменилась, автобот запрокинул голову на синее плече и довольно промычал. Ему понравились новые звуки своей необычностью и ритмом. Десептикон в ответ только сцепил дентопластины и вздрогнул. Его оптика стала еще темнее, обретая глубокий бардовый цвет. Спокойно размещавшийся вдоль корпуса, бело-синий манипулятор незаметно скользнул вверх. Тыльной стороной ладони он бережно, еле касаясь, провел по гладкой щеке автобота, словно стараясь не спугнуть прекрасное видение. Но от прикосновения автобот тут же вздрогнул и встрепенулся, как перепуганная лань. Он попытался отстраниться, сделать шаг вперед, но механизмы его механизмы ослушались и Джазз почувствовал, как пол уходит из-под ног. Где-то внутри его процессора завопил тоненький сигнал об опасности, призывая убегать, но автобот не мог сдвинуться с места - казалось, музыка погружала его в состояние какого-то гипноза. Судорожно профорсировав венты, он потерял равновесие окончательно и во второй раз за цикл свалился прямо на руки десептикону. Только теперь он ясно чувствовал, что бело-синие манипуляторы, на которых он лежал, заметно дрожали. Джазз отчаянно боролся с оффлайном, его процессор снова захлестнуло мутной волной какой-то невыносимой усталости. Синий мех куда-то его нес. Куда? Диверсанту было трудно генерировать мысли, они словно спотыкались на каждом шагу и ползли ужасно медленно, а по нейросети разливалась теплая истома. Сделав огромное усилие, он приподнял голову и сфокусировал оптику.
- Кибертрон... я помню... война...
- Война в прошлом. - Донесся до него синтезаторный голос, который все же был несколько мягче, чем обычно.
- В прошлом?.. это... хорошо...
Джазз больше не мог сопротивляться охватывавшего его сбоя систем и ринулся в объятия оффлайна.
Вокруг было светло и уютно. Мерцающие экраны горели разноцветными огоньками, наполняя отсек радужным поблескиванием. Джазз шатался по этому специфическому бункеру с самого утра, если это вообще было утро. Автобот уже привык к тому, что он понятия не имеет ни который сейчас цикл, ни сколько времени, ни того, где он находится. Пока мир для него сузился до пределов этого довольно просторного «дома», а время разделялось на часы бодрствования и часы оффлайна. Главное было то, что он себя прекрасно чувствовал, и хоть в процессоре и дальше творился бардак, общее техническое состояние систем было отменным.
Когда он привел системы в онлайн, то обнаружил, что его неразговорчивый друг отсутствует. Куда он отправился и когда вернется, Джазз не знал, он только и мог, что удивляться различным странностям своего спутника. Впрочем, это его даже забавляло. Часто в его системах возникали различные вопросы касательно их непонятных взаимоотношений, но так как любые логические цепи вызывали в его процессоре неприятные конвульсии систем, он от этих вопросов отмахивался, как и от многих других. В конце концов, присутствие синего меха воспринималось Джазом как должное и, когда он его не обнаружил в бункере, был весьма и весьма удивлен.
Но сидеть и ждать диверсант не привык. Сначала он обследовал все отсеки и закоулки этажа на предмет присутствия в них десептикона, потом пошел его искать в технических помещениях. Когда же он наткнулся на лифт, ведущий на нижние уровни, то и вовсе позабыл, что он кого-то ищет, так его это заинтриговало. Дальнейшее путешествие по бункеру он продолжал сугубо из разгоравшегося в искре любопытства. Это строение все больше и больше увлекало автобота. Как можно было сконструировать столь идеальный комплекс? Идеальный именно для него! Автобот замечал, что даже малейшие детали были подстроены под его вкус и под его капризы. Это касалось всего: и полировочной камеры для его гладкой обшивки, где он так хорошо поваляться несколько микроциклов; и отсека со всевозможным апгрейдом, где можно было проводить циклы напролет, меряя все подряд; и, конечно же, немыслимого количества различных музыкальных систем и синтезаторов, на которых можно было самому сгенерировать мелодию, дав свободу своей фантазии.
Музыка наиболее увлекала Джаза, он любил ее слушать, он любил ее сочинять, он просто любил ее... любил всей искрой, беззаветно, преданно и навсегда. Он не представлял сейчас себе, мог бы он любить что-то больше, чем музыку? Наверное, нет. Она заняла его искру почти полностью. Только вот автобот не понимал, почему она на него так действует? Музыка могла управлять его настроением, состоянием, мыслями, даже действиями... или это КТО-ТО управлял самой музыкой?..
Диверсант задумчиво встряхнул головой. От потока мыслей снова разболелся процессор. Ну их! Джазз ловко перемахнул через бортик лифта и оказался на одном их нижних уровней.
Прямо перед ним возвышались двери шлюза, а на панели управления была всего одна кнопка и надпись «для Джаза». Синие визоры загорелись неоновым светом. Честно сказать, автоботу понравилось, как синий мех дарил ему подарки, и он поспешил нажать кнопку. За шлюзом оказался громадный зал, просто ошеломляющий своими размерами. Но не это заставило вспыхнуть визор диверсанта, а его искру неистово запульсировать. В зале располагался довольно большой автотрек с широкой полосой, усланной идеальным покрытием. Как только автобот вошел в помещение, встроенные в пол софиты включились, заливая гоночное сооружение заманчивыми огнями.
Джазз моментально вспомнил, что может трансформироваться и за долю клика по наклонной полосе трека заскользила его черно-белая альт-форма. Авто разогналось моментально, мотор ровно заревел, словно рокочущий весенний гром. Джазз несся как штормовой ветер, рассекая воздух с диким свистом, и чувствовал, что в этот момент вся вселенная принадлежит только ему.
Искра сумасшедшее билась внутри, механизмы разгонялись на полную мощность, мотор разогревал бурлящий в магистралях энергон. Как он мог до этого функционировать? Это - свобода, это - сила, это - жизнь.
Теперь Джазз точно знал, что существует еще что-то, что он любит даже больше, чем музыку - это скорость. Его жизнь без скорости немыслима - только сейчас он понял это! Шлаков процессор, как он мог забыть эти ощущения? Скользящие по гладкому металлу струи воздуха, полыхающая искра, бешеный рев турбин и вскипающий энергон. И Скорость... скорость... скорость...
Автобот мчался без передышки, загоняя мотор и плавя покрышки. Он полностью потерял ощущение времени и пространства. Во всей Галактике сейчас существовали только он и дорога.
Неизвестно сколько времени он пробовал на прочность покрытие трека и собственные системы, но это было достаточно долго, чтобы пропадавший непонятно где Саундвэйв успел вернуться. Просканировав помещение, он моментально определил, где находится его непоседа-подопечный и заинтересованно прильнул к монитору.
То ли по старой привычке, то ли все ж таки из любопытства, разведчик напичкал свой бункер всевозможной техникой для слежения, как инсектикон свое брюхо энергокубами. Зато теперь он имел прекрасную возможность стать единственным свидетелем столь неподражаемого заезда. И это действительно было великолепное зрелище! Десептикон переключал камеры, улавливая разные планы и углы обзора, он видел проносящийся мимо болид, видел скольжение колес по треку, видел легкие подёргивания спойлера и капли хладагента на капоте. Алые визоры становились все темнее и темнее, пока окончательно не окрасились в бардовые тона. Саундвэйв почувствовал, что маска, которую он захлопнул на время своего путешествия наружу, начинает накаляться от пылавшего под ней лица. Сигнал по нейросети, тихонькое жужжание - и лицевые пластины обдало таким приятным холодом!
Шлаков автобот был так прекрасен, юникроновски прекрасен! Эта идеальная аэродинамика, эти мягкие, обтекаемые линии, это безупречное скольжение! Разведчик не мог оторвать взгляд от летевшего на всех парах автомобиля. Он вдруг почувствовал, что должен увидеть это вживую, а не на мониторе, а еще лучше - почувствовать... считать ощущения самого Джаза! Недолго думая, десептикон включил антигравы и рванул в шахту лифта на нижний уровень. Ему просто было необходимо поймать сигнал автоботского энергополя и он больше не мог сдерживать себя.
Приземлившись у подножия трека, Саундвэйв пригасил оптику и активировал все свои локаторы. Тут же его захлестнула волна полного восторга и яркие полосы эйфории, царившие в искре автобота и окрашивающие все эфирное пространство вокруг. От столь сильного сигнала, зашкалившего все его системы, разведчик чуть не потерял равновесие, попятившись на несколько шагов назад. Его вент-система тут же начала форсировано качать воздух, пытаясь хоть как-то погасить пожар в нейросети.
- Джазз... - тихонько прошептал десептикон, чувствуя, как захлебываются его датчики.
Никогда не позволяя себе никаких эмоций, Саундвэйв понятия не имел, что можно чувствовать вот ТАК, всей искрой, всеми системами, всеми атомами корпуса, до полного забвения... Эмоциональный фон Джаза накрыл его с головой, унося в системный экстаз и открывая доселе незнакомые ощущения. Разведчик выключил оптику и внешние датчики связи, он хотел сейчас считывать только этот поток информации, несущийся от искры автобота и сметавший на своем пути все остальные сигналы.
Утопая в волнах бушующего эмоционального фона гонщика, он почувствовал, что его искра начинает пульсировать в такт поршням мотора, бешено колотившихся под черно-белым капотом. Это было захватывающе, непривычно захватывающе, но Саундвэйв никогда не любил терять контроль над ситуацией. Он сверкнул визорами и, максимально активировав свою стальную волю, трансформировался.
«Пуф-ф-ф-ф...» - По воздуху пошла мощная волна от сабвуфера.
Мчавшийся автомобиль встрепенулся и чуть было не соскочил с трасы. Осознание присутствия десептикона для него стало неожиданностью. Но он быстро совладал с управлением и остервенело рванул вперед, оставляя на покрытии черные полоски от резины.
«Бум-бум-пуф-ф-ф-ф...» - Весь зал задрожал от вибрации басов, а по воздуху пошли четкие колебания, словно по поверхности воды от брошенного камня.
Джазз задрожал и почувствовал, как его мотор сбивается с привычного ритма, перестраиваясь на разбивавшие воздух удары. Дерзко вздернутый спойлер нервно качнулся. Что, опять танцевать под его дудку??? Ну уж нет! На этом треке быть главным должен только он! Мигнув фарами, гонщик включил подачу азота на полную и рванул вперед словно комета. Рев его мотора был настолько оглушительным, что срывал аудиодатчики и заставлял дрожать настенные щитки. По уровню создаваемого шума автобот почти достиг величин космопорта. Только шум его мотора был значительно мелодичнее и походил на своеобразную симфонию скорости и мощи. Защитные панели на краях трасы жалобно дрожали, а сам трек вибрировал под летящими по нему колесами.
Это была музыка, неповторимая музыка, заставлявшая замирать искру. Но в ней не хватало одного элемента...
Басы загудели с новой силой и звуковые волны напрочь взорвали пространство. Как бы он не старался, Джазз не мог сопротивляться этим ударам. Несчастные защитные панели вконец растрескались и с грохотом посыпались на пол. Удары сабвуфера были похожи на толчки землетрясения, только значительно мягче и красочнее. Несмотря на все попытки автобота совладать с собой, его мотор начал работать в такт этого ритма, разгоняясь еще сильнее.
Темп басов учащался, заставляя болид метаться из стороны в сторону, и совершенно потерявший контроль над собой гонщик понял, что он долго так не выдержит. Под очередной раскатистый удар полосатый автомобиль вылетел с трасы и буквально приземлился на зарвавшийся магнитофон. Оба меха трансформировались еще до столкновения и, сцепившись, хором покатились по полу. Затормозить удалось только у противоположной стены.
На миг они замерли и встретились взглядом. Их визоры горели ярко, переливаясь всеми оттенками голубого и алого.
- Шлак... - отрешенно прошептал автобот, поняв, наконец, что снова находится в сильных объятиях синего меха.
Его процессор снова начал выдавать ошибки одна за другой, а нейросеть посылала сигнал о сильной перегрузке. Он здорово себя вымотал на треке и сейчас у него просто не было сил приводить свои системы в порядок.
Преодолевая легкие помехи в командах, автобот попытался встать, упершись манипуляторами в кассетную деку десептикона. Но сомкнувшиеся на его талии сине-белые манипуляторы и не думали его отпускать! Джазз непонимающе взглянул на разведчика. Тот резко притянул его к себе и слегка улыбнулся.
Бедный автобот был так измотан и наэлектризован, что не мог даже решить сопротивляться ему или уступить. Он тихо замер, продолжая дрожать всем корпусом и смотреть в огненную бездну алых визоров напротив.
Тихий гул заставил его встрепенуться. Улыбка на губах десептикона обрела несколько коварное выражение. Джазз задрожал сильнее, чувствуя, как гул перерастает в низкочастотную звуковую вибрацию. У автобота больше не было никаких сил сопротивляться и он снова отдался во власть музыки.
Басы гудели по нарастающей, раскрываясь все более глубоким звучанием, заставляя искру дрожать и метаться. Редкие спокойные удары сабвуфера вызывали слабые конвульсии черно-белого корпуса. Автобот трепетал и извивался в удерживающих его сильных манипуляторах. Саундвэйв не двигался, он просто крепко прижимал к себе горячий корпус, продолжая искусно играть с автоботской искрой. Его побагровевшие визоры следили за наэлектризованным автоботом с каким-то странным, изучающим интересом. Как будто он хотел понять, на что еще способен этот брыкающийся красавчик. Джазз в свою очередь уже перестал что либо мыслить или ощущать. Его нейросеть сходила с ума, получая беспрерывные сигналы острого удовольствия, а искра просто готова была взорваться от напряжения. Если бы не обвившие его талию манипуляторы, удерживающие его порывы, он бы, наверное, бился в экстазе.
Наконец звук плавно перешел на верхние регистры и превратился в свист, очень похожий на тот, что издается от неотрегулированного микрофона. Этот пронзительный звук словно прошил автобота насквозь, он вскрикнул, изогнулся назад, красиво запрокинув голову, и ушел в перезагрузку, наконец-то освобождая свои системы от сладких мучений. Его все еще пылавший корпус безвольно плюхнулся на грудную броню десептикона.
Саундвэйв тяжело выпустил пар с вент-систем... шлак, как же это было неподражаемо! Продолжая обнимать изящную талию гонщика, он нежно провел ладонью по его спинным щиткам и довольно сдержанно поцеловал в приоткрытые губы. Замерев на несколько кликов, он наслаждался теплом, исходившим от разгоряченного черно-белого корпуса, и прислушивался к мерной пульсации уже успокоившейся искры. Было так приятно, что десептикону захотелось пролежать вот так вот целую вечность - на холодном стальном полу с горячим вздрагивающим автоботом в руках. Но разведчик не был из тех, кто позволяет мечтам увести себя в неведомые дали. Он медленно встал, и буквально насильно заставил нейросеть остыть и успокоится, слегка поморщившись от довольно неприятно ощущения принудительного охлаждения начавшего было закипать энергона. Стиснув дентопластины, он все таки привел состояние своих встревоженных и растрепанных внезапным взрывом эмоций систем в то нерушимое спокойствие, которое, казалось, царило в его искре с момента активации. Потом он довольно бережно поднял перезагружающегося автобота на руки и, включив антигравы, полетел на верхний этаж через широкую шахту лифта.


@темы: Драма, Десептиконы, Автоботы, R, Романтика, Слэш, Трансформеры, фанфик-мой

Комментарии
2011-01-20 в 00:08 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Джазз очнулся и ощутил, что на этот раз переключение в онлайн прошло заметно легче, несмотря на хаос в процессоре и сильную жажду. Он сладко потянулся и включил оптику. На этот раз он был заботливо усажен в одно из кресел в главном зале, предварительно настроенном на максимально удобный режим. Сначала его немного смутил факт, что с ним, автоботским офицером, панькаются как сглупойбэтой, но потом справедливо признал, что состояние его процессора из ряда вон выходящее и его уровень логического мышления стремительно приближается к уровню этой самой бэты. Про поврежденную же файловую память ему вообще не хотелось вспоминать, так как это снова вызывало сильную боль во всей нейросети. Он медленно повернулся на кресле и замер от неожиданности. Как этот мех умеет оставаться столь незаметным?
За одним из пультов напротив мирно сидел Саундвэйв, что-то клацая на клавиатуре.
- Джазз: онлайн?
Как он узнал, что автобот уже очнулся, даже не оборачиваясь в его сторону? Диверсант каждый раз поражался возможностям синего меха, так как файлы о экстрасенсорных способностях последнего были напрочь затерты в его процессоре.
- Онлайн… - неуверенно промямлил он.
Саундвэйв развернулся, достал с резервуара энергокуб и протянул автоботу.
- Энергон?
Тот даже не стал себя спрашивать, откуда десептикон знает о его жажде, просто взял светящийся куб и жадно надпил. Спокойные алые визоры продолжали пристально на него смотреть и Джазу стало как-то даже не по себе. Этот мех вот уже несколько раз довел диверсанта до перезагрузки, практически к нему не прикасаясь! Не то, чтобы автоботу это не нравилось, пожалуй совсем наоборот, но все-таки это было как-то непривычно. Он почувствовал, что от этого цепкого взгляда у него пошла дрожь по спойлеру и ему стало совсем неловко. Главное, он совершенно не помнил ничего из того, что их могло связывать в прошлом, знал только, что давно с ним знаком, но при каких обстоятельствах – это напрочь было выброшено с файлов поврежденного процессора. Теперь же автобот ощущал какое-то двойственное чувство – с одной стороны его так сильно влекло к этому меху, что даже искра трепетала в его присутствии, но с другой стороны было что-то, что его отталкивало и даже пугало! И вот сейчас под этим пристальным взглядом, он ощущал себя словно под дулом плазмомета.
- Ты давно меня знаешь? – наконец-то набрался смелости Джаз.
- Достаточно.
Ну что за манера отвечать одним словом? «достаточно»… Достаточно для чего? И снова всплывающие вопросы провоцировали боль в схемах процессора, а так хотелось насладиться теплом и спокойствием. Автобот еще раз прильнул к кубу, чувствуя, как горячая жидкость проникает в резервуары и переливается по магистралям, вновь успокаивая и убаюкивая нейросеть. К шарктикону вопросы, никаких больше умозаключений! Голова от них раскалывается!
Разве не ясно – он здесь, ему хорошо и уютно, синий мех постоянно рядом и, не смотря на все его странности, он о нем заботится. В искре автобота шевельнулось какое-то чувство, какое именно он еще не разобрал, но оно было настолько светлым и приятным, что он позволил ему полностью завладеть своим сознанием.
Саундвэйв снова направил свое внимание на мерцавший монитор, и Джазз вместе со стулом решился пододвинуться к нему ближе. Внезапно его внимание привлекла полоса содранного покрытия на синем плече. Ее раньше не было. Визорный щиток автобота воспылал и принял синеватый окрас
- Что это? – он бережно, еле касаясь, провел кончиками пальцев по поврежденной броне.
Десептикон снова развернулся к нему, уголки его сжатых губ слабо дрогнули, но он не ответил. Только в его визорах опять появился непонятный огонек, так пугающий автобота. Но Джазз не собирался отступать, он встал со стула и подошел вплотную к синему меху, взволнованно глядя на его плече.
- Это оттуда? – он показал рукой наверх, как бы указывая в направлении выхода.
Десептикон молчал, продолжая смотреть на него своими огромными огненными визорами, от взгляда которых по спине пробегали мелкие искорки. Его манипулятор, лежавший на кнопках панели управления, слегка дрогнул и переместился на подлокотник кресла, но лицевая пластина оставалась словно каменной. Автобот снова коснулся его плеча – повреждение, конечно, было далеко не смертельным, но довольно глубоким, словно от косого попадания из бластера.
- Кто тебя так? – голос автобота дрогнул. Он и сам не ожидал, что этот мех так ему небезразличен. Все это время Саундвэйв казался ему таким неуязвимым и непроницаемым и вот теперь, когда он увидел ранение на темно-синем корпусе, что-то внутри Джаза перевернулось. Его визоры вспыхнули синим неоном, рассеивая вокруг голубоватый свет, а манипуляторы сами собой сжались в кулаки.
- Кто тебя ранил? – повторил автобот уже совершенно распаленный благородным гневом.
- Тебя это не должно волновать, Джазз. Задание не твоей компетенции. – Металлический голос прозвучал довольно мягко, и десептикон, подняв манипулятор, провел пальцами по гладкой щеке автобота.
- Не моей компетенции? О! – Возмутился автобот, трогательно сжимая деликатные кулачки - я не трус и не бэта, и способен заступиться не только за себя!
Каким милым он был в своем негодовании! Горящие синим визоры, нервно трепещущий спойлер, сжимающиеся кулаки и вместе с этим так по-детски надутые тонкие губки. Саундвэйв не удержался, чтобы не улыбнуться. Он сверкнул визорами и ловким движением потянул автобота на себя, умащивая себе на колени. Джазз сопротивляться не стал – он все еще дрожал от бурлившей в нем злобы.
- Джазз в сражении - это ошибка. Автобот не создан для войны.
Словно в подтверждение своим словам десептикон провел тыльной стороной пальцев вертикальную линию по тонкой талии автобота, словно по деке гитары и обнял ее, прижимая его круглый черно-белый бочек к себе. Несмотря на всю фамильярность подобных действий, автобот немного успокоился и уселся поудобней, закидывая один манипулятор за голову десептикона.
- Ты можешь не ходить больше туда? – спросил он почти шепотом, кивая головою вверх.
Визоры десептикона потемнели и губы слегка дрогнули.
- Ответ отрицательный.
- А если тебя еще раз ранят? Я не хочу!
Десептикон молчал. Его вент система начала форсировано перегонять воздух, а искра забилась сильнее. Джазз почувствовал нараставшее напряжение синего меха и его нейросеть тоже начала выдавать сигналы волнения. Он потянулся заоставшимся на его кресле энергокубом и сделал еще несколько жадных глотков. Оттого, что он пил быстро, энергон немного разлился и потек с уголка рта по подбородку автобота. Саундвэйв следил за ним не отрывая визоров, которые с каждым кликом становились все темнее и темнее.

2011-01-20 в 00:09 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Джазз допил куб и выкинул его через спину. Его оптика начала светиться каким-то непонятным светом, а спойлер снова задрожал.
- Оставайся здесь, не лети больше никуда… - проговорил он слегка запинающимся голосом, так как чувствовал, что процессор снова начинает сбоить.
Уже почти бардового оттенка визоры смотрели на него с еле читаемой в них нежностью, а лицевая пластина десептикона приняла какое-то загадочное выражение. Он медленно поднял манипулятор и коснулся щеки автобота. Потом скользнул вниз, и, мягко обхвативши ладонью защитный щиток на его шлеме, большим пальцем медленно вытер струйку энергона у краешка рта. Эти легкие и такие нежные прикосновения совершенно растревожили искру диверсанта, заставляя включить вент-систему на полную мощность, чтоб хоть как-то охладить нейросеть от накатившей на нее волны этой сдержанной страсти. Серый манипулятор перехватил руку разведчика и прижал его ладонь к своей щеке, чувствуя, как горит под ней обшивка. Автобот как-то грустно улыбнулся и уткнулся лицом в синий манипулятор.
- Тут я смогу хотя бы попытаться тебя защитить… - когда Джазз вновь поднял лицевую пластину, то на миг показалось, что на ней блеснули следы омывателя – я боюсь… остаться здесь без тебя…
Строго сжатые губы десептикона снова дрогнули и он опустил голову, освобождая свою руку от деликатного автоботского захвата.
- Саундвэйв? – голубые визоры смотрели не него преданно и нежно.
Разведчик снова обнял автобота и мягко поставил его на ноги, а сам молча поднялся с кресла и быстро вышел в коридор. Джазз несколько миликликов стоял в недоумении. Он уже привык к факту, что у его сожителя куча совершенно непонятных странностей, но в этот раз оставлять все просто так вот, без объяснений он был не намерен. Он быстро выбежал вслед за десептиконом, норовя понять, что все-таки случилось.
Обычно, если Саундвэйв когда-либо решал от кого-то спрятаться, то делал он это так, что его сам Юникрон его найти не мог! Но в этот раз его процессор, очевидно, был занят совсем другим. Поэтому автобот весьма скоро нашел его в одном из рекреационных отсеков, в кромешной темноте. Джаз перенастроил оптику и осторожно подошел ближе. Разведчик угрюмо стоял у панели, слегка на нее опершись, и прятал лицо в ладонях.
- Тебе здесь быть не обязательно. – Прозвучало в адрес обеспокоенного диверсанта.
Но непослушный автобот подошел еще ближе и с силой убрал манипуляторы разведчика от его лицевой пластины.
- А по моему, тут мне самое место!
И широко улыбнувшись, Джазз обнял его лицо ладонями, заглядывая в потускневшую алую оптику.
- Ты лишился возможности мыслить рационально, автобот. – Довольно резко проговорил синий мех, освобождаясь от столь ласкового захвата.
Но Джазз не унимался. В его искре яркой звездой разжигалось сильное чувство и этот огонь способен был растопить любую ледяную глыбу, а особенно ту, что прятала в себе бесстрастную искру десептикона.
Он снова повернул лицо разведчика к себе, держа его за подбородок, и, ярко вспыхнув оптикой, твердо проговорил:
- Может, я и не отдаю себе отчет в некоторых вопросах, но в чем я четко уверен, так это в том кого я лю…
- Молчать!
Синий манипулятор резко остановил его, закрывши ему рот.
Автобот сначала дернулся, чтобы воспротивится, но потом замер и снова улыбнулся. Он понял, что ему и не обязательно говорить что либо для того, чтобы выразить глубину своих чувств. Он собрался с силами, резко прильнул к синему меху и, снова обхватив обеими ладонями его лицо, страстно впился в строгие губы жарким поцелуем. Энергополе автобота взорвалось разноцветными волнами и расплескало их по пространству. Казалось, жар, исходивший от его искры, был настолько силен, что плавил окружавшие его пластины.
Саундвэйв медлил. Он не спешил отвечать, хотя и не отстранил автобота. Казалось, внутри него происходила какая-то борьба с самим собой, борьба логики с чувствами, процессора с искрой. Автобот ему нравился, юникроновски нравился, если не сказать больше, причем уже очень-очень давно… это, наверное, сейчас ощущал уже даже сам Джазз. Но, было что-то, что его останавливало, что-то, что не позволяло ему вот так вот броситься в омут пылающей страсти, что приструняло наэлектризованную нейросеть и остужало разгоравшуюся искру. Тягучая боль пронеслась по контактам десептикона, его системы шипели словно раскаленное железо, опущенное в ледяную воду, но нежность пылких губ и жар от черно-белого корпуса заставляли их снова раскаляться.
Автоботский диверсант действительно сводил его с ума – Саундвэйв наконец это понял, когда его манипуляторы сомкнулись на тонкой талии, а губы сдержанно ответили на поцелуй. Это словно подстегнуло Джаза и он затрепетал всем корпусом. Серый манипулятор дотянулся к острым гребешкам на шлеме десептикона и начал аккуратно их поглаживать, то скользя, то замирая, в это же время правая нога автобота оказалась заброшенной ему на бедро и черно-белый корпус еще сильнее прижался к синему.

2011-01-20 в 00:09 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Пылающая диким огнем алая оптика буквально слепила диверсанта. Огромные огненные визоры были так близко, что он мог разглядеть в них слабый голубой отсвет собственных, увидеть свое отражение. Вент-система загудела на полную катушку, а искра металась внутри как сумасшедшая, и Джазз осознал, что больше не может без этих алых визоров, без этих крепких объятий и строгих, сдержанных ласк. Он выгнул спину, запрокинувшись назад, и выдохнул пар из вентиляторов. Мимолетно брошенный в сторону взгляд выхватил из полумрака стоявшую в торце помещения платформу и остановился на ней. Голубые визоры игриво заискрились и автобот снова развернулся к партнеру. Саундвэйв молча проследил за взглядом автобота и тоже повернул голову назад. Ему не нужно было даже активировать свои телепатические радары, чтобы понять, что задумал автобот.
Джазз тем временем отпрянул, ослепительно улыбнулся, и потянул его заманипулятор вглубь помещения. Разведчик снова замешкал – он не совсем привык, когда инициатива исходила не от него и не он управлял ситуацией. Но противостоять наэлектризованному гонщику было весьма проблематично. Он снова с силой потянул его манипулятор, заставляя десептикона сдвинуться с места и идти за ним вслед. Перед самой платформой он развернулся и очаровательно рассмеялся:
- Хочешь, я покажу тебе, что такое «форсаж» на самом деле? – он фамильярно забросил манипуляторы на плечи десептикона, и смерил его наглым взглядом. - Вряд ли КАССЕТНЫМ это известно!
Алые визоры вмиг побагровели, и хищная улыбка на долю клика озарила лицо Саундвэйва. Он подхватил автобота и аккуратно уложил его на платформу, а сам включил антигравы и завис над ним в воздухе. Джазз удивленно посмотрел на него – такого поворота он не ожидал. Продолжая парить в воздухе, десептикон приблизился к нему и снова поцеловал, умело, технично и, как всегда, довольно сдержанно. Синие манипуляторы прошлись по радиаторной решетке на груди у автобота, вызывая тихий всхлип у его вент-систем, а потом опустились ниже, проникая под стыки брони не животе. Джазз тихонько промычал, не разрывая поцелуя, и уперся ладонями в кассетную деку партнера. А когда Саундвэйв начал медленно раскручивать колеса на его плечах гонщик не выдержал и застонал, выгибая корпус вперед. Шлак, откуда десептикону известны тонкости строения автоботов? Или он догадался? Или прочитал… мысли? Диверсанта все больше удивлял его молчаливый сожитель. Создавалось впечатление, что он хочет всегда все знать и контролировать, не позволяя ни биту информации проскользнуть мимо него.
Серый манипулятор ласково провел по стеклу кассетной деки и легонько поцарапал край крышки. Разведчик сделал вид , что не заметил.
- Открой… - прошептал задыхавшийся от ласк автобот.
Саундвэйв замер на клик, но потом ответил.
- Нет необходимости.
Джазз удивленно посмотрел на него.
- Я ведь тоже хочу сделать тебе приятно…
- Тебя не устраивает ТАК?
- Устраивает. Только… я так не могу… - он выдохнул пар и глянул прямо в немного посветлевшие алые визоры – зачем ты так закрываешься?
- Привычка. Необходимо.
- Даже со мной?
Джазз испытывающее посмотрел на синего меха, продолжая упорно поддевать дверцу деки. Он хотел хоть как-то выплеснуть свои чувства на партнера, хотел поделиться с ним тем огнем, что пылал внутри и он никак не мог понять, почему синий мех ему не разрешает. Автобот не мог вот так лежать и получать удовольствие сам, он тоже хотел видеть , как партнер вздрагивает от его ласк, хотел довести его до перезагрузки своей бушующей страстью. Но, очевидно, Саундвэйв не подпускал так близко к своей искре никого, даже тех, к кому был глубоко неравнодушен.
- Вопрос неуместен. – Немного помедлив, ответил он. Джаза даже немного обидел тот ледяной тон, с которым разведчик умудрялся говорить даже в эту минуту.
Словно (или не словно?) почувствовав эту смену настроения в энергополе автобота, синий мех решил отвлечь его поцелуем, вновь позволив своим манипуляторам пройтись по пазам его радиаторной решетки. Временное замешательство автобота вмиг улетучилось и его снова накрыло волной страсти. Он задрожал и подался навстречу, бесполезно пытаясь притянуть поближе зависшего в воздухе меха. Его нейросеть зашкаливала, а искра пылала, он хотел большего, и ледяная сдержанность партнера просто сводила его с ума.
Внезапно зазвучавшая тихая и ласковая мелодия, немного успокоила его искру и автобот тяжело выпустил пар с перегретой вент-системы. Он откинулся на платформу и выключил оптику. Шлак, как же это было приятно! Но все, чем он мог отплатить партнеру – это нежное поглаживание касавшихся его манипуляторов и поцелуи. А ведь его искра внутри полыхала так, что могла, пожалуй, полностью растопить вечную мерзлоту десептиконской искры!
Саундвэйв и сам чувствовал, что ходит по грани. Он уже с трудом контролировал свои системы и действия. Энергополе автобота, его взорвавшийся эмоциональный фон просто плавили его датчики и срывали с катушек нейросеть. Искра заметалась внутри под бесконечно бомбившими ее импульсами и державший ее в жестких тисках процессор начал ослаблять хватку. Десептикон тоже ощущал, что ему этого безумно мало и его тянет полностью окунуться в лаву страстей пылкого автобота.
Музыка стала немного агрессивней и в темноте клацнули затворы. Изнемогавший от избытка чувств и ощущений, Джазз почувствовал, как его корпус обвили десятки разнокалиберных проводов, и сладкий стон вырвался с его тонких губ.

Саундвэйв тяжело приземлился на платформу рядом с перегружающимся автоботом. Вент-система захлебывалась, а энергон неистово бурлил в проводах. Свет пылавшей диким пламенем искры, казалось, пробивался сквозь стыки брони, а процессор отчаянно боролся с поглотившим его штормом сигналов. Разведчик устало закрыл визорный щиток манипулятором – позволить оффлайн он себе просто не мог и поэтому нужно было заставить себя погасить этот пожар. Сцепив дентопластины, он послал приказ бушевавшей нейросети, но тот потонул в беспорядочных импульсах. Шлак! Процессор, казалось, разрывался на части, не в силах противостоять такому натиску эмоциональных волн. Мотнув головой разведчик послал сигнал снова, и нейросеть дико заныла, засбоила, но все же начала покоряться, корчась под хлеставшими ее беспощадными приказами процессора. Пар тяжело вышел горячими клубами с раскаленной вент системы и температура энергона в проводах слегка снизилась.
Такое жестокое обращение с собственной нейросетью вызвало ноющую боль во всех контактах и заставила десептикона издать сдавленный стон и обхватить голову манипуляторами. Как же шарктиконовски все ныло внутри! Почему он позволил себе зайти так далеко? Ведь был момент, когда он почти не сорвался и не открыл доступ к информации, доступ к которой запрещен всем, даже Джазу (легкая дрожь пробежала по синей обшивке), особенно Джазу!
Саундвэйв сжал кулаки и, преодолевая боль и мелкие замыкания в сети, заставил себя сесть. Затем он щелкнул пальцами, и к нему выехала из стены этажерка с энергокубами. Потянувшись за кубом, он ощутил, насколько тяжело ему даются любые движения! То ли автобот, то ли постоянная борьба с собой, то ли и то и другое вместе, вымотали его окончательно,так что сил не оставалось даже встать. Он жадно выпил энергокуб и плюхнулся обратно на платформу. Боль в нейросети немного поубавилась, но сумасшедшая усталость не прошла. Шлак, как же ныла искра… В процессоре до сих пор крутились словно кинолента кадры – пылающие голубые визоры, сдавленные всхлипы и метания черно-белого корпуса, такой теплый, такой отзывчивый, металл под манипуляторами, отчаянно скребущие деку тонкие черные пальцы и такая живая, такая горячая искра, так близко… шлак, слишком близко!
Десептикон снова закрыл визоры ладонью, словно пытаясь утишить их алое сияние. Его тайная симпатия, его многоастроцикловая темная страсть, его маленькая ошибка в системе так незаметно переросла в навязчивую идею, неизлечимую манию и шелковыми оковами сковала, казалось бы, такую бесстрастную искру. Как он не заметил, когда это случилось? Шлак! Автобот занимает слишком много места в его искре… слишком! Но бороться с этим было уже поздно, сейчас Саундвэйв это понимал так ясно, как никогда.

2011-01-20 в 00:13 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Он выпустил очередную струйку пара с охладительных систем, которые захлебывались от внутренней температуры.
- Э, да ты так нейросеть сожжешь!
Серый манипулятор коснулся его деки, а на лице автобота было удивление. Саундвэйв вздрогнул от прикосновения, убрал ладонь с визоров и взглянул на свою грудную пластину. Сквозь хозяйски расположившиеся на ней тонкие серые пальцы пробивалось легкое голубоватое свечение от искры. Он медленно перехватил манипулятор автобота и отвел в сторону, переводя взгляд на его лицевую пластину.
- Временная перегрузка. Нейросеть в порядке. Состояние под контролем.
- Под контролем, говоришь?
Автобот, не унимаясь, нажал кнопку на плече кассетника и дверца деки раскрылась. Саундвэйв с ужасом понял, что не может ее захлопнуть обратно, система выдавала ошибку. Мягкое голубоватое свечение стало сильнее, пробиваясь сквозь стыки задней панели деки. Алые визоры яростно вспыхнули и десептикон ухватился за дверку манипулятором, пытаясь ее закрыть насильно.
- Куда?! Сломаешь же! – завопил автобот, с силой перехватывая его руки.
Тут он нечаянно коснулся дна деки и короткий, но весьма сильный электрический разряд прошил серый манипулятор. Оба меха от неожиданности замерли.
- Шлак, да ты наэлектризован по самые антенны! – удивленно проговорил гонщик, потирая слегка обожженную обшивку на ладони. – Когда ты вообще в последний раз перезагружался?
- Во время перезагрузки теряется контроль над информацией. Это не желательно.
Оптограни Джаза удивленно вздернулись вверх.
- И сколько ты уже так функционируешь, без передышки-то?
Саундвэйв не ответил, но алые визоры начали красноречиво темнеть.
- Э нет, так нельзя, тебе необходимо перезагрузиться! Так и процессором поехать можно!
- Мой процессор не нуждается в перезагрузке.
Десептикон делал неудачные попытки встать, но напряжение в системах было еще слишком высоко. Автобот мягко, но довольно настойчиво придавил его за плечи назад, к платформе.
- Любой процессор нуждается в перезагрузке!
Не смотря на все упрямые попытки радиста подняться, Джазз ловко оседлал бедра партнера и уселся на нем, широко улыбаясь.
- Тебе просто необходимо расслабиться! Я же не хочу, чтобы дорогой мне мех остаточно сбрендил!
При слове «остаточно» десептикон метнул на партнера весьма многозначительный взгляд и перехватил игриво блуждавшие по его корпусу манипуляторы.
- Ответ отрицательный. Перезагрузка недопустима.
- Почему? – голос автобота прозвучал несколько капризно.
- Угроза файловым архивам.
- Откуда угроза-то? Ты тут что, видишь каких-то злоумышленников или врагов?
От последнего слова десептикон вздрогнул сильнее, чем хотелось бы. Джазз это заметил и совершенно растерялся.
- Ты что, боишься меня? – в его голосе звучала плохо скрываемая обида.
Энергополе автобота стало таким грустно-серым, что Саундвэйва аж кольнуло в искре.
- Тебя – нет, не боюсь.
- Тогда почему?
- Нельзя!
- Почему?
- Приказ.
- Чей?
Саундвэйв тяжело выпустил струю пара.
- Слишком много вопросов.
- Нет, я хочу знать, кто это посмел приказать тебе работать на износ, без передышки, перегружая нейросеть и без права на перезагрузку? Это какой надо быть свол…
- Замолчи!
Джазз от неожиданности дернулся. Он уже хотел было обидеться за такую неожиданно резкую реплику в свой адрес, но увидел, что проявленная эмоция окончательно доконала нейросеть десептикона. Он сжимал голову обеими манипуляторами, корпус трясло мелкой дрожью, а визоры горели с перебоями. К тому же по синей обшивке изредка пробегали маленькие искорки от высокого внутреннего напряжения.
- Саунд, что с тобой? – автобот впервые так его назвал, обеспокоенно обняв синий манипулятор в своих ладонях.
- Н-Ничего. П-Прости. Это было не с-сдержанно. Ошибка. Б-больше н-не повториться. – Разведчик действительно был зол на себя за то, что позволил себе повысить голос наДжаза, на такого беззащитного, такого милого, такого хрупкого Джаза, от нежных прикосновений которого искра замирала в сладкой неге. Он все больше ощущал, как эмоции выходят из под постоянного контроля над ними бесстрастного процессора и стальной воли. Каждый микрочип его систем вопил о необходимости перезагрузки и десептикону все труднее было отражать сигналы.
- Да ты весь горишь… - пробормотал Джазз, дотрагиваясь до дна открытой деки.
Он провел рукой по ходовым валам, по пусковому механизму и магнитной иголке. Снова сильный разряд ударил его пальцы, а десептикон под ним отчаянно затрепетал.
- Н-н-не н-надо!
Разведчик чувствовал, как его самоконтроль рассыпается как карточный домик, а немного успокоенная с таким трудом нейросеть взрывается сновав вулканом эмоций. Он схватил манипуляторы автобота, пытаясь его остановить, но из-за непрекращающихся сбоев, его механизмы отказались слушаться и синие манипуляторы безвольно упали на платформу.
Алая оптика мерцала и сбоила. Он не мог ничего сделать – единственное, что ему оставалось, это любоваться, как автобот гордо расселся на его бедренных пластинах, а на его красивом лице сияла шикарная улыбка. Голубые визоры приблизились и десептикон, словно сквозь туман, услышал кокетливый шепот:
- Можешь расслабиться, в этот раз – я за рулем!
И снова непревзойденная улыбка словно обожгла визиодатчики радиста своей страстью. Он уже терял связь с окружающим миром, весь горя под прикосновениями проворных серых манипуляторов. Поверженному и остаточно обессиленному процессору Саундвэйва ничего не оставалось, как молча наблюдать за тем, как неприступный бастион рушится на его глазах в таких хрупких и таких горячих объятиях автобота. Снова послышался щелчок затворов и синий корпус прострелила конвульсия, он схватился за бедра гонщика и бешено замотал головой. С его динамиков вырвался непонятный ультразвук, а затем мягкое, но безумно яркое голубое свечение озарило во тьме красивое лицо завороженного диверсанта… мир погрузился во мрак оффлайна впервые за десятки астроциклов…

2011-01-20 в 00:13 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Джазз лежал на боку, подперев голову манипулятором. Он уже несколько кликов разглядывал перезагружающегося меха рядом. Десептикон перегружался необычайно долго, что свидетельствовало о невероятно длительном периоде функционировании без передышки. Иногда он слабо вздрагивал, а в красных визорах на долю клика загорался слабый огонек. Джаз не мог понять, ради чего надо было так себя выматывать циклами напролет, издеваясь над нейросетью и истязая свою искру? Какая только миссия может оправдать такие мучения? Для автобота это было совершенно непонятно и неприемлемо. Он тихонько вздохнул и принялся нежно «рисовать» манипулятором по резковатым чертам строгого профиля разведчика. Ему нравилось его лицо – всегда спокойное, сосредоточенное, мужественное с практическим отсутствием мимики. Теперь автоботу казалось, что он знал этого меха всю свою жизнь! И его совершенно не интересовало, сколько же времени они на самом деле были вместе, он и так, очевидно, этого больше не вспомнит! Его процессор снова дико сбоил и не давал никаких надежд на возможность восстановления информации или, хотя бы способности логически мыслить. Пальцы автобота скользнули по высокому гребешку на кокарде синего шлема и ласково его погладили. Да, автобот, похоже, медленно превращался в безпроцессорного дроида, способного только чувствовать и руководиться сугубо базовыми программами… он снова грустно вздохнул. Серый манипулятор опустился вниз и начал бездумно обводить фиолетовый значок на груди десептикона, потом загадочно прошелся по боевым насечкам на потертой в сражениях броне. Сильный, умный, строгий, смелый… Зачем ему плохо соображающий, ничего не помнящий и деградирующий гонщик? Неужели их раньше что-то так сильно связывало? Он помнил – была война, он помнил – была любовь, а еще была боль… очень много боли… и больше ничего… Шлак! Процессор снова заныл, противясь попытке выудить воспоминания. Джазз вновь бродил в обрывках файлов и системных ошибках, толком ничего не понимая. Единственное, что он мог определить точно, так это то, что в его искре навеки поселились музыка, скорость и… Саундвэйв.


Несколько последующих циклов походили на какую-то яркую сказку. Джаз просто светился от возраставшего в нем чувства, и даже заметил, что его припадки внезапного оффлайна стали реже. Он мог позволить себе иногда даже воспользоваться борт-компьютером, это уже не вызывало у него приступы дикой боли в процессоре. Вот и сейчас он сидел за монитором, закончив проектировать очередной вариант апгрейда, и нервно постукивал пальцами по клавиатуре. Впервые за несколько циклов Саундвэйв вновь отправился наружу. Он ушел втихаря, пока автобот был на подзарядке, ничего не сказав и лишив его возможности себя удержать. Его не было долго. Очень долго. Джазз начал заметно нервничать. Если бы он мог отправиться за ним! Голубые визоры ярко вспыхнули и гонщик резко поднялся со стула. Он не привык так просто сдаваться!

Диверсант крутился перед зеркальной поверхностью и любовался на свой новый апгрейд – красовавшиеся на предплечье обоих манипуляторов выдвижные боевые когти, заточенные в форме клинков. Теперь он не выглядит столь безобидно! Для пущей уверенности он вмонтировал в бедренную пластину небольшой, но весьма действенный бластер. Теперь можно было смело отправляться наружу и разорвать на куски всех, кто посмеет причинить вред его любимому!
На этот раз код не поддавался долго. Джазз провозился с ним полмикроцикла и основательно вымотался. Процессор заныл от проделываемых логических манипуляций, а нейросеть снова начала сбоить. Но Джаз не обращал внимания на системные ошибки – чем дольше не возвращался Саундвэйв, тем сильнее пульсировала его обеспокоенная искра! Если с ним что-то случится, то гонщик наверное этого не переживет! Измотавшись почти до оффлайна, диверсант таки умудрился взломать код и открыть шлюз наружу. И снова пред ним была гладкая круглая шахта, но на этот раз он имел возможность с ней бороться. Выдвинув боевые клинки, он вонзил их в стену шахты и подтянулся. Так, упираясь ногами и пробивая лезвиями гладкий металл он начал подниматься вверх. Длинна шахты была впечатляющей! Гонщик был просто шокирован, на какой большой глубине был укрыт их бункер. Это от чего или от кого понадобилось строить столь замаскированное укрытие? Легкий холодок страха прошелся по автоботской искре – он ведь понятия не имел, что там, снаружи. Растерявшись, он на несколько кликов остановился, но потом сверкнув оптикой в полумраке узкого тоннеля, с остервенением ринулся дальше. Если там наверху так жутко, то это значит, что Саундвэйв подвергается невероятной опасности! Джазз не мог этого позволить! Задыхаясь от нехватки вентиляции, он, сцепив дентопластины, упрямо продолжал свой путь, не взирая на тревожные сигналы систем о перегрузке. Еще немного, еще один рывок… Визоры автобота застилала пелена помех, а процессор раскалывался на атомы, но он не сдавался. Перед оптикой стояли огромные рубиновые визоры партнера и Джазз понимал, что способен ради него на все! В файловой памяти возникло воспоминание о сильном чувстве. Он любил кого-то очень давно, безумно любил… и теперь у него не было сомнений, кого именно!
Изнемогая от нехватки энергии и перегрузок систем, диверсант все-таки добрался до крышки верхнего шлюза, который скрывал за собой внешний мир. Зацепившись на одном манипуляторе, он вытащил из набедренного тайника бластер и выстрелил вверх. Ожидая увидеть снаружи все, что угодно, он пригасил оптику и прикрыл лицо ладонью. Но никаких ужасов не последовало.
Автобот расслабился и поднял голову вверх. Лучезарная синева ударила по видео датчикам, а пространство залило миллионом различных звуков. Датчики запаха захлебнулись от ярких ароматов, а золотистый луч, упавший откуда-то с высоты искристо заиграл на броне. Искру автобота словно пронзило клинком. Это было знакомо… невыносимо знакомо… и… это не был Кибертрон! Вдруг процессор накрыло волной всплывавших из небытия файлов.
Синева над ним была невыносимой… такой бездонной и яркой! Такой знакомой и близкой… Она так жестоко ему напоминала что-то… бездонные синие визоры… Искра сжалась от ужаса… ПРОУЛ!...
На грани сознания от шока, автобот разжал манипуляторы и полетел вниз по узкой темной шахте.

2011-01-20 в 00:14 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Он не знал, сколько времени он пролежал на этом холодном полу, не отрывая затуманенных от боли визоров от маленькой синей точки вверху. Искру жестоко хлестали воспоминания. Вот так же беспомощно и разбито он лежал тогда, на ремонтном столе, не видя ничего поврежденной оптикой и еле улавливая звуки.

- Ну и какая польза с твоего пленника? – высокий визгливый голос доносился откуда-то из-под потолка, заглушаемый гулом турбин, как будто его хозяин только начал совершать посадку.
- Командующий Старскрим, похоже, Онслот перестарался… - кто-то хрипло прогремел совсем рядом.
- Что это значит, Хук? – в голосе говорившего проскользнули капризные нотки неудовольствия.
- От этого автобота мы вряд ли что-то уже узнаем! Он годится только на запчасти.
Было слышно, как кто-то вдалеке радостно потер манипуляторы.
- Шлак! – снова раздался визгливый голос – Вы жестянки безпроцессорные! Ничего поручить нельзя! Разве это было так трудно – достать пленника, способного хоть что-то рассказать? А, Онслот?
В тишине клацнули активизирующиеся пушки.
- Командующий, Старскрим, их было очень много… - неуверенно залепетал десептикон откуда-то справа - Они защищались… а этот..
- Молчать! – голос командующего сорвался на визг. – Шлаков металлолом! Идите и достаньте мне нормального пленника, а не полудеактивированную рухлядь!
Послышался резвый топот и лязг металла. Командующий тихо выругался.
- А что с этим делать? - снова прогудел голос рядом.
Старскрим полклика помешкал.
- Этого? возьми для запчастей, Хук.
Автобот почувствовал на ногах грубый захват чьих-то сильных манипуляторов.
- Хук: Стоять.
Непонятно откуда раздавшийся синтезаторный голос словно пронзил тишину стрелой. Он прозвучал настолько неожиданно, что державшие автобота манипуляторы вздрогнули.
- Ой, посмотрите, кто пожаловал! – Проговорил куда-то в сторону визгливый голос. – Доморощенный гений шпионажа! Что, не сидится в своей норе? – в голосе появились кокетливые нотки.
–- Автобота я забираю себе. – Так же монотонно прозвучал ответ.
Послышалось недовольное ворчание Хука и ехидный смешок командующего.
- Хук, не усложняй себе жизнь, отдай дохлого ботика нашему угрюмику! – Старскрим, очевидно, повернулся в их сторону. – Пускай порезвиться – глянь, как визоры сразу загорелись! Маньяк шлаков! – он снова расхохотался.
Хук немного помешкал и отпустил ноги автобота. Почти потухшая искра диверсанта отчаянно заметалась в груди, что-то щелкнуло в процессоре, и оффлайн окончательно поглотил его.
Резкая боль пробила искру автобота и туман воспоминаний на миг рассеялся. Только системы выдавали ошибку за ошибкой и он, отключил оптику, чувствуя, как теряет связь с реальностью, постепенно отключаясь.


Возвращение в онлайн было довольно неприятным. Весь корпус болел, а искра тягуче ныла. Джазз с удивлением ощутил, что находится на ремонтной платформе и слегка насторожился. Он включил визоры и медленно попробовал двигаться. К удивлению кисти манипуляторов сжались и распрямились довольно легко и безболезненно. Он провел диагностику систем – почти никаких повреждений от падения. Пока он был без сознания его отремонтировали… Голубые визоры вспыхнули непривычным огнем и автобот сделал попытку встать. Но не тут-то было! К своему огромному разочарованию он нашел себя прикованным к платформе стабилизационными лентами. Шлак! Не сдаваясь, он несколько раз дернулся, пытаясь освободиться, но безрезультатно.
Он поднял голову и встревожено посмотрел по сторонам — он был все так же в этом бункере, только в ремонтном отсеке. Тут он услышал медленные шаги за спиной и попытался обернуться.
- Выходить наружу было запрещено. Цель попытки? - металлический голос звучал из-за спины, как тогда, в воспоминании...
- Я... еее... - Джазз постарался придать своему выражению наиболее недоуменный и наивный вид. - Ты меня привязал? Зачем?
Саундвэйв наконец-то соизволил выйти на обозрение. Визоры его были багровее некуда, в них очень четко проступал тот непонятный зловещий огонь. Хотя, как и прежде, ничто не выдавало настроения разведчика.
- Запрет нарушен. Последствия — серьезные повреждения. Цель действий?
Он приблизился к Джазу и внимательно посмотрел в голубой щиток оптики. Автобот почувствовал, как по его обшивке пробежались мелкие заряды.
- Я ждал... тебя долго не было... - постарался как можно наивнее выдавить он.
Огонь в багровых визорах немного приутих.
- Это необдуманно и легкомысленно. Запрещаю повторять попытку.
Джазз еле сдерживался, чтобы не задрожать. Взяв всю свою волю в кулак, он заставил себя выдать одну из своих самых обворожительных улыбок.
- Я не буду. Отпусти. Зачем это все? Не понимаю…
Десептикон подошел вплотную и начал пристально всматриваться в оптику диверсанта. Его все еще багровые визоры были всего в нескольких сантиметрах от голубого щитка. Он словно что-то искал во взгляде автобота, какой-то ответ, на только ему известный вопрос. Джазз буквально физически ощущал этот взгляд, чувствовал, как он медленно проникает сквозь стыки шлема и крадется к процессору. Он сцепил дентопластины изо всех сил, пытаясь взять себя в руки, и отключить логические цепи. Казалось, даже температура внутри его корпуса заметно подскочила.
Через несколько миликликов автобот понял, что долго противостоять этому натиску не сможет и пошел в контратаку.
- Саунд, ну сколько можно? Освободи… - проговорил он самым игривым и кокетливым тоном, на какой был только способен.
Необычайно осторожно и медленно синий манипулятор потянулся к магнитным зацепам. Саундвэйв не спешил. Он что-то чувствовал. Его радары улавливали какую-то перемену, что-то было НЕ ТАК и это настораживало! Но пока это было для него тайной и этот факт буквально выводил его из равновесия. Саундвэйв не любил тайн. Он привык к тому, что всегда может видеть больше, чем другие, знать то, чего не знают остальные и ощущать мир так, как его не может почувствовать никто. Поэтому сейчас он находился в полном тупике, разрываясь между голосом процессора и порывами искры. Отпустить автобота – весьма необдуманно, держать на привязи – невыносимо…
Не отводя оптики от Джаза, он тихонько, еле касаясь, отстегнул магнитную ленту. Одну, вторую, третью… Диверсант привстал, оказавшись в полусидящем положении, зажатым между ремонтной платформой и нависшим над ним десептиконом. И снова мелкие искорки прошлись по обшивке – разведчик не спускал его с прицела своих горящих визоров, замерев, как хищник перед прыжком.
Джазз понял, что любое его неправильное движение будет предугадано и опережено с весьма плачевными для него последствиями. Искра судорожно запульсировала внутри – нужно было отвлечь десептикона, заставить его потерять бдительность, а для этого потребуется вся выдержка диверсанта.
- Саунд, ты чего? – ослепительная улыбка снова озарила симпатичное личико. – Что это за игры?

2011-01-20 в 00:14 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Но ответа не последовало. Разведчик продолжал молча смотреть на него, приведя все системы в полную боевую готовность.
Растерявшийся уже было полностью, Джазз мимолетом увидел на синем корпусе свежий след от бластера. Он был залатан кое как, на скорую руку – очевидно разбитый корпус автобота полностью поглотил внимание разведчика и заставил на время отложить собственный ремонт.
- Тебя снова ранили? – спросил он с наивностью самой глупой бэты. Серый манипулятор осторожно коснулся ободранных пластин живота синего меха.
Саундвэйв слегка вздрогнул, но взгляд не отвел.
- Это было неотвратимо. Повреждения не критичны. – Наконец проговорил он.
До боли стиснув дентопластины, Джазз еле удержался, чтоб не задрожать от этого голоса. Он понимал, что находится в весьма непредсказуемой ситуации. Нужно было принимать решительные меры, иначе исход может быть катастрофическим.
- Я не могу здесь спокойно сидеть и ждать, когда там твориться такое! – прошептал он прямо в лицо десептикона, не убирая манипулятор с раненой пластины. Саундвэйва надо вывести из равновесия. Как? Джаз пока видел только один способ.
- Я… я боюсь за тебя… - еле слышно сказал он и прильнул к его губам поцелуем. Он вложил в него всю свою страсть, всю нежность, весь страх и нерешительность. Серый манипулятор ласково прошелся по краю синего шлема и замер на боковом щитке. Автобот даже пригасил немного оптику и выгнулся вперед, чтобы казаться более соблазнительным.
Саундвэйв бы никогда в жизни не поддался на подобные уловки, если бы не одно обстоятельство – диверсант вызывал в его системах непонятный сбой, с которым он не в силах был справится. Его улыбка, его прикосновения, его стройный корпус, гладкий металл обшивки под пальцами вгоняли разведчика в своеобразный гипноз, в котором он ничего не видел и не слышал, кроме черно-белого меха. Кто-то называет это одержимостью, кто-то - зависимостью, кто-то - любовью, и каждый по-своему прав. Какой бы подозрительной не казалась ситуация десептикону, он чувствовал, как под натиском нежных ласк растворяется все его бдительность. О, ему так хотелось сейчас расслабиться после довольно тяжелого сражения и напряженных часов, проведенных в рем-блоке! А губы автобота были так настойчивы, его корпус так разогрет, а манипуляторы так нежны… необычайно нежны… Шлак, это так приятно.
Саундвэйв начал сдавать позиции, отвечая на поцелуй все более страстно. Его неустанную бдительность автобот старательно убаюкивал своим ярким энергополем.
Щелкнула последняя застежка магнитной ленты, удерживающей автобота. Джазз что-то неопределенно фыркнул и неожиданная острая боль пронзила нейросеть десептикона. Он судорожно дернулся и в недоумении посмотрел вниз, там где был серый манипулятор. Все четыре клинка боевых когтей с силой впились в еще не отремонтированную после ранения броню.
Где была его ошибка? Что пошло не так? От растерянности разведчик даже не мог нормально соображать. Казалось, его процессор был настолько шокирован, что впал в какой-то ступор. Этим замешательством воспользовался диверсант. Он поднялся, еще больше вгоняя оружие в синюю броню, и неожиданно яростно сверкнул визорами, почувствовав, как теплый энергон начал стекать по его манипуляторе.
- Ты промыл мне процессор, гад!
Задыхаясь от боли Саундвэйв молча посмотрел на него визорами, полными отчаяния и какого-то ужаса. Он дернулся, намереваясь оттолкнуть автобота, но клинки резко повернулись в поврежденных пластинах, вырывая с проводами все окружающие детали. Десептикон неопределенно крякнул и медленно опустился на колени, захлебываясь собственным энергоном.
- Ты подсадил меня на синтетики, десептохлам! – дрожа от ярости процедил Джазз.
Сжав до лязга манипулятор, он, бешено сверкая визорами, что есть мочи зацедил в лицо разведчику. Обычно прикрывая ее маской, Саундвэйв не привык получать прямые удары в лицевую пластину, и этот удар окончательно вывел его из равновесия и заставил свалиться на пол.
Сумасшедшая ярость и дикий страх, пылавшие в небесно-голубых визорах, производили жутковатое впечатление. Джазз, почти уже не контролируя себя, начал с остервенением колотить ногами пытавшегося встать десептикона.
- Шлак! Ты стер мне память! Пичкал меня наркотиками! Пытался превратить в послушного дроида! Безпроцессорного интер-бота! Хлам! Не-на-ви-жу!!!
Джазом просто трясло от ярости. Он схватил лежавшего на полу меха за острый шип кокарды на шлеме и резко поднял его голову вверх. Их визоры снова встретились и серый манипулятор, державший нацеленный прямо в лицевую пластину бластер, вдруг вздрогнул и обмяк. Из-под рубинового оптического щитка по щекам десептикона стекали тонкие струйки омывателя. Это зрелище настолько поразило диверсанта, что он растерянно отпустил синего меха и, быстро развернувшись, помчался в сторону шлюза, не проронив больше ни звука.
Саундвэйв, закрыв лицо ладонями, свернулся калачиком на полу в луже собственного энергона. Нейросеть выдавала сотни ошибок сразу, искра саднила так, что ее хотелось вырвать, не говоря уже о резкой боли в развороченных системах. Так плохо ему еще никогда не было. Он даже не хотел существовать, вот только у него просто не было сил на попытку суицида, да и позволить себе такую «вольность» он не мог, в силу возложенных на него обязательств. Единственное, что ему оставалось, это вот так вот лежать на холодном стальном покрытии, истекая энергоном и, скуля от боли, тихонько шептать одно и то же слово, словно мантру. Имя, которое принесло ему столько боли, столько неприятностей и столько счастья одновременно.
- Джазз… Джазз…Джазз…

2011-01-20 в 00:14 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
С глубокой бездны веяло холодом. Резкий ветер обдавал заплаканное лицо Джаза ледяными волнами. Но ему было все равно! Ему вот уже два цикла было все равно! Весь Кибертрон праздновал победу над Юникроном, а ему хотелось выть от боли и отчаяния. Какой ценой далась эта победа? Оптимус мертв, половина высшего командования автоботов тоже, матрица у какого-то рыжего выскочки… Но на все это диверсанту было наплевать. Он стоял на самой высокой башне Аякона и смотрел вниз, в бездну.
«Проул погиб» – единственные два слова, что разрывали сейчас его искру на части. Нет, он не мог существовать без этих бездонных визоров, этого строгого голоса и красивой улыбки.
Мрак пропасти все больше манил своим спокойствием. Война для Джаза была окончена. Он ощущал это каждым атомом. Без Проула ему не нужны никакие победы и заслуги… ему не нужен мир…
Омыватель прозрачными струйками катился по гладкой лицевой пластине. Черно-белый мех тихонько всхлипнул вент-системой и отпустил край бортика, за который держался.
Несколько кликов свободного полета словно убаюкали его. Было так легко, так спокойно… Интересно, ТАМ он встретиться с НИМ? Увидит снова эти голубые визоры, ощутит его нежные прикосновения? Искра автобота разгорелась сильнее, а оптика осветила мрак пропасти. Проул, я иду к тебе… - мелькнуло в процессоре.
Удар. Дикий скрежещущий звук, резкая боль во всех системах, помехи в оптическом анализе и мрак… да вот только не деактивация! Шлак! Разве можно остаться живим при падении с такой высоты? Видно – можно! Невыносимая боль сводила с ума, энергон фонтанчиками хлестал с разорванных магистралей, искра разрывалась на части. Больно… юникроновски больно! И невозможно что-либо изменить! Как это страшно лежать вот здесь, в кромешной темноте, разбитым и полудеактивированным и ждать… чего? Пока иссякнет свет искры? Пока процессор окончательно съедет с катушек? Пока кто-нибудь найдет? Но кто? Тут уже давно не появлялся ни один мех. Это место считалось заброшенным, отсюда не доходил наружу сигнал о помощи, и надежд никаких не было. Из вокодера вырвался слабый стон.
Он снова предал его, предал Проула. Обещал прийти и не пришел. Застрял в этой дыре навеки.
В памяти всплыли грустные визоры тактика, когда он узнал об интрижке с Бластером. Он ведь ничего не сказал, только печально вздохнул. Даже не упрекнул Джаза в безрассудных действиях. И зачем он закрутил тогда со связистом? Диверсант до сих пор не понимал… Может, он ему очень сильно кого-то напомнил?... НЕТ! Вычеркнуть, убрать с процессора этот бред! Запретить даже думать о том кошмаре!
Джазз попытался сжать кулаки, но только взвыл от боли. Казалось, неповрежденными остались только искра и часть процессора. Что ж, видимо он заслужил подобную расплату!
Сознание тонуло в потоке ошибок и сигналов о повреждениях. Автобот уже был не способен даже думать. Он только замирал от ужаса, понимая, что ему предстоит целая вечность этих мучений.
Уже на грани временной блокировки, он почувствовал, что его бережно подняли чьи-то сильные манипуляторы. Услышал, как зашумели антигравы и снова испытал ощущения полета. Максимально сконцентрировав разбитую оптику он смог увидеть только алые, пылавшие, словно заря на небосклоне, огромные визоры.

2011-01-20 в 00:20 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
А у вас кат не сработал
*скромненько*
Вещь понравилась. Пробирает.

2011-01-20 в 00:25 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
сча сделаем катю ... извините - это на Дайрях лагает :)

   

Царство Вей

главная