Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:19 

Пигмалион и Галатея часть 2

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Автор: Bulldozzerr
Бэта: Rina27
Пейринг: Саундвэйв/Джазз, Бластер/Джазз
Вселенная: G1
Рейтинг: R
Предупреждения: slash


Когда Джазз пришел в себя, он уже не ощущал той дикой боли, которая пронзала все его системы, буквально сводя с ума. Зато он не мог пошевелиться и не мог управлять своим корпусом. Повреждения не были ликвидированы, просто его нейросеть была отключена. Диверсант активировал оптику - гладкое покрытие невысокого потолка. Где он? Зачем он здесь? Зачем он вообще до сих пор функционален? Впрочем, ему уже было все равно... слишком жестоко пылала его искра в последнее время от горя. Этот огонь выжег почти все желания, мысли и страхи.
- Джазз: Стадия регенерации — 15%. - пробарабанили рядом.
- Зачем тебе это, десептикон? - еле слышно прошептал диверсант.
Ответа не последовало. Вместо этого Джазз почувствовал, как его развороченных систем грудного отсека бережно коснулись манипуляторы. Тихонько загудели лазерные инструменты, аккуратно соединяя каждый разорванный проводок. Саундвэйв, конечно был не настолько опытен как Хук и не настолько талантлив, как Рэтчет, но в ремонте все-таки разбирался получше остальных. Ему не раз доводилось восстанавливать своих кассетников собственноручно, а усидчивость и кропотливый характер действий только способствовали развитию его умениям.
Джазз поморщился, когда соединяющий инструмент приблизился к нейростволу. Движения разведчика были аккуратными, прикосновения деликатными, но в них читалась некая неуверенность. Слишком сильно был поврежден автобот и Саундвэйв не знал, удастся ли ему отремонтировать пациента в данных условиях и без чьей-либо помощи. Тем более, он боялся ошибиться, сделать что-либо не так или навредить еще больше. Джазз прочувствовал все это сразу и только удивленно сверкнул оптикой. Зачем это все? Он не хотел больше существовать, не хотел ощущать, думать, чувствовать, помнить... Ремонтируя его, десептиконский разведчик только продлевал эту ужасную агонию, которую он так надеялся оборвать у заброшенной башни. Автобот, наверное, возненавидел бы своего спасителя за это, но в его искре больше не оставалось места на какое-либо чувство. Поэтому он просто продолжал молча лежать на ремонтной платформе, отключив оптику и прислушиваясь к ловким движениям синих манипуляторов. Внезапно появившаяся еле слышная музыка позволила ему хоть немного отвлечься от соскальзывания в бездонную пропасть, разверзшуюся в его искре.
Так проходили клики, микроциклы и циклы. Временами Джазз уходил в оффлайн, подзаряжаясь от подключенной системы, а иногда просто молча лежал и смотрел в потолок. И всегда рядом был десептикон, все такой же безмолвный и невозмутимый, старательно выполняя ремонтные манипуляции над почти безнадежным автоботом. А еще музыка... живая и теплая, полная нежности, которая словно укутывала полуугасшую от скорби и боли искру мягкими объятиями, не давая ей остыть окончательно. Порой диверсант просто поражался стоическому терпению разведчика, когда тот клики напролет выполнял столь сложную и требующую максимальной концентрацииработу без единого слова и без отдыха, уходя ровно настолько, насколько необходимо было для перезарядки. Но мысли о Саундвэйве и его странном поведении покидали процессор Джазза довольно быстро, в основном его мысли наполняли воспоминания о Проуле, а искра надрывалась от отчаяния.

Тихая музыка, наполнявшая отсек, была несколько печальнее, чем обычно. Эту перемену нельзя было не заметить - с каждым циклом мелодии были все минорнее и минорнее. Джазз включил оптику и повернул голову - последнее он сделал благодаря отремонтированным вчера шейным сочленениям.
- Зачем ты меня спас? - его голос прозвучал неожиданно громко в этом тихом уголке и Джазз невольно вздрогнул.
С противоположной стороны отсека на него уставились огромные красные визоры. Разведчик сидел за монитором диагностической системы и просматривал какие-то данные. Его лицевую пластину скрывала столь привычная взглядумаска, а оптический щиток слегка вспыхивал сдержанным огоньком. Он медленно повернулся в сторону автобота и стал его рассматривать, словно не видел сотни астроциклов. Джазз вдруг почувствовал раздражение. Вся та боль, что он перенес за последнее время взбурлила в его нейросети, как вулкан, преображаясь в досаду, обиду и злость.
- Я тебя просил? Зачем ты меня спас? Тебе нечем заняться, десептикон? Я хотел разбиться, я хотел погибнуть, а ты мне не дал!!!
- Принимая во внимание плотность твоего корпуса, высоту башни и силу удара, вероятность разбиться до деактивации состояла 60%. - Не выражающим никаких эмоций голосом, проговорил десептикон.
- Ну и что? - голубые визоры дико вспыхнули - тебе то какая разница? Одним автоботом больше, одним автоботом меньше! Зачем помешал мне погибнуть?
- Желание деактивировать себя -противоестественно...
- Да ты что? А не противоестественно существовать с разбитой искрой? - Автобот дернулся на столе, от чего несколько проводков оторвалось от его корпуса. - Да кому я говорю? Бесчувственной жестянке! Да ты вообще никогда не сможешь это понять! Шлак! - Джазз дернулся еще раз и замер от боли, прострелившей нейросеть - очевидно он что-то повредил в регенерационной системе. Его тирада прервалась резким вскриком.
Саундвэйв невозмутимо поднялся с кресла, подошел к рем-платформе и спокойно принялся присоединять обратно проводки ловкими движениями синих манипуляторов.
- Присутствие болевых ощущений свидетельствует о полной функциональности искры.
- функцион... нальности? - стиснув дентопластины от боли прошипел диверсант - разве что механич... ческо... ох... - последние слова потонули в болезненном стоне. Автоботу казалось, что вся его нейросеть - сплошной болевой импульс и выносить это не было больше сил.
- Через несколько кликов начнет действовать блокиратор и импульс остановится. Во избежание повторения рекомендация - больше не предпринимать попыток двигаться.
Джазз почти не слышал этот стальной голос над собой через окатившую его волну боли. Он вырубил оптику и заскрипел дентопластинами, проклиная каждый миликлик своего нынешнего существования. Саундвэйв пристально взглянул в мигающие голубые визоры и подключил еще несколько проводков, аккуратно и почти ласково касаясь корпуса автобота. Потом он не спеша вытер с его лицевой пластины выступившие струйки омывателя, бережно проводя манипулятором по гладкой обшивке. Было что-то успокаивающее в его касаниях, во всей его манере и движениях, и автобот почувствовал, как боль понемногу отступает.
- З... зачем я тебе? - продолжая плакать спросил он. На этот раз голос диверсанта прозвучал намного слабее, чем раньше. Он медленно повернул голову и взглянул притушенной оптикой в рубиновые визоры вверху.
Разведчик молчал. Он только продолжал молча вытирать со щек Джазза омыватель, ласково поглаживая его красивое лицо.
- С... Саунд... - Джазз слабо приподнял голову - Отпусти... пожалуйста...Отпусти меня...
- Ты нуждаешься в регенерации. - Коротко ответил десептикон, сверкнув оптикой. Синий манипулятор молниеносно порхнул на панель приборов, набрал там какой-то код, и автобот тут же погрузился в оффлайн под воздействием импульсом заменяющей нейросети.

Манипулятор легко сжался и разжался. Автобот попробовал прокрутить колеса на плечах и удивленно услышал тихий шорох от вращения. Продолжая исследовать свой корпус, он несколько раз включил и выключил дальний свет фар. Потом согнул ноги в коленях. Корпус подчинялся на удивление послушно и, что самое главное, абсолютно безболезненно.
- Регенерация завершена на 75%. - Услышал он сзади.
Этот монотонный механический голос вернул Джазза к реальности, заставив вспомнить, где он находится и что произошло.
- Не нужно мне все это! - рявкнул он, резко сдирая с себя репаративные приборы и подымаясь с платформы. От того что он быстро сел его сервоприводы жалобно зажужжали а гироскопы совершенно сошли с ума от неожиданной перемены положения, но диверсант не унимался - я не собираюсь больше продолжать свое жалкое существование! - зашипел он и попытался встать.
Тут же осев на ослабленных ногах, он очутился на полу.
- Глупо и не рационально. Как всегда. - Проконстатировал десептикон и поднял черно-белого меха за плечи, усаживая назад на платформу.
- Что, очередная попытка сконструировать себе красивую игрушку близится к провалу? - злобно прохрипел задыхавшийся от бессилия автобот прямо в маску бело-синему меху.
Красные визоры вмиг побагровели, а манипуляторы десептикона сжали сегменты брони автобота намного сильнее, чем просто для поддержки. Джазз в ответ саркастически улыбнулся.
- Нашел себе новое увлечение - собрать идеального интер-бота из останков автоботского офицера? Что в этот раз? Сотрешь мне память? Промоешь процессор? Посадишь под замок? Или придумаешь еще какую-нибудь извращенную гадость?
Звонкий удар раздался в помещении. Джазза перекинуло через платформу и он упал снова на пол. Левая щека дико заныла, а синяя оптика вспыхнула неоновым светом.
- Надо же... Неужели знаменитая выдержка начала тебе изменять? - прохрипел он, пытаясь подняться.
- Автобот: провокация... - или диверсанту показалось, или Саундвэйв сам не ожидал от себя подобных действий?
Десептикон помедлил несколько миликликов, наблюдая за беспомощным барахтаньем автобота, затем подошел к нему и поднял, собираясь положить снова на платформу. Джазз попытался сопротивляться, но быстро сдался, так как сил у него почти не оставалось, а нейросеть опять давала о себе знать сотнями болевых импульсов. Он выдохнул пар из вент-систем и расслабился, позволяя десептикону взять его на руки. В какой-то миг их оптики снова встретились и Джазз слабо коснулся пальцами стальной маски, всматриваясь в огненную глубину багровых визоров.
- Ты не ответил... зачем тебе все это? Ты же можешь найти себе менее строптивую добычу... - на этот раз голос Джазза был мягким и почти умоляющим - Позволь мне отправиться туда, куда я так и не смог. Ты же десептикон... что тебе стоит помочь избавить одного автобота от жалкого функционирования?
По щекам диверсанта снова хлынул омыватель, и он почувствовал, как синие манипуляторы прижали его сильнее к теплому корпусу. Алые визоры напротив стали несколько темнее и в них снова промелькнул непонятный огонек.
- Желание прекратить существование - неестественно. Мотивация непонятна.
Монотонный голос прозвучал очень тихо, словно пытаясь не нарушать тишину небольшого отсека.
Голубые визоры снова вспыхнули на несколько кликов, но тут же померкли - у автобота не хватало сил на даже ярость. Разведчик уже успел положить его на платформу и собирался отойти, как Джазз схватил его за плече, слегка приподымаясь, и выпалил прямо в маску:
- Мотивация? Хочешь услышать мотивацию? Только вряд ли ты поймешь, десептикон! Потому что это любовь! Я любил Проула! И люблю! Без него мое существование невозможно! Разве ты способен осознать это своим бесчувственным процессором? Разве ты можешь любить так, чтобы казалось, будто каждый твой атом связан с партнером навеки? Проул был моей жизнью, моей искрой, а такие вот ублюдки вроде тебя его деактивировали...
В конце Джазз перешел на крик, и его оборвала увесистая пощечина. Он мотнул головой и повалился обратно на платформу, хрипя от боли, обиды и негодования. Багровые, почти черные визоры над ним пылали диким огнем, а манипуляторы десептикона сжались в кулаки на краях платформы, сминая их, словно легкую материю.
- Рекомендация: больше не упоминать имени Проула...
Разведчик проговорил как всегда сдержанно, но стоило только взглянуть на его визоры, как сразу ставало понятно, чего стоит ему эта сдержанность. Джазз в ответ только запрокинул голову и громко рассмеялся.
- А то что? Убьешь меня? Так давай! Давно пора, а то возится тут с вражеским диверсантом, словно с бетой! Ты упал в моих глазах, Саунд! Разве так поступают истинные разведчики?
- Замолчи!
Тяжелый кулак смял покрытие платформы всего в нескольких миллиметрах от шлема автобота. Только это совершенно не остановило разошедшегося диверсанта.
- Это ты лучше замолчи! Он запрещает мне произносить имя Проула! Да кто ты такой? Ты сам не достоин называть его имени, ясно?! Ты не стоишь и его винтика, шлаков десептикон! Я запрещаю тебе произносить это имя, слышишь?! Десептиконская сволочь! Извращенец! Маньяк! Убийца! Ненавижу...
Мощный удар в лицевую пластину вырубил автобота и в помещении настала тишина. Совершенно черные визоры десептикона несколько кликов исступленно рассматривали собственный кулак, забрызганный свежим энергоном. Потом он в недоумении перевел взгляд на распластавшегося в оффлайне автобота и тяжело выпустил пар с вент-системы. Визоры десептикона стали резко менять цвет снова на ярко-алый и он медленно опустился на пол, рядом с рем-платформой. Издав непонятный короткий звук, упавший на колени десептикон уронил лицевую пластину в ладони. Он никогда не предполагал, что существуют эмоции, с которыми он не в силах справиться. Всего только раз или два в его жизни чувственная сфера брала верх над разумом и все эти случаи так или иначе были связаны с Джаззом.
Несколько кликов он сидел не шевелясь, словно изваяние. Создавалось впечатление, что разведчик погрузился в своеобразный транс, отключив все внутренние радары, датчики и таймеры. Для него сейчас ничего не существовало. Десептикон пытался восстановить гармонию в собственной искре, которая грозила взорваться, от вдруг переполнивших ее чувств и эмоций. Постепенно работа вент-системы Саундвэйва становилась все более размеренной и стабильной, а пылавшие огнем алые визоры, скрытые под манипуляторами,начали гореть ровным рубиновым светом. Из ступора его вывело легкое шуршание, раздавшееся сверху.
- Ммм... Шлак, больно... не мог с-сильнее? Так чтоб насовсем? - тихо простонал автобот.
Разведчик моментально подскочил и засуетился над раненым.
- Не двигайся. Я устраню повреждения. - Проговорил он, нежно вытирая энергон с разбитых губ диверсанта. - Сканирование общего состояния. - Прокомандовал он регенерационной панели.
Автобот выдавил саркастическую улыбку.
Десептикон нагнулся ниже, продолжая бережно вытирать разбитое лицо автобота.
- Ты действуешь нелогично, Саундвэйв...
- Мне это известно.
- Ты часом не заболел? Может, какой вирус в процессоре? - с каким-то болезненным ехидством поинтересовался Джазз.
Алые визоры неопределенно мигнули, но их хозяин не проронил ни слова.
- Почему бы тебе меня просто не деактивировать и не найти себе другую игрушку? - неожиданно серьезным тоном спросил автобот, перехватив обтирающий его лицо манипулятор. Он снова взглянул прямо в алую оптику. - Поверь, так будет лучше нам обоим.
- Ошибка: Джазз - не игрушка.
- А кто? Вражеский лазутчик? Автоботский офицер и главный противник?
Саундвэйв молча опустил голову и освободил свой манипулятор. Он не знал ответа. Давно уже не знал. На все попытки проанализировать эту ситуацию процессор упрямо выдавал ошибки. «Сбой в системе, не подлежащий устранению» - вот как бы описал он Джазза для себя.
- Зачем ты меня подобрал? - автобот повторил свой вопрос почти шепотом.
- А зачем ты прыгнул? - так же тихо ответил десептикон, нарушая свое привычное построение фраз.
Их визоры снова встретились, но всего лишь на миг. Затем десептикон резко встал и повернулся к мониторам. Нажав несколько кнопок и направив инструменты для регенерации в нужные сегменты автоботского корпуса, он повернулся к двери. Уже выходя, он на миг обернулся и коротко бросил:
- Регенерация завершиться через три цикла. После этого автобот будет свободен и может идти куда угодно.
Не дожидаясь ответа, он резко вышел, закрывая за собой створки шлюза.
Джазз несколько кликов неподвижно смотрел на закрытые двери, а потом тяжело выдохнул вент-системой и пригасил оптику. По его серым щекам снова потекли струйки омывателя.


«Регенерация завершена». - Пропищал комлинк, встроенный в рем-камеру.
Сидевший за монитором темно-синий мех в маске слегка вздрогнул, как будто боялся этого момента.
- Джазз. Статус: Восстановлен на 100%. - констатировал он, повернувшись в кресле.
Автобот сидел на платформе, свесив ноги и понурив голову. Его тоже, очевидно не очень-то обрадовало это сообщение.
- Автобот - свободен. - Все так же бесстрастно пробарабанил десептикон.
Джазз поднял на него взгляд и страдальчески улыбнулся.
- Ну что ж, пойду искать новую вышку. Так чтоб уже наверняка... и без всяких разведчиков.
Он резко поднялся и шагнул вперед. Тут Саундвэйв активировал антигравы, молниеносно подлетел к нему вплотную и завис в воздухе, внимательно всматриваясь в голубую оптику. Джаз недоуменно посмотрел на него в ответ и тут же почувствовал, как его процессор беспардонно сканируют.
- Автобот не уверен в действиях, допускает сомнения. Вероятность повторения попытки суицида сократилась до 50%. - тут же выдал разведчик.
- Да пошел ты! Телепат шлаков! - рявкнул на него Джазз и грубо оттолкнув, направился к двери.
- На общем фоне вырисовывается проявление эмоций и желаний. Восстановление сбоя нейросети начато.
- Да кто ты, чтоб мне диагнозы ставить? - разозлился диверсант уже на подходе к шлюзу. Ведь он сам четко чувствовал, что Саундвэйв не ошибся, и он действительно уже не уверен, сможет ли снова вот так вот бездумно прыгнуть в бездну. Каждый шаг к выходу давался Джаззу все с меньшей решимостью и уже у самых дверей он вдруг остановился, безвольно прислонившись к стене, как будто бы ему не хватало сил устоять. Потом он медленно сполз вниз по этой же стене и, усевшись на пол, тихо заплакал, закрываясь скрещенными манипуляторами.
Десептикон наблюдал за этой картиной молча, невысоко паря в воздухе на антигравах.
- Шлак... я не смогу... - Сквозь плачь промямлил Джазз. - Я же обещал... Проул... Это все ТЫ! - вдруг заорал он, подымая голову и бросая гневный взгляд на десептикона. - Ты! Ты! Ненавижу! Это все из-за тебя! Ты разлучил меня с Проулом! Гад!
Со скоростью молнии диверсант набросился на разведчика и принялся его беспорядочно колотить кулаками. От неожиданности висящий в воздухе Саундвэйв потерял равновесие и свалился на пол, увлекая за собой разбушевавшегося автобота. Джазз, свалившись на него сверху, все не унимался, продолжая впечатывать манипуляторы в белую маску.
- Тебя кто просил? Шарктиконов металлолом! Зачем ты меня подобрал? Я бы был уже с НИМ! Это все из-за тебя! Шлак! Ненавижу! Проклятый транзистор! Тебе больше нечем заняться?
Автобот был настолько неадекватен, что даже не заметил, что Саундвэйв почти не защищается, стараясь только укрываться манипуляторами от ударов. Постепенно ярость диверсанта начала остывать, удары становились реже и слабее, а потом он вдруг остановился, всхлипнул, и снова расплакался, уткнувшись в квадратное плечо разведчика. Ошарашенному Саундвэйву понадобилось несколько миликликов, чтобы сообразить, что происходит и адаптироваться к резкому изменению ситуации. Алые визоры слегка потемнели, приобретая багровый оттенок, он взглянул на плачущего на нем Джазза, незаметно просканировал его нейросеть, и под слегка примятой белой маской скользнула еле уловимая улыбка.


- А ты все пьешь очищенный?
Лицевая пластина Бластера упрямо блестела в вечерних огнях заправки.
- О, здорова, Бластер. Да так, решил вот выйти в люди, так сказать.
- Давно пора, Джаззи, а то я порой забываю, что ты вообще на станции присутствуешь!
Красный автобот фамильярно похлопал диверсанта по плечу. Радист был уже порядочно накачан высокооктанкой, и его расположение духа было лучше некуда.
- А ты, вижу, все неочищенным балуешься? -кокетливо вздернул оптогрань черно-белый офицер.
- Ой, да ладно! Себя в иные времена вспомни! - Замахал манипуляторами Бластер и нагло усевшись за столик к Джаззу, снова похлопал его по плечу.
Джазз смущенно улыбнулся.
- Да, было время - зажигали... - немного сконфузившись, ответил он.
Бластер сверкнул синими, словно аквамарин, визорами и подсунулся ближе к диверсанту, почти уже пересев на его стул.
- Слушай, а не пора ли тебе уже завязывать со своим затворничеством? А? - самым соблазнительным тоном проговорил красный мех прямо в аудиосенсор диверсанту. Незаметно он сумел пододвинуться так близко, прижав собеседника к стене, что теперь Джаззу и деваться-то было некуда, кроме как в объятия Бластера.
- Что ты имеешь в виду, Бластер? - наиграно непонимающе спросил диверсант, стараясь все-таки как-нибудь освободиться от такого яркого проявления симпатии.
- Ммм... ты забыл? - Мурлыкнул радист ему в антенку. - Может, я смогу кое-что напомнить?
- Бластер, ты... эээ... пьян. - Как-то неуверенно промямлил автобот, неустанно пытаясь отодвинуться от красного меха.
- Подумаешь... Зато вот ты - в полной процессорной ясности, а это, увы, не простительно! - игриво рассмеялся автоботский радист и подсунул ему энергокуб.
- Прости, я не буду... - резко отказался Джазз.
Визоры Бластера немного потускнели.
- Что, с тех самых пор? - неожиданно серьезно спросил он.
- Да, Бластер... с тех самых.
Красный автобот заметно помрачнел. Он немного отстранился от диверсанта и на несколько кликов задумался, рассматривая праздную толпу. Потом он вдруг неожиданно вскочил и схватил за манипулятор несговорчивого собеседника.
- Пошли. Тебе надо развеяться!
- да я как бы уже «развеиваюсь» - неуверенно пробормотал Джазз.
- Нет, здесь столько шума - нормально не расслабишься! Пошли! - Бластер настойчиво поволок диверсанта к выходу, не забыв, однако, захватить с собой куб высокооктанки. На его робкие протесты он ответил со своей лучезарной улыбкой:
- Обещаю - никаких глупостей! Просто немного возвращу тебя к жизни!

Небо Кибертрона как всегда пылало сотней звезд, озаряясь иногда вспышками пролетавших комет и огнями космолетов. Аудиосенсоры улавливали такой привычный неустанный шум генераторов планеты и гул движения космических тел. А еще музыку.... Красивую, мягкую и такую свежую... словно земной ветер. В ней было что- то особенное, что-то свое, неуловимое, но такое прекрасное. Джазз невольно улыбнулся. Он лежал на спине, смотря в звездное небо, положив голову на колени сидящего Бластера. Так вот они любили сидеть когда-то... когда-то очень давно... в прошлой жизни. Джазз любил чувствовать музыку всеми системами, она всегда влияла на него, проходила сквозь каждый атом и каждый контакт. Еще, помниться, Перцептор в свое время хотел исследовать эту странную зависимость Джазовой искры от музыки.
- Как красиво... - протянул диверсант.
Бластер, допив куб до дна, выкинул его за спину и взглянул на озаренное светом лун лицо черно-белого меха.
- Так же как тогда... Ты помнишь?
- Это сложно забыть, Бластер... Даже, если бы и хотелось порой.
Губы радиста дрогнули.
- Из-за Проула?
- Ну да... не могу простить себе, что смог вот так вот изменить ему...
- Ведь Проул никогда не любил музыки.
- Это меня не оправдывает. - Грустно проговорил черно-белый мех, стараясь поймать взгляд собеседника, но Бластер упрямо прятал визоры, смотря куда-то вдаль.
- А что оправдывает? - вдруг произнес он, слегка приглушив звучание.
Джазз вопросительно взглянул на разведчика, слегка подняв оптограни.
- Ты ведь был со мной не только из-за музыки. - Наконец-то красный мех соизволил посмотреть на диверсанта. Его визоры были темнее синевы космоса.
Джазз неопределенно улыбнулся и проигнорировал вопрос, сладко потянувшись на коленях автобота.
- Добавь немного басов, Бластер... - попросил он, проводя манипулятором по обводам его динамиков.
- Хм... наш красавчик перешел на музыку потяжелее? - хитро прищурился радист, разгоняя сабвуфер.
- Есть немного. - В голубых визорах на долю клика мелькнул озорной огонек.
Музыка начала обретать иной оттенок, постепенно снижая тональность и переходя на более четкую пульсацию. Джазз еще сильнее прижался к Бластеру, продолжая завороженно водить пальцами по кеврелу его динамиков. Некоторое время они снова молчали - Джазз, очарованный музыкой, Бластер - отблесками луны на гладком лице диверсанта.
- Ты всегда мне нравился... - Наконец нарушил тишину кассетный мех. Темно-серые пальцы на динамиках замерли. - Всегда... С первой встречи. Только ты уже тогда был с Проулом, хотя мне было трудно понять, что ты в нем нашел. Вы были такими разными... Шлак, было время, что я чуть не возненавидел тактика... А после нашего... хм... романа, я понял, что больше ни с кем и никогда не смогу быть по-настоящему счастливым, кроме тебя, Джазз...
Некоторое время диверсант смотрел прямо в синюю оптику собеседника, словно увидел его в первый раз. Потом он положил манипулятор на дрожащий от децибел сабвуфер кассетного меха и тихо прислушался. Бластер еле касаясь погладил антенки диверсанта и сделал музыку еще ниже.
- Такое гладкое... - прошептал черно-белый мех.
- Что?
- Покрытие. Такое гладкое. - Уточнил он, поглаживая кеврел динамика.
- Ну а какое же еще? - Бластер весьма удивился неожиданной смене темы разговора. Его оптика слегка посветлела и он с досадой улыбнулся, решив таки принять красноречивый намек сменить пластинку. - Если ты про гофру, так это старье давно уже не в моде. Тебе надо почаще вылезать из своего отсека, Джаззи.
Тон Бластера снова стал беспечно-шутливым и несерьезным. Казалось, он этой бравадой пытается защитить себя от нараставшей в искре обиды.
- Не в моде? - задумчиво переспросил Джазз.
- Ну да! Звук, конечно, они выдают пониже, но пока такой динамик раскачаешь - запаришься! Энергии жрет, что плазмопушка! Да и кому нужны такие агрессивные басы? А к ним еще и усилок мощнее надо... таскай за собой!
- Но ведь басы действительно сильнее... намного... - несколько отрешенно пробормотал диверсант, водя рукой по динамику.
Бластер в недоумении пожал плечами.
- Да ну их... сейчас не модно. Зачем мне такие басы? Стены рушить? Или слушателей по стенке размазывать?
При этих словах Джазз как-то загадочно улыбнулся и провел свободной рукой по кассетной деке Бластера. Казалось, он сейчас совершенно не здесь и не с ним. Радист невольно нахмурил оптограни - очевидно, Проул будет стоять между ними даже после деактивации. Диверсант тем временем совершенно отрешенно очерчивал строгие края желтой дверцы на груди у Бластера. Потом снова принялся водить пальцами по кеврелу, только теперь уже более ласкающими движениями. Вся нахлынувшая ревность Бластера улетучилась в один момент. Он даже слегка заурчал от удовольствия, поглаживая антенки Джазза. Направленность музыки снова резко изменилась, внося в искру диверсанта некое смятение. Он закусил губу и легонько надавил на центр сабвуфера своего бывшего случайного партнера. Бластер вздрогнул всем корпусом и удивленно посмотрел на черно- белого меха. Его вент-система начала форсированно прогонять воздух, чтобы понизить внезапно подскочившую в сетях температуру.
- Джазз, откуда ты знаешь... это? - задыхаясь спросил красный мех, вздрагивая при каждом прикосновении умелых серых манипуляторов.
Джаз вновь проигнорировал вопрос, только обворожительно улыбнулся.
- Знаешь, ты тоже мне всегда нравился, Бластер...
Ярко сверкнувший визорами радист в ответ нагнулся к лицевой пластине диверсанта и страстно поцеловал его тонкие губы. Только вот Джазз не ответил. Он вежливо подождал один клик и деликатно оттолкнул его, продолжая все так же ласково улыбаться.
- Но нам, очевидно, не суждено быть вместе.
Синие визоры потемнели в тон бездонному ночному небу.
- Почему? Столько времени прошло? Ты же уже свободен!
- Прости, Бластер... Могу предложить только дружбу.
- Не нужна мне дружба! После всего, что между нами было! Это же - словно пощёчина, Джазз!
Бластер гневно полыхнул оптикой - излишек высокооктанки давал о себе знать, вгоняя в его нейросеть добрый процент ярости и жара. Джазз поднялся и снисходительно посмотрел на собеседника, обняв его лицо ладонями.
- Бластер... миленький... речь не о тебе. Ты просто замечательный парень и я рад, что мне посчастливилось с тобой познакомиться...
- НО? - нетерпеливо перебил его радист, освобождая свою лицевую пластину от темно-серых манипуляторов.
Джазз в ответ грустно улыбнулся и понимающе кивнул головой.
- Мы не можем быть вместе. - Кротко ответил он.
- Проул погиб давно...
- Я знаю. Дело не в этом. Вернее, не только в этом. - Еще грустнее ответил Джазз. - Я не могу.
- Почему? - Бластер уже терял над собой контроль, не замечая, как переходит на крик.
- Прости... только дружба... и все.
- Да катись ты! - рявкнул радист, резко оттолкнув от себя диверсанта и отвернулся в сторону. Он еле сдерживал себя, чтобы не взвыть от досады. Джазз заметил болезненный огонек в его оптике и нервно сжавшиеся кулаки и решил, что лучше ему сейчас удалиться. Автоботский радист услышал за спиной звук трансформации и резко повернул голову.
- У тебя уже кто-то есть, не так ли?
- Это здесь не причем. - Донеслось из полосатого спорткара.
- Мне бы мог и сказать. - Раздраженный тон Бластера на все 100 процентов отражал его боль и обиду. - Кто это?
- Тебе не стоит это знать, Бластер. - Как можно деликатнее произнес Джазз.
- Даже так? - Губы радиста искривила саркастическая улыбка. Он снова отвернулся, сделав несколько шагов в направлении к городу, но потом, не услышав за собой гул мотора, резко оглянулся и бросил на прощание:
- Посмотрим, как долго ты сможешь прожить без музыки!
Джазз в ответ только поднял столб пыли, разворачиваясь уезжать.
- Я не могу без нее прожить даже несколько циклов, Бластер... - тихонько прошептал он, настолько тихо, чтобы его мог услышать только ветер и стальные строения вокруг.


@темы: Драма, Десептиконы, Автоботы, R, Романтика, Слэш, Трансформеры, фанфик-мой

Комментарии
2011-01-20 в 00:19 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Джазз чувствовал, что его нейросеть захлебывается от эмоций, а вент-система накрылась абсолютно. Его разъёмы пылали жаром от раскаленных штекеров, а обшивка трепетала под прикосновениями умелых манипуляторов. Диверсант откинулся назад, не в силах больше терпеть жар, исходивший от чужого корпуса. Его пальцы прошлись по стыкам брони партнера и замерли на его плечах. Его искрой играли, причем играли так искусно, словно это был дроид на проволоке. Все его мысли, движения, ощущения и даже чувства контролировались и перенаправлялись в нужное русло. Джазз задыхался от наслаждения и от беспомощности одновременно. Он четко осознавал, что больше не принадлежит себе даже на микрон, он отдал себя партнеру без остатка. Сейчас он чувствовал то, что ему позволяли чувствовать и ощущал только то, что ему приказывали извне. Голубая оптика пригасла и диверсант по привычке закусил губу. Искра была готова уже вырваться наружу, взорваться словно тысячи звезд, но ему не позволяли открыть ее камеру. Жар от раскаленной, наэлектризованной до предела искры, казалось плавил его изнутри. Джазз с усилием снова прильнул к партнеру, еле слышно шепча ему в динамик:
- Не могу больше… ох… хватит…
Но в ответ по его нейросети пробежался приказ открыть створки порта. Повинуясь, Джазз издал протяжный стон, когда произошло джамп-соединение их систем. Конфигурация не совсем подходила и автобот ощутил, как его системам приказывают перестраиваться на ходу. Он не мог контролировать процесс, не мог его остановить или замедлить, он только мог сцепить дентопластины и приглушенно стонать себе в манипулятор.
- Это… ммм… слишком… - невнятно пробормотал он, изо всех сил вцепившись в броню партнера. Только его, казалось, никто не слушал. Импульсы непрерывно бомбили его нейросеть.
Автобот уже не соображал, что он чувствует – нестерпимую боль или безудержное наслаждение. По силовым кабелям снова прошелся поток энергии, срывая с его красивых губ еще один стон. Это было определенно больше, чем он мог вынести…
Ледяные манипуляторы партнера буквально обжигали плавящийся от жара корпус, а выступавшие на черно-белой броне капли хладагента тут же с шипением испарялись. Не в силах прекратить перестройку систем, Джазз подсознательно потянулся манипулятором к искрившему от напряжения порту, но тут же его отдернул, почувствовав сильный электрический удар. Его кисть нежно обхватили пальцы партнера и ласково погладили по тыльной стороне ладони.
Автобот попытался улыбнуться, но когда джамп-соединение зафункционировало на полную катушку, перенапряженная нейросеть отозвалась невыносимой тягучей болью. Тут взмыленный диверсант понял, что слетает с катушек, заорав не полную мощность вокалайзера.
Он больше не мог терпеть этот шквал импульсов и сигналов, забившись всем корпусом в крепких объятиях. Это было слишком сильно, слишком горячо и слишком глубоко… Такого близкого контакта у него не было ни с кем… даже с Проулом. Партнер мог теперь полностью управлять его системами и функциями, вплоть до частоты пульсации искры. Джазз уже ничего не соображал, для него существовал только невыносимый водоворот ощущений и плавящий контакты жар. Его заставили забросить ноги за талию партнера, обнять его за плечи, прогнуться назад. Диверсант покорно исполнял все, словно марионетка на ниточках, желая только поскорее отдать скопившуюся в нем энергию, иначе она его сожжет полностью. Но облегчение не наступало, приказа освободить бушующую искру не было, и черно-белый корпус все отчаяннее метался в припадке агонии и наслаждения.
Еще несколько мучительно долгих кликов прошло в невыносимых и в то же время сладких пытках и, наконец, Джазз осознал, что пластины камеры его искры начинают расходиться. Он встрепенулся и закричал, чувствуя, что его переполненные системы вот-вот перегорят от перенапряжения. Под аккомпанемент собственного крика он провалился в перезагрузку, безвольно откинувшись на платформу.

Негромкая ровная мелодия словно наполняла зал вязким веществом, закрадываясь даже в самые недоступные уголки искры. Джазз лежал на боку, прижавшись всем корпусом к партнеру и водил рукой по его лицевой пластине.
- Почему ты не откроешь ее? Я ведь уже видел твое лицо… тогда…
В ответ тишина.
Джазз потянулся и робко поцеловал белую маску.
- Открой, пожалуйста.
- Ответ отрицательный.
Разочарование на лице диверсанта могло растопить любую искру. Но не ЭТУ.
- Но… почему? Мы ведь и так вместе. Столько времени… я ведь и так уже полностью принадлежу тебе… Разве тебе так трудно это сделать для меня? Или ты до сих пор мне не доверяешь? После всего, что было?
- Вопрос обсуждению не подлежит. Тема закрыта.
- Я могу и обидеться. Я ведь ничего никогда тебя не просил.
- Обида автобота ситуацию не изменит.
Голубые визоры загорелись холодным огнем.
- Ты слишком со мной жесток, Саунд. Незачем мне очередной раз тыкать носом в то, что я могу себе обижаться сколько влезет и все равно, так или иначе, приползу к тебе, как последний дроид.
- Бессмысленно упрекать в жестокости десептикона.
- О да… это правда. Слишком много раз я проверил эту истину на собственном опыте.
Автобот заглянул в алые визоры.
- Скажи, тебе нравиться мучать меня?
- Вывод неверен. У меня другие мотивации.
- Интересно знать, какие же?
- Тебе они известны.
- Я им не верю, Саунд. Если бы ты ко мне что-то чувствовал, ты бы не стал поступать со мной ТАК.
- У меня не было выхода.
Автобот громко вздохнул.
- Выход всегда был!
- Он мне неприемлем.
- А вот это уже другой вопрос. Только вот если бы ты меня любил, ты бы меня тогда отпустил, а не превратил бы в птичку в золотой клетке.

2011-01-20 в 00:20 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
- Совет сменить тему разговора.
- Не нравится? Так побей меня, Саунд… или сломай мне что-нибудь… или прикажи сломать самому себе… ты же можешь…
- Пропозиция неприемлема. Заблуждение: Я никогда не пользовался своим влиянием во вред тебе.
- У нас разные мнения об этом… Но пусть… Оставим. Все равно я тебя люблю, Саундвэйв. Не могу иначе… как ты сказал, у меня НЕТ ВЫБОРА. Так что не беспокойся – золотая клетка захлопнута намертво.
Разведчик повернул голову в сторону автобота и в слегка побагровевших визорах мелькнул слабый огонек досады. Он несколько кликов молча рассматривал слегка надувшегося от обиды собеседника, потом так же монотонно как всегда спросил:
- Вопрос: если предоставить выбор, ты бы снова меня ненавидел?
Джазз удивленно взглянул на партнера. Что-то снова промелькнуло в красной оптике, какая-то смесь боли и разочарования, и он почувствовал, как сжалась его искра. Он тут же прижался ближе к десептикону и ласково улыбнулся.
- Прости, Саунд… Я сказал сейчас много лишнего. Стоит мне прикрутить вокалайзер. Я не должен был делать тебе больно. - Тут улыбка диверсанта стала шире – может, я как-то могу загладить свою вину? – он игриво поцеловал кнопку на плече синего меха.
Саундвэйв продолжал смотреть на автобота каким-то странным взглядом. В нем читалось обожание, желание власти и сильное отчаяние. Все это оттенял все тот же непонятный, слегка маниакальный огонек, который так часто пугал диверсанта своей неизвестностью. Синий манипулятор коснулся лицевой пластины Джаза и провел по ней дорожку от оптического щитка до подбородка.
- Мне не нужна игрушка. Мне нужен Джазз. – Необычайно тихо проговорил разведчик.
Как он мог открыть ему свое лицо со следами омывателя на щеках? Как мог признаться, что каждое слово диверсанта словно клинок прошило его искру и что эта самая золотая клетка давно захлопнулась за ними обоими?
Он слегка отстранил ошарашенного последней его фразой партнера и снова отвел визоры в потолок.
- Если хочешь, можешь быть свободным, Джазз. Произошла ошибка и результат вышел непредсказуемым.
Джазз еще более ошарашенно посмотрел на десептикона. Потом он обхватил его маску ладонями и струйки омывателя покатились из голубых визоров.
- Саунд… Ты что, меня бросаешь? – Темно-серые манипуляторы заметно задрожали.
- Неправильная трактовка: я возвращаю тебе свободу, Джазз.
- Я тебе надоел, да? Я обещаю больше не проронить ни слова! Буду включать вокалайзер только по приказу… Только пожалуйста, не бросай меня… я съеду процессором от этого…
Саундвэйв мягко остановил поток его лепета манипулятором.
- Уточнение: я устраню изменения в прошивке. Сниму с тебя эти оковы. Ты сможешь уйти сам. Свободно.
Джазз дико замотал головой.
- Я не хочу уходить от тебя, Саунд! Я люблю тебя!
- Поправка: то что ты назвал любовью - это измененный код прошивки,в следствии воздействия магнитно-звуковых волн определенной частоты на твою искру. Реакция нейросети на…
- Я прекрасно все это знаю, Саунд! – вдруг перебил его диверсант, отнимая закрывавший ему рот синий манипулятор - Так же как знаю и то, что ты теперь можешь полностью меня контролировать и безоговорочно подчинять себе. Но процессор-то ты мне не отключил и я прекрасно могу все это осмыслить. Пускай насильственно и против моей воли, но ты заставил меня жить, заставил чувствовать и любить. Я тогда был уже деактив… моральный деактив. И если ты уберешься сейчас из моей искры и из моей жизни, вернешь все как было, я снова превращусь в полуживого дроида, настолько слабого и истощенного морально, что даже не смогу покончить с этим жалким существованием. Я устал от ненависти… я НЕ ХОЧУ тебя ненавидеть! Я не хочу этого выбора! Я люблю тебя, Саундвэйв, потому что ты так приказал в свое время моей искре, и если я хоть немного тебе небезразличен, ты не совершишь со мной еще более жестокого поступка, чем тот, что уже сделал!
Джазз завершил монолог, дико сверкая неоновой оптикой и сжимая синий манипулятор в своих ладонях. Слушавший его десептикон тяжело выпустил воздух с вент-системы.
- У меня отсутствует желание причинять тебе боль, Джазз.
- Зачем ты тогда все это начал?
Под белой маской промелькнула тень горькой улыбки. А разве он мог поступить иначе?
- У меня отсутствовал выбор. – Повторил он.
Джазз каким-то чудом уловил всю глубину этой фразы и тоже грустно улыбнулся.
- Тогда мы действительнообречены быть вместе…- он снова прижался к десептикону, лежа на боку и обвивая руками его манипулятор.
Разведчик несколько минут молчал, а потом медленно повернул голову к партнеру и внимательно посмотрел в синеву бездонных визоров. Раздался тихий щелчок и еле слышное жужжание. Две половики белой маски разъехались и спрятались в пазы боковых щитков шлема. Джазз горящими визорами посмотрел на лицевую пластину десептикона. Он был такой же, как тогда – невозмутимый, строгий и бесстрастный. Только теперь на его лице красовались три глубокие полосы, расчерчивая гладкий металл по диагонали. Серый манипулятор тут же озадаченно скользнул по поврежденному покрытию. В визорах диверсанта четко читались испуг и удивление.
- Откуда у тебя эти шрамы, Саунд? – взволнованно спросил автобот. Он не помнил, чтобы десептиконский радист хоть когда-либо снимал маску, тем более в бою, и понятия не имел, кто их мог ему оставить.
- Расплата…
- Расплата? – визоры автобота вспыхнули – за что?
- За измену.
Диверсант непонимающе заглянул в побагровевшую оптику.
- Какую измену? И кто это тебя так?
- Кто: партнер. Измена: Джазз.
Диверсант резко вздрогнул.
- У тебя есть партнер?
- Уточнение: был. Погиб во время атаки Юникрона на Кибертрон.
Черно-белый мех облегченно выдохнул пар с воздухозаборников. Это было давно… Почти тогда же, когда погиб и Проул.
- Значит, это было еще тогда. Тогда выходит, что он узнал про бункер… Но как?
- От него бесполезно что-либо скрывать.
- Что, даже тебе? Не верю… Кто это, Саунд?
Саундвэйв снова отвернулся и уставился в потолок. Джаз понимающе умолк, но его хватило только на несколько кликов.
- Ты его любил?
- Он был моим кумиром. Любовь – не совсем корректное определение. Восхищение, подражание, уважение, преданность, иногда - страх. Он имел большое влияние на меня. Я считал – навсегда… - Визоры десептикона стали совсем темными. – Он не любил музыки. Он запрещал мне это. Не рациональная трата энергии.
- Что? – удивился автобот, подняв оптограни. – Запрещать музыку кассетникону? Это то же, что запретить ездить в альтформе автоботу… Это возмутимо… это же то же, что ЗАПРЕТИТЬ искре чувствовать… - выпалил Джазз и тут же осекся – ему вдруг резко стало ясно, что, очевидно, Саундвэйву запрещали не только музыку.
- Я согласился. Это логично. Музыка – непродуктивна.
- Это просто ужас! – вырвалось у диверсанта, но он тут же прикрутил вокалайзер.
Почти незаметная улыбка на миг озарила каменное лицо разведчика. Только когда он встретил Джаза, он понял, насколько сильно музыка может влиять на искру и как беззаветно ее можно любить. Раньше он позволял себе лишь иногда, прячась от партнера, урывками экспериментировать со звуками и тонами, пытаясь понять их природу и подчинить себе. Но потом… потом он сыграл мелодию полностью… и что-то в искре десептикона перевернулось. Это было заложено в его прошивку, в его базовую программу. Он понял, что все его существование до этих нот походило на бездумное функционирование искралишенного дроида, которому нельзя задавать лишние вопросы, нельзя иметь личное мнение, нельзя чувствовать, нельзя ощущать, нельзя жить… Именно из-за своего трепетного отношения к музыке Джазз и привлек его внимание. Это она соединила их искры еще тогда…
- Я его знаю? – вдруг прервал размышления разведчика уставившийся на него автобот.
- Он был известен большей части населения Кибертрона. – Саундвэйв повернулся к прижимающемуся к нему меху.
- Шлак! Никвинта себе! – вырвалось у Джазза. – И ты пошел на измену? Неужели я настолько симпатичнее?! – кокетливо поинтересовался он, теребя в ладонях синий манипулятор.
Саундвэйв снова еле-заметно улыбнулся и в алой оптике промелькнул знакомый огонек.
- Это было неизбежно, Джазз. Я это понял, как только тебя увидел. Он прочитал это в моей искре (визоры автобота при этих словах слегка округлились) и начал следить за мной. Когда ему стало известно о тебе, он меня наказал. Была нарушена клятва. Никто не должен был видеть мое лицо, кроме него. Я не сдержал слова. Наказание было справедливым. Шрамы восстановлению не подлежат – это особая техника.

2011-01-20 в 00:20 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
- И ты остался после этого с ним? – удивленно проговорил диверсант.
- Мне не разрешено было уйти. Предположение причины – я подходил. Он не любил перемен, не любил шума, лишних вопросов и лишних эмоций. Меня связывало обещание. Удовлетворительный вариант.
Голубые визоры слегка потускнели, а выражение лица автобота стало совершенно серьезным и несколько мрачным. Он снова провел манипулятором по шрамам на гладком покрытии и испытывающе посмотрел на партнера.
- Это был Шоквэйв? - прошептал он, словно боясь произносить это имя вслух.
Красная оптика резко вспыхнула, но за миг так же резко потухла, и десептикон снова отвернул голову и посмотрел в потолок. Джазз, свернувшись калачиком, молча уткнулся лицом в синюю наплечную броню. Конечно, догадаться по описанию было не трудно, гораздо сложнее уложить это в процессоре и осмыслить. Никто и никогда на Кибертроне и подумать не мог, что между этими двумя мехами существовала столь тесная связь. Сам Джазз до некоторого времени считал этих десептиконов не способными на чувства вообще. Но самое главное, автобот почувствовал, словно что-то щелкнуло в его искре. Он начал верить Саундвэйву, верить в его чувства и слова. Ведь нельзя же поставлять себя под такую опасность ради ничего не значащей интрижки. И пускай Джазз был категорически не согласен с его жестокими и нечестными методами, пускай до сих пор таил обиду за то, что он с ним сделал, но теперь он был уверен – Саундвэйв действительно его любил. Пусть непонятно, извращенно и местами неприемлемо для автоботского сознания, но любил. Диверсант не простил ему того, что он привязал к себе его искру, как делал это с кассетниками, только в этот раз без согласия и с нежелательными последствиями, но теперь он понимал его мотивации. Голубые визоры слегка потемнели и диверсант, приподняв голову, нежно коснулся своими губами строгих губ разведчика. Саундвэйв обвил его талию и притянул черно-белый корпус ближе. Потом он погладил антеннки на черном шлеме и как всегда сдержанно поцеловал диверсанта.
- Джазз прав. Автобот симпатичнее. – Сказал он через несколько кликов и снова неуловимая улыбка озарила его лицо. Диверсант озорно рассмеялся и изо всех сил прижался к слегка дрожащему от воспроизводимой музыки корпусу.


Определенно в том кубе незаряженного что-то было! Джазз прислонился к холодной стене, чтобы найти хоть какую-то опору и немного остудиться. Его процессор просто зашкаливало. Автобот чувствовал, что теряет над собой контроль и начал медленно сползать на пол. Оптика упорно отказывалась перестраиваться и он ничего не мог различить в кромешной темноте ангара. Шлак, и чего только его сюда занесло? Сидел бы на станции, играл с Блурром в гоночный симулятор.
Темно-серый манипулятор коснулся непослушной оптики. Шлак, он же ничего уже не соображает… Где он? Что с ним? Автобот терял связь с реальностью.
И тут появилась музыка… Такая завлекающая, такая теплая, такая страстная. Джазз поднялся и подсознательно потянулся к звуку. Манипулятор уперся в гладкую поверхность чужого корпуса. Джазз медленно провел по металлу. Такие знакомые строгие линии, резкие канты и острые углы. Джазз улыбнулся и прижался к квадратной грудной пластине, чувствуя, как его заключают в объятия.
- Что-то с оптикой… и с процессором… я ничего не сооб…
Диверсант не успел договорить – его оборвали поцелуем. Музыка стала ярче и переливистей и искра черно-белого меха заметалась, словно сумасшедшая. Не разрывая поцелуя, его молча прижали к стене и автобот выдохнул жар из вент-системы. К такому напору он не был готов и задрожал всем корпусом.
- Что… что ты делаешь? – бессвязно прошептал он, но ответа не последовало.
Смелые манипуляторы прошлись по стыкам брони, музыка буквально взорвала тишину и Джазз тихонько застонал, опустив голову на квадратное плечо. Тут партнер начал ласкать его антеннки и нейросеть диверсанта разожглась до предела. Он прикусил край кассетной дверцы, заставляя ее хозяина открыть ее. Потом он начал умело ласкать валы и магнитную иголку, чувствуя, как обнимавшие его манипуляторы заметно задрожали. Даже музыка слегка сбилась с ритма и полилась необузданным потоком. Черно-белый автобот ухмыльнулся и слегка откинулся назад, чувствуя как силовые штекеры соединяются с его разъемами. Он издал тихий стон и беспечно бросился в водоворот звуков, чувств и ощущений.

2011-01-20 в 00:20 

бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
- И ты остался после этого с ним? – удивленно проговорил диверсант.
- Мне не разрешено было уйти. Предположение причины – я подходил. Он не любил перемен, не любил шума, лишних вопросов и лишних эмоций. Меня связывало обещание. Удовлетворительный вариант.
Голубые визоры слегка потускнели, а выражение лица автобота стало совершенно серьезным и несколько мрачным. Он снова провел манипулятором по шрамам на гладком покрытии и испытывающе посмотрел на партнера.
- Это был Шоквэйв? - прошептал он, словно боясь произносить это имя вслух.
Красная оптика резко вспыхнула, но за миг так же резко потухла, и десептикон снова отвернул голову и посмотрел в потолок. Джазз, свернувшись калачиком, молча уткнулся лицом в синюю наплечную броню. Конечно, догадаться по описанию было не трудно, гораздо сложнее уложить это в процессоре и осмыслить. Никто и никогда на Кибертроне и подумать не мог, что между этими двумя мехами существовала столь тесная связь. Сам Джазз до некоторого времени считал этих десептиконов не способными на чувства вообще. Но самое главное, автобот почувствовал, словно что-то щелкнуло в его искре. Он начал верить Саундвэйву, верить в его чувства и слова. Ведь нельзя же поставлять себя под такую опасность ради ничего не значащей интрижки. И пускай Джазз был категорически не согласен с его жестокими и нечестными методами, пускай до сих пор таил обиду за то, что он с ним сделал, но теперь он был уверен – Саундвэйв действительно его любил. Пусть непонятно, извращенно и местами неприемлемо для автоботского сознания, но любил. Диверсант не простил ему того, что он привязал к себе его искру, как делал это с кассетниками, только в этот раз без согласия и с нежелательными последствиями, но теперь он понимал его мотивации. Голубые визоры слегка потемнели и диверсант, приподняв голову, нежно коснулся своими губами строгих губ разведчика. Саундвэйв обвил его талию и притянул черно-белый корпус ближе. Потом он погладил антеннки на черном шлеме и как всегда сдержанно поцеловал диверсанта.
- Джазз прав. Автобот симпатичнее. – Сказал он через несколько кликов и снова неуловимая улыбка озарила его лицо. Диверсант озорно рассмеялся и изо всех сил прижался к слегка дрожащему от воспроизводимой музыки корпусу.


Определенно в том кубе незаряженного что-то было! Джазз прислонился к холодной стене, чтобы найти хоть какую-то опору и немного остудиться. Его процессор просто зашкаливало. Автобот чувствовал, что теряет над собой контроль и начал медленно сползать на пол. Оптика упорно отказывалась перестраиваться и он ничего не мог различить в кромешной темноте ангара. Шлак, и чего только его сюда занесло? Сидел бы на станции, играл с Блурром в гоночный симулятор.
Темно-серый манипулятор коснулся непослушной оптики. Шлак, он же ничего уже не соображает… Где он? Что с ним? Автобот терял связь с реальностью.
И тут появилась музыка… Такая завлекающая, такая теплая, такая страстная. Джазз поднялся и подсознательно потянулся к звуку. Манипулятор уперся в гладкую поверхность чужого корпуса. Джазз медленно провел по металлу. Такие знакомые строгие линии, резкие канты и острые углы. Джазз улыбнулся и прижался к квадратной грудной пластине, чувствуя, как его заключают в объятия.
- Что-то с оптикой… и с процессором… я ничего не сооб…
Диверсант не успел договорить – его оборвали поцелуем. Музыка стала ярче и переливистей и искра черно-белого меха заметалась, словно сумасшедшая. Не разрывая поцелуя, его молча прижали к стене и автобот выдохнул жар из вент-системы. К такому напору он не был готов и задрожал всем корпусом.
- Что… что ты делаешь? – бессвязно прошептал он, но ответа не последовало.
Смелые манипуляторы прошлись по стыкам брони, музыка буквально взорвала тишину и Джазз тихонько застонал, опустив голову на квадратное плечо. Тут партнер начал ласкать его антеннки и нейросеть диверсанта разожглась до предела. Он прикусил край кассетной дверцы, заставляя ее хозяина открыть ее. Потом он начал умело ласкать валы и магнитную иголку, чувствуя, как обнимавшие его манипуляторы заметно задрожали. Даже музыка слегка сбилась с ритма и полилась необузданным потоком. Черно-белый автобот ухмыльнулся и слегка откинулся назад, чувствуя как силовые штекеры соединяются с его разъемами. Он издал тихий стон и беспечно бросился в водоворот звуков, чувств и ощущений.

2011-01-20 в 00:22 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
- Зачем ты это сделал?! Шлак!!!
Джазз сидел на полу, обхватив голову обеими руками, а по его щекам стекал омыватель.
- Ты подлил мне стимулятора в энергон!!! Как ты мог?! – Почти плача простонал он.
- Мне кажется, ты и без стимулятора бы справился! – резко ответил знакомый голос сверху. – По-моему ты был очень даже не против!
- Шлак! Ты не понимаешь, что ты наделал, Бластер! – продолжал причитать диверсант.
Красный автобот нагнулся к сидевшему на полу сотоварищу по знаку и посмотрел в его оптику пылавшими визорами.
- Я как раз все прекрасно понимаю! А я ведь хотел вернуть тебя к жизни, немного встряхнуть! Я столько времени ждал, когда ты закончишь носить траур по Проулу!Желал предложить тебе партнерство, Джазз! Но ты, как погляжу, быстро нашел ему замену!
- Бластер, ты же ничего не знаешь!
- Не знаю??? Поверь, догадаться не трудно! Еще бы, такие познания в строении кассетных! Раньше ты был гораздо менее осведомлен! Ты ведь даже не спросил, кто это! Да как ты мог, Джазз?! – Красный мех схватил диверсанта за плечи и затряс им – Да и с КЕМ? С КЕМ?!!
Казалось, автоботского радиста обуял какой-то психоз. Он не соображал ничего, его нейросеть накрыло волной ревности, досады, боли и разочарования.
- Отпусти меня… - тихо проговорил автобот, пытаясь освободиться от его манипуляторов.
- Отпустить? – На лице радиста показалась безумная улыбка – несколько кликов назад тебе это нравилось, Джаззи!
Он резко тряхнул его корпусом и поцеловал. Черно-белый автобот отпихнул его манипулятором и отвернул голову.
- Что, сейчас уже не нравиться? Не те чувства? – дерзко выпалил красный мех, продолжая держать диверсанта в захвате. – Или, (визоры Бластера резко прищурились) не тот цвет оптики?
Джазз бешено сверкнул оптикой и впечатал кулак в лицевую пластину сослуживца. Бластер выпустил его из объятий и ухватился за разбитую щеку.
- А-а-а, понятно… - протянул он, облизывая разбитые губы. – Наш эксперт по диверсиям предпочитает больше синий цвет корпуса и красный цвет оптики, а тут наоборот! Нестыковочка вышла…
- ПРЕКРАТИ!!! – заорал диверсант, снова ухватившись за голову, словно пытаясь угомонить раскалывающийся процессор.
Но Бластер не мог остановится. Ему было юникроновски обидно и он хотел отомстить. Он бы простил Джаззу все, понял бы все его прихоти, отпустил бы к любому партнеру… Но не к Саундвэйву. Этот факт он принял как личную обиду, как камень в свой огород, как жестокую насмешку! Джазз всегда был прекрасно осведомлен о персональной вражде этих двух мехов и теперь радист считал его выбор предательством. Предательством как его чувств, так и всех автоботских идей.
Подогретый ревностью и обидой, он снова кинулся на диверсанта и они оба упали на пол, кубарем покатившись к соседней стене. Джазз не успел опомниться от падения, как его придавили к покрытию и визоры чуть не ослепил яркий синий свет пылавшей над ним оптики.
- Так тебе нравится музыка пожестче, Джаззи?
Диверсант почувствовал, как его манипуляторы заблокировали стальные захваты рук разведчика.
- Перестань… отпусти меня… ты не представляешь, что ты натворил, Бластер! – по щекам диверсанта до сих пор стекал омыватель.
- Только не ври, что тебе не понравилось! – Проговорил радист в самый аудиосенсор черно-белого меха.
- Отстань, я был под синтетиком! Ты меня подпоил!
- Подумаешь…
- Это подло!
Визоры Бластера резко потемнели, приобретая какой-то фиолетовый оттенок.
- Подло? А не подло крутить шашни с вражеским шпионом? Ты же предатель, Джазз!
Правый манипулятор диверсанта дернулся, пытаясь снова ударить в лицевую пластину нависшего над ним меха, но его удержали прижатым к полу.
- Если я бы был предатель, ты бы был уже давно деактив, Бластер! – яростно прошипел в ответ обездвиженный мех.
- Да неужели? И кто меня бы убил? Ты что ли? Или твой… кхм… сообщник?
- Он мне не сообщник!
- Да? А кто же?
Оптика Джазза залилась неоновым светом.
- Он мой партнер!
Тут он почувствовал, как его лицевой щиток слегка хрустнул от мощного удара. На миг перед оптикой все поплыло и Джазз потерял ориентацию.
- Он - десептиконская дрянь! Да как ты мог?! Интер-бот беспрошивочный! – бешено заорал автоботский радист, начав снова трясти за плечи растерявшегося от удара диверсанта. Только в его крике было больше боли чем ярости.
- Знаешь, ты – не намного лучше! – процедил наконец пришедший в себя Джазз. Он сгруппировался и пнул радиста, отталкивая его от себя. Потом встал и вытер струйку энергона с разбитой щеки.
- Джазз, прости… - совершенно ошарашенно пробормотал Бластер. Казалось, он только сейчас понял, что ударил его. - Я… я не хотел… я сорвался… это так больно, Джазз!
Бластер сделал насколько шагов навстречу и нежно коснулся лицевой пластины собрата по знаку. Джазз посмотрел в его синюю, почти чернильно-фиолетовую оптику и его искра дрогнула.
- Я тоже виноват, Бластер. Не стоило вообще впутывать тебя… Но, шлак, вы так похожи…
Радист с нескрываемой надеждой посмотрел на автобота. Только Джаззу этот взгляд был словно выстрел в спину. Он совсем понурил голову и отнял от своего лица черный манипулятор.
- Только вот, я люблю ЕГО, Бластер…
Бездонно-синие визоры напротив потускнели и Бластер тоже опустил голову, чувствуя, что сейчас сойдет с ума от нахлынувших эмоций. Джазз не стал дожидаться проявления этих самых эмоций и понимающе укатил прочь, оставив радиста наедине с его яростью и досадой. Диверсанту и самому теперь было нелегко во всем разобраться.

2011-01-20 в 00:23 

бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Черно-белый болид вихрем влетел в небольшой отсек и трансформировался в стройного красивого меха. По выступившим на капоте каплям хладагента и раскаленным ободам шин было ясно, что он гнал на всех парах. Он так хотел добраться сюда первым. Но одного только взгляда на мирно сидевшего на синем плече крылатого кассетника было достаточно, чтобы понять, что он опоздал. Диверсант встал в растерянности посредине отсека и виновато опустил голову. Настало молчание. Стоявший напротив разведчик ничем не высказывал своих эмоций, смотря на прибывшего невозмутимым взглядом, в котором, однако, читался все тот же зловещий огонек.
Первым не выдержал Джазз. Он поднял заплаканное лицо и посмотрел на десептикона.
- Я не знаю, как это случилось… я… не помню… вернее помню, но… я ничего не соображал…
- Джазз. Состояние: неполадок в деятельности процессора не наблюдается. Способность мыслить рационально не утеряна.
Этот строгий металлический голос заставил Джаза сжать дентопластины и задрожать всем корпусом. Он медленно опустился на колени, теряя опору в шарнирах.
- Я знаю… я… не смог… шлак… я думал, что… нет…
Он совершенно запутался в словах, все так же виновато глядя на разведчика. Он специально умолчал о синтетике, понимая, что если он расскажет, то этим самым подпишет смертный приговор своему бывшему другу. Саундвэйв щелкнул пальцами и сидевший на его плече Лазербик вмиг убрался прочь. Алые визоры начали нехорошо темнеть и синий мех подошел ближе к стоявшему на коленях автоботу. Он многозначно прошелся манипулятором по его коротким антеннкам, заставляя поднять лицевую пластину вверх.
- Почему - Бластер?
Вопрос прозвучал настолько холодно, что диверсанту показалось - его искра вмиг обледенела от этого голоса.
- Я не знаю… Он… Было темно… музыка… Прости… вы так похожи…
На миг помещение озарилось багровым отсветом вспыхнувшей оптики. Продолжая держать голову Джазза за антеннки, десептикон жестко двинул коленом ему в лицо, умножая удар поддавшим сзади манипулятором. Брызнул энергон и автобот коротко вскрикнул, закрыв манипуляторами разбившиеся визоры.
- Твоя оптика нуждается в замене, автобот. – Донеслось сверху. Затем послышался шум антигравов и звук закрываемого шлюза.
Джазз продолжал сидеть на полу и содрогаться от рыданий. Темно-серые манипуляторы инстинктивно закрывали невидящую оптику, а омыватель вперемешку с энергоном полностью испачкал его лицо.

Персептор был, конечно, не так профессионален, как Рэтчет, но, все-таки, в микроремонтах разбирался лучше других. Он вот уже полнаноцикла пыхтел вент-системой над Джаззом, пытаясь вернуть его оптике прежние функции.
- Еще пару кликов потерпи и будет как новая! – проговорил он, настраивая замененные сегменты.
Однако пациент и так не высказывал нетерпения. Он смирно сидел, почти не реагируя на манипуляции ученого. Иногда по его щекам стекали одинокие струйки омывателя, но Персептор списывал это на болезненность операции и снисходительно не обращал внимания.
- Кто ж это тебя так, Джазз? – внезапно спросил ученый, припасовывая новый оптический щиток.
- Десептикон… - еле слышно прошептал диверсант.
- Да это и шарку понятно… Только вот интересно как – больше нигде следов драки нет.
- Я с ним не дрался… - голос Джаза звучал необычайно тихо, Персептору приходилось подкручивать аудиодатчики.
- Ай, ты что, позволил застать себя врасплох? Джаззи, ты еще легко отделался! Хотя, конечно, приятного мало!
- Сам виноват… - резко перервал его диверсант и всхлипнул вент-системой.
Больше приставать с расспросами ученый не стал. Он недоуменно пожал плечами, отладил последние настройки оптических датчиков и отпустил диверсанта.
Джазз брел по станции словно потерянный. В его процессоре, казалось, была совершенная пустота, а нейросеть тягуче болела в каждом контакте. Стиснув дентопластины, он таки смог остановить предательски струившийся омыватель и отправился в рубку управления. Нужно было хоть чем-то отвлечь мысли. Пускай Магнус опять надает нагоняев за длительное отсутствие на базе, или Родимус будет втирать про тяжелые времена Галактики. Может, это хоть немного уймет мечущуюся внутри искру…

Джазз вот уже который клик уныло изучал картину из иллюминатора, как вдруг в помещении поднялся шум. Открылись створки шлюза, завопила Арси, затараторил Блурр. Диверсант оторвался от своего занятия и подошел к столпотворению в отсеке. Всеобщее внимание приковал лежавший на полу Бластер и склонившийся над ним Родимус Прайм. Визоры Джазза тут же вспыхнули. Он резко растолкал народ и подошел вплотную. Бластер был в оффлайне. Весь его корпус был изрядно измят и покорежен, местами виднелись дымящиеся следы от лазера. Из разодранных энергопроводов хлестала розовая жидкость, а посредине деки зияло огромное отверстие.
- Персептор, сюда! Быстро! – завопил Родимус в коммлинк.
- Что произошло, Родимус? – спросила Арси с ужасом глядя на полудеактивированного радиста.
Никто не заметил, что голубая оптика Джазза вдруг резко потемнела, сменив цвет на темно-синий. Его искру прострелила жестокая догадка.
- Не знаю, честно… - ответил автоботке лидер – они сцепились как бешенные. Я никогда раньше не видел, чтобы так отчаянно дрались вне поля боя! Я даже пытался разнять – но куда там! Такое впечатление, что от этой драки могла решиться вся судьба Галактики!!!

2011-01-20 в 00:23 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
- Да как же это? Ты не мог помочь?
- А как помочь-то? Бластер сам как с цепи сорвался – только увидел десептиконского разведчика, набросился словно шарктикон на кубы! Саундвэйв тоже меня удивил – обычно смывается по-тихому, наделав гадостей, а тут смотри – полез в драку! Словно какой-то вирус в прошивки закрался…
Трансформировавшись, Джазз круто развернулся и рванул прочь из отсека, сбив по пути спешившего на помощь раненому Персептора. Персонал базы только негодующе поворчал вслед умчавшемуся диверсанту и быстро переключился на полуживого Бластера.
Черно-белый болид, должно быть побил все свои рекорды, мчась словно сумасшедший, практически не замечая перед собой дороги. Искра внутри пульсировала с бешенной скоростью, грозя сжечь все прилегавшие поверхности. Джазз прекрасно знал из-за чего, вернее из-за кого, сцепились Саундвэйв и Бластер, и чувствовал себя ответственным за это. Он понятия не имел, как разворачивались события их поединка, но четко знал одно – десептикон бы обязательно добил противника, если бы был в состоянии это сделать. А поскольку Бластер еще жив, значит, Саундвэйв и сам тяжело ранен… возможно смертельно… если так, то Джаззу грозит невеселая участь. Все эти мысли промчались в один миг в процессоре автобота, пока он добирался до тщательно замаскированного разведывательного пункта.
Потайной шлюз послушно открылся при введении кода и личной идентификации. Диверсант бросился бежать по тонким коридорам, почти забыв снять защитные поля. Неизвестность заставляла его сломя голову мчаться в ремонтный отсек этой автономной лаборатории, сметая все на своем пути. Повернув за угол, автобот замер и задрожал. Шлюз в ремонтное отделение был небрежно распахнут, по полу тянулись широкие следы от энергона, а из середины доносилось четкое всхлипывание. На дрожащих шарнирах диверсант вошел в отсек и прислонился к стене, чтобы не потерять равновесие.
Вся ремонтная платформа была залита энергоном и беспорядочно усыпана различными деталями. Над ней растерянно парили Рэтбэт и Лазербик, жалобно скуля, вертелась под ногами Рэвэдж, Рамбл отрешенно пытался что-то собрать, а сидевший рядом на полу и весь перепачканный энергоном Френзи неутешно рыдал, громко всхлипывая вентиляцией.
Вошедший автобот начал медленно сползать по стене на пол, понимая, что сейчас его искра разорвется от накатившей на нее боли.
- Нет, нет-нет-нет… - прошептал он сам себе – этого просто не может быть…
Время вмиг остановилось для Джазза, а картинка перед оптикой начала плыть. Слишком много места в его жизни занимал Саундвэйв, чтобы продолжать функционировать без него… С громким лязгом автобот окончательно свалился на пол, непроизвольно вздрагивая и захлебываясь вент-системой.
- Еще один! – рявкнул стоявший у платформы Рамбл, кивая своему всхлипывающему на полу брату. – Толку от вас! Помогли бы лучше…
- Это… это безнадежно, Рамб… - завопил Френзи, заливаясь омывателем, - искра почти потухла… даже если мы восстановим все системы… он не дотянет… деактивация неминуема…
- Заткнись, придурок! – сверкнув визорами выпалил в ответ фиолетовый кассетник. – Шлаковы дроиды, не стойте как металлолом, помогите мне! Или вы не знаете, что с вами произойдет, если ЭТА искра потухнет?!!
Френзи всхлипнул и задрожал, к нему прижалась скулящая Рэвэдж. Только Лазербик покружив немного над головой Рамбла, приземлился на ремонтную платформу и принялся спаивать отдельные схемы.
- Тебя, кстати, это тоже касается, автобот – бросил кассетник в сторону Джазза. – Или ты думаешь, что сможешь избежать нашей участи? Я бы на твоем месте не надеялся. Разъединить связанные искры – это очень сложная и уникальная технология. Не считая первых поколений, ушедших уже в прах, ее знали только двое трансформеров во вселенной. Один – ваш давно деактивированный доктор Рэтчет, а второй – сейчас лежит на этой платформе в виде груды металлолома. Так что можешь идти куда хочешь и к кому хочешь, но вряд ли тебе что-то удастся.
- Я… я никуда не пойду… - растерянно промямлил с пола диверсант. – Я останусь здесь.
Рамбл удивленно поднял оптогрань.
- Ну и зачем ты нам здесь нужен? Нюни разводить у нас Френзи имеется. Мы и так обречены – мелкий фиолетовый трансформер грустно опустил манипуляторы, державшие инструменты – А ты иди, хоть попробуй… Ты ведь все-таки не кассетник.
- Нет. – Четко сказал автобот, подымаясь с пола. – Я НЕ МОГУ уйти. Некуда… к некому… так что уж лучше я помогу.
Рамбл не стал скрывать удивления, когда Джазз подошел ближе и пододвинул систему репарации к ремонтной платформе. Довольно ловкими движениями он начал подсоединять системы восстановления к соединенным кассетниками схемам. Хлюпавший вентиляторами Френзи тоже встал с полу и принялся за дело, иногда непонятно сверкая оптикой в сторону автобота. Лазербик продолжал сканирование деталей и оценку возможности их восстановления. Рэтбэт и Рэвэдж отправились за необходимыми запчастями. В отсеке закипела работа. Только все действовали молча, без единого слова или звука, опустив головы и время от времени внезапно вздрагивая.

2011-01-20 в 00:23 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Закрывая шлюз Джазз несколько миликликов смотрел на кодовый замок. Никто не догадался и не сменил пароля. Это хорошо… Это значит, он сможет еще не раз приходить в главное энергохранилище автоботов и незаметно умыкать от туда столь необходимый энергон. Грустнаяудыбка пробежала по лицевой пластине диверсанта – он таки стал предателем, пользуется своим офицерским статусом, чтобы воровать энергон для поддержания существования десептикона. Вернее его поврежденной искры… Той самой искры, без которой невозможно теперь существование и самого Джазза. Автобот вздохнул вент-системой. Знал бы он, что все будет так сложно – не стал бы тогда прыгать с вышки, а просто подорвал бы свой процессор. А теперь что? Прячась как от своих, так и от противника, он помогает кассетником восстанавливать Саундвэйва, сходя с ума при виде его погасших визоров и еле теплящейся внутри искры.
На плече автобота довольно деликатно опустился манипулятор, заставляя быстро вынырнуть из бездны своих мыслей.
- Джазз…- тихонько прошептали сзади, разворачивая диверсанта к себе.
Увидев подошедшего, диверсант отпрянул и яростно сверкнул оптикой.
- Не прикасайся ко мне, слышишь? – прошипел он.
- Зачем ты со мной так? Да, я совершил глупость… может быть не одну, но… разве я это заслужил?
- Убирайся, Бластер… убирайся, пока я себя контролирую!
Диверсант направил на радиста оружие.
- Вот ты как со мной? А я ведь до сих пор люблю тебя, Джаззи… я никому ни бита информации про тебя не выдал… что ты пропадаешь неизвестно где, водишься неизвестно с кем и… воруешь наш энергон…
Голубые визоры гонщика дико сверкнули и он подскочил к собеседнику, приставляя к его квадратной груди встроенный лучевой пульсатор.
- Только попробуй… Я тебя деактивирую, прежде чем включишь динамик! – совсем тихо и от этого еще более зловеще проговорил черно-белый автобот.
Но Бластер даже не дрогнул. Его визоры резко потемнели, а на лицевой пластине появилась странная улыбка.
- Что, не можешь простить мне, что я победил? Или то, что я выжил? Наконец-то эта десептиконская сволочь получила по заслугам!
Диверсант замахнулся, чтобы ударить Бластера, но тот ожидал этого и смог перехватить серый манипулятор, одновременно толкнув автобота к стене.
- Мне давно уже надо было покончить с ним! – Радист прижал Джазза к стене, удерживая его от попыток ударить. – Тогда бы он не отнял у меня тебя… - эту фразу Бластер прошептал прямо в аудиосенсор диверсанта.
- Я никогда не был твоим! Пусти! – Захлебывался от нараставшей ярости черно-белый мех.
- Ах так? А как же тогда, во время командировки Проула? – Бластер провел рукой по гладкой серой бедренной броне - Твоя искра заводилась с первого аккорда!
Джазз убрал его манипулятор со своего бедра и тихо зарычал.
- Джаззи, тебе ведь это нравится… мы ведь можем быть снова вместе. – Промурлыкал прямо в черные антенки антеннки красный автобот.
- Уйди!!! – дико заорал Джазз, всеми силами отпихая от себя радиста. Он чувствовал, как что-то подступало к самой искре, что-то до боли знакомое и теплое, но только от этого становилось еще хуже.
Оттолкнутый Бластер попятился на пару шагов и вдруг как-то странно рассмеялся.
- Только не говори мне, что теперь ты носишь траур уже за этим шарковым транзистором! Хватит, я о Проуле сказок наслушался!
Тут таки Джазз ухитрился как следует двинуть радиста по лицевой пластине и тот свалился на пол, ошарашенно глядя на диверсанта.
Голубые визоры горели бешенным неоновым огнем, озаряя симпатичное лицо автобота так несвойственной ему яростью.
- Не обманывай себя, Бластер!!! Знаешь, почему я тогда с тобой закрутил интрижку? Нет? Так вот – просто ты мне кое-кого очень сильно напомнил! Того, которого я любил еще тогда, но признаться себе в этом не было сил! И траур по нему я не ношу, потому, что он жив! Ясно?
Бластер словно подстреленный вскочил на ноги и выпалил из оружия в место, где клик назад стоял отпрыгнувший автобот.
- Шлаков предатель! Ненавижу!!! Ты все время мне врал!!! Я не мог смотреть в визоры Проулу, потому что думал, что ты любишь меня! Шарктиконов хлам! Уничтожу!!!
Радист словно бешенный начал палить изо всего оружия, которое у него имелось, но верткий диверсант проворно улизнул от всех выстрелов, двигаясь в сторону выхода. Бластер издал отчаянный крик и опустил винтовки, пылавшими синевой визорами глядя в след мчавшемуся прочь болиду.
- Ты врешь, Джазз! Он не может быть жив! Он деактив! Я сам видел! – на всю мощность заорал он вслед.- Я победил, Джазз! Я победил!!!
Последние слова потонули во всхлипах и радист медленно сполз на пол, обхватывая голову манипуляторами и пытаясь сдержать предательски катившийся по лицу омыватель. Искра болела так, словно ее проткнули насквозь, нейросеть пылала огнем, а губы неслышно шептали бессвязные слова.
- Я… я победил… в честном бою… ты должен быть со мной… Джазз… шлак… я люблю тебя… не… не уходи…
Но умчавшийся за пределы станции диверсант уже не слышал этих слов, хотя они вряд ли бы что-то изменили.

2011-01-20 в 00:24 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
- Регенерация осуществлена на 45%. Требуется активация обновленных нейросетей. – Выдал Френзи, стуча пальцами по панели управления рем-системами.
- Какой уровень внутреннего заряда искры?
- 7%, – выдал кассетник, глядя на постоянно скачущие по экрану показатели.
- Шлак, мало… не дотянет… - выдохнул вентиляторами невысокий фиолетовый мех.
Джазз молча посмотрел на кассетников и снова перевел взгляд на лежавшего на платформе меха.Его корпус был почти полностью отреставрирован, системы обновлены, но мех пребывал в стазисе, поскольку искра неумолимо угасала.
Темно-серые пальцы нежно коснулись безвольно лежавшего на платформе синего манипулятора.
- Рамбл… активируй нейросеть. – Тихо прошептал автобот.
Кассетники переглянулись и фиолетовый мех набрал команду на экране.
От подключенных проводов по всему синему корпусу пошли небольшие заряды, каскадом расходясь во все системы. Вентсистема тихо загудела, защелкали сервоприводы, зашуршали динамики. Обновленная нейросеть встраивалась в системы десептикона, регулируя параметры и настройки для синхронизации новых запчастей.
- Подавай энергоснабжение! – Скомандовал Рамбл и Френзи включил подачу энергона в систему отремонтированного меха.
- Нейросеть подключена. Регенерация выполнена на 78%. – Отрапортовал Френзи, скорее сам себе, чем кому-то.- Теперь последнее слово за энергоснабжением.
- Нам не хватит энергона восстановить заряд искры на 100%! – отрешенно пробормотал Джазз, глядя в потухшие алые визоры.
- Конечно не хватит… это же колоссальная мощность! – повернулся к нему Френзи. – Если искра не начнет самостоятельно восстанавливаться – все безнадежно. Так что, шеф, давай, не подведи! – последнюю фразу кассетник проговорил, ласково похлопав по стеклу кассетной деки десептикона и вздохнув вент-системой.
- Может, десептиконское командование тоже сможет нам выделить немного энергии? – повернул к нему голову Джазз – а то мне уже вряд ли получиться вернуться на станцию автоботов безнаказанно, да еще и принести что-нибудь.
- Десептиконское командование?!! Ты видел наше командование, автобот?!! Поди попробуй у него что-то попроси! Кончились те времена, когда разведка была элитой нашей армии! Теперь все ломай, круши и бездумно лезь на рожон, а тебе даже спасибо не скажут! – очевидно Френзи уже давно хотел сказать эти слова вслух да все никак не решался, но теперь ему терять было нечего. Если Саундвэйв не очнется, судьба всех кассетников предрешена, так что теперь ему было наплевать на все, а особенно на Гальватрона и его системный сбой. Визоры кассетника вспыхнули огнем негодования, а вент-система зашумела вдвое громче, пытаясь остудить вспылившую искру.
Джазз понимающе замолчал и повернул голову снова к лежавшему на платформе Саундвэйву. Он редко разговаривал с кассетниками. Он никогда не видел их в оффлайне или в альт-форме. Очевидно, разведчик прятал их от автобота, так и не научившись доверять ему до конца. Хотя диверсант продолжал обитать на автоботской станции и только тайком встречался с десептиконом, но он постоянно чувствовал его присутствие. Саундвэйв следил за своим партнером. Следил постоянно и, как всегда, самыми незаконными методами, с применением шпионских приемов и телепатического влияния. Это иногда задевало Джазза, но он молчал, так как понимал, что разведчик никогда не измениться и не станет доверять кому-либо полностью, даже если этот мех находится в полной зависимости от него. Именно поэтому он смирился с тем фактом, что кассетников всячески отгораживают от него, не особо и пытаясь найти с ними общий язык.
Последние же циклы им приходилось проводить очень много времени бок о бок, и автобот понятия не имел как себя с ними вести, как говорить и как воспринимать. Он даже сам не мог разобрать своего собственного отношения к этим мелким механоидам. Кто они для него? Все те же вражеские лазутчики или теперь уже союзники поневоле?
Джазз вздохнул вент-системой. Как же он изменился за это время! Если бы он в прошлом встретил себя нынешнего, то, наверное, деактивировал бы на месте. Но главное, что ему наиболее наболело – это его измена Проулу. Но не та интрижка с Бластером, нет… а те несколько циклов в безымянном бункере, которые навсегда изменили его жизнь. После побега он часто ловил себя на том, что вспоминает клики, проведенные с десептиконом с замиранием искры. Тогда он ненавидел его, он боялся его, он трепетал от ужаса, вспоминая, насколько легко разведчик смог играть его процессором. Но было еще что-то. Что-то такое, что не могли дать ему ни Проул, ни Бластер. Саундвэйв мог буквально читать его мысли, его чувства, его искру… и это завораживало, пугало и притягивало одновременно.
Серые манипуляторы обняли синий и дрожащими движениями погладили по тыльной стороне ладони. Еще тогда между ними существовала некая невидимая связь. Еще до того, как десептикон насильственно привязал искру диверсанта к своей, уже тогда Джазз понимал, что Саундвэйв имеет слишком большое влияние на него. Да и сам разведчик давно уже проанализировал, что стал заложником этой туманной ситуации, так как не мог заставить себя избавиться от всяческого рода навязчивых идей касательно автоботского диверсанта.
- Не уходи… - тихо прошептал Джазз, обнимая в ладонях синий манипулятор. Это же слово он хотел бы успеть сказать когда-то давно умирающему Проулу, но жестокая судьба распорядилась иначе.

2011-01-20 в 00:24 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
В огромных красных визорах на миг вспыхнул слабый огонек и тут же потух. Кассетники мигом засуетились, подключая диагностические экраны.
- Угасание искры прекращается. Энергетический запас остановился на метке 5%. Появились признаки процессорной деятельности.
- Разве возможно функционировать при таком запасе жизненной энергии? – удивился Джазз, глядя на близнецов.
- Поверь, для него и не такое возможно. – Сверкнул визорами Рамбл и многозначительно улыбнулся автоботу.
Голубые визоры слегка расширились от удивления и автобот взглянул на показатели на экране. Упрямые цифры отказывались изменяться. Джазз снова вздохнул. Что с ним будет, когда искра Саундвэйва погаснет? Процессорный сбой и неприкаянное скитание длинной в вечность или снова попытка оборвать существование? Капли омывателя заблестели на оптическом щитке.
Тут диверсант почувствовал легкий импульс, уколовший его пальцы. Он взглянул на расположившийся в его ладони синий манипулятор – тот слегка шевельнулся.
- Саунд! – вырвалось у него.
Окружавшие их кассетники тут же обступили рем-платформу, затаив функционирование вент-систем.
Огромные красные визоры стали медленно наливаться алым огнем и уголки строгих сжатых губ разведчика слегка дрогнули. Слегка повертев головой, он обвел взглядом замерших с трепетом кассетников и остановил его на автоботе.
- Джазз… присутствие здесь – ошибка…
- Что? Что ты говоришь… я должен быть рядом с тобой… я так рад, что ты очнулся…
Но десептикон пропустил слова диверсанта мимо аудиодатчиков. Сгустив бардовые тона в оптике, он отрешенно пробарабанил своеобразный отчет.
- Нехватка энергии. Состояние – критическое. Причина – вступление в открытый бой с Бластером. Статус – поражение. По условиям сражения Джазз должен остаться с автоботом. Присутствие здесь – ошибка…
Визоры диверсанта вспыхнули, а по корпусу пробежали мелкие заряды. Такого он не ожидал. В искру ворвался целый вихрь ощущений - от обиды до восхищения:
- Вы что, устроили поединок, назначив меня в качестве главного приза??? А как же мои чувства? А меня кто-нибудь спрашивал? Вы сводите свои давние счеты, а я должен потом за это все расплачиваться! Как это глупо, Саунд! Неужели ты думаешь, что мне нужен победитель? Мне нужен только тот, кому принадлежит моя искра…
Диверсант нежно провел пальцем по рассечённой щеке разведчика. Тот в ответ устало улыбнулся той своей почти незаметной улыбкой, улавливать которую порой так нравилось автоботу.
- Заблуждение – твоя искра больше мне не принадлежит. Джазз – свободен.
Темно-серый манипулятор на лицевой пластине Саундвэйва вздрогнул. Автобот давно уже почувствовал, что что-то изменилось, но анализировать это у него не было времени. Все его мысли занимало состояние поврежденного партнера. Неужели Саундвэйв действительно отпустил его? Тогда почему так дико болит искра, когда он видит его покромсанный корпус и еле-горящие визоры? Почему он совершает преступление, обкрадывая автоботские склады, только, чтобы поддержать его функциональность? Почему его нейросеть так вспыхнула яростью и жаждой мести, когда он встретил Бластера? Ответ на эти вопросы витал в сознании Джазза уже давно, только вот процессор упрямо его не замечал и не желал замечать. И теперь разгадка больно пронзила искру диверсанта, обдавая жаром всю нейросеть. Его голосовой модулятор засбоил, но он все-таки смог сказать это, глядя в приглушенный свет алых визоров.
- Неправда, Саунд. Я все еще в твоем плену… Только добровольно. Я… я люблю тебя…
На секунду красная оптика вспыхнула прежним ярким светом, но тут же бессильно погасла, оставив слабое багровое свечение.
- Это неожиданно… - тихо пробарабанил металлический голос. – В твоей искре не должно было быть этого чувства. Я стер перепрошитые файлы…
- Какие файлы, Саунд! Ты что, не слышишь меня? Я люблю тебя!!! И любил тогда, только не понимал этого!!! Я сам не верю, что это возможно, но это так!!!
Диверсант сжал синий манипулятор в своих ладонях, но разведчик продолжал непонимающе смотреть на его пылающие неоном визоры.
- Это… ошибка. Это нелогично. Это неосуществимо. – Упрямо повторял он.
Взорвавшиеся в нейросети эмоции, вызванные признанием автобота, окончательно истощили запас энергии разведчика и он, резко вздрогнув, снова ушел в оффлайн.
Кассетники вновь предались панике и засуетились над своим хозяином, подключая к нему добавочные энергоблоки для поддержания систем.

Джазз озадаченно сверился с датчиками на рем-панели.
- Нужно больше энергии – прошептал он и, трансформировавшись, укатил прочь, направляясь в сторону энергохранилищ автоботов.
В его процессоре метались мысли, мотор ревел, словно сотня космолетов, а искра трепетала внутри.
«Прости меня, Проул… у меня был выбор – погибнуть или остаться в живых… и я выбрал жизнь. Жизнь в плену, в затягивающем, заботливом, но неприступном и пугающем плену. Если бы моя искра снова принадлежала мне, то я бы отдал ее тебе, Проул… Но она уже давно не принадлежит… Это системный бред, это ошибка, сбой программы… пускай… но это непоправимо… я люблю его, Проул. Может быть так же сильно, как любил когда-то тебя… но это было в прошлой жизни. Сейчас же, я – послушная марионетка, которая готова на все ради него. Конечно, я мог бы покончить с этим… мог бы вырваться из шелковых оков и отправиться к тебе, мой верный друг, но я не захотел… я добровольно запираю за собой золотую клетку. Это мой выбор… Прости меня, Проул… если сможешь… Потому что я себя вряд ли смогу простить… так же, как и не смогу запретить своей искре любить… Прощай, мой верный друг... Ты всегда останешься чистым и ярким воспоминанием в моем сбрендившем процессоре… Может, оно когда-нибудь спасет меня от окончательного безумия в диком вихре страсти и отчаяния, страха и предательства, музыки и чувств, который завлек мою искру навсегда…»
Черно-белый болид незаметно проскользил мимо хранилища и через несколько кликов в помещение юркнула незаметная тень.

2011-01-20 в 00:36 

Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
bulldozzerr
У Вас текст в главном посте снова не под катом. Чтобы он был под катом, надо выделить его левой кнопкой мыши весь, а потом, не снимая выделения, нажать "MORE" на панели. Получилось или нет спрятать текст, можно проверить, зайдя на сообщество и посмотрев на свой пост)

2011-01-20 в 00:38 

bulldozzerr
бульдозер - истинный альтруист, гребет только от себя!
Спасибо Эстебан. Это что-то Дайри лагают... сейчас поправлю... замучили совсем :)

2011-01-20 в 01:22 

Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
bulldozzerr
Пожалуйста))

   

Царство Вей

главная