12:46 

"Juxtaposition: Соприкосновение"

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
Оригинальное название: "Transformers: Juxtaposition"
автор: Vaeru
переводчик: Страж
бета: Kazuya H.
Разрешение на перевод получено.

Пролог.
Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.
Глава 5.
Глава 6. БРЕД.

Когда это все закончится, мне нужно будет серьезно полечиться. У меня уже глаз дергается.
Осел из «Шрека»

Эвилин разбудил рывок, сотрясший машину, когда та наехала на особо коварную колдобину. Снаружи теплый дневной свет сменился сине-серыми сумерками, в которых потускнела зелень деревьев, плотную прижимающихся к узкой проселочной дороге. Эвилин сонно прищурилась на свет, исходящий от приборной доски, и ее взгляд уперся в небольшой экран в центре, на котором было что-то вроде заставки — на синем фоне крутилось плоское красное «лицо». Оно до жути напоминало фиолетовый символ, украшавший капоты тех гигантских роботов-машин, но, хотя красное лицо и казалось суровым, в нем не было той злобы, что присутствовала в фиолетовом лице.
Где-то я это уже видела, подумала она сонно.
Она шевельнулась ; шея болела после сна в сидячем положении, ступни и бедро ныли. Дискомфорт в низу живота заставил ее окончательно проснуться. Окинув взглядом тускло освещенный салон, она задержалась на едва подергивающимся рулевом колесе. Ну, здорово.
Эй? Голос?
... Сайдсвайп?
Присутствие голоса все еще ощущалось на задворках разума как непрерывное невнятное бормотание, но казалось тише, чем обычно, и никто не ответил ей.
— Э... прошу прощения.
Красный знак на экране сменился лицом желто-черного гиганта. Изображение уставилось на нее, урчание мотора усилилось.
— Э... тут поблизости нет стоянки? Или бензоколонки?
Голубой взгляд сузился, но ответа не последовало.
— Мне надо выйти.
— Нет.
Эвилин посмотрела через лобовое стекло вперед. Дорога змеей извивалась у подножия гор, куски камней торчали из ржаво-красной почвы там, где с дороги в ходе ремонта был снят асфальт. Это уже Аппалачи.
— Куда мы едем?
— Где Сайдсвайп?
Эвилин еще раз прислушалась к голосу, и снова ответом ей было то же самое бормотание.
— Думаю, он спит. Должно быть, захват тела здорово его вымотал, — добавила она кисло.
— Он сохранил тебе жизнь.
Кажется, тут должно было быть «на время». Она вздохнула, поежившись.
Пожалуйста, остановись.
— Нет.
— Я серьезно. Если нет заправки, ладно, просто остановись, мне надо выйти. Я... — покраснев, она поморщилась, — ...мне надо в туалет.
— Нет.
— Что значит «нет»? — она прижала кулаки к ногам. — Ты, должно быть, не понимаешь. Мне нужно в туалет. В уборную. El bano. Il bagno. Le salle de bains. Otearai. В санузел. Это не тот случай, когда можно ответить «нет»!
— Нет, — двигатель самодовольно взревел.
Похоже, дело не в переводе. Как объяснить концепцию туалета гигантскому роботу?
... Ладно, будем говорить понятным ему языком.
Она втянула побольше воздуха в легкие.
— Мне нужно... удалить отходы из своего тела, — произнесла она, тщательно подбирая каждое слово. — Мне нужно это сделать как можно скорее, или мое тело сделает это без моего согласия. Это будет грязно и унизительно, и, возьми себе на заметку, если это произойдет, я откажусь тебя чистить. Теперь въезжаешь?
Прошло несколько минут. Машина затормозила и свернула к обочине, ремень безопасности отстегнулся, дверь поднялась, открывая путь наружу. Эвилин осторожно опустила сбитые ноги на сырой гравий.
— Спасибо.

* * *
Никогда больше не стану воспринимать туалетную бумагу как должное.
От рукавов остались лишь жалкие подобия прежних, и эти остатки благородно пожертвовали собой и упокоились где-то в предгорьях Аппалачей. Туфли и сумочка пропали без вести, блузка была грязной и порванной. Белье и медицинская перчатка, похожи, были единственными относительно уцелевшими предметами гардероба. Эвилин оплакивала прожженную и изодранную в клочья любимую юбку, пока продиралась сквозь колючий цепкий подлесок обратно к нетерпеливо взревывающей машине.
Дверь открылась, как только Эвилин приблизилась, но она, усевшись боком, наклонилась осмотреть избитые ступни.
Проклятье.
— Привал окончен, хлюпик. Залазь обратно.
— Помолчи секунду, — она положила ступню на колено другой ноги. Сжав зубы, она очистила царапины и синяки от грязи, копоти и бог знает еще чего, шипя и дергаясь от боли, вытащила занозы и мелкие куски гравия из более глубоких порезов, которые сразу начали кровить.
— Что ты делаешь?
Горько усмехнувшись, она опустила ногу, стараясь касаться земли краем стопы, и занялась другой ступней. Как много может разглядеть разумная машина?
— Мне надо домой, — наконец сказала она, трудясь над особо упрямой занозой.
— И не мечтай, — раздался в ответ рык под аккомпанемент рева все еще работающего мотора.
— Я сказала «надо». Это не то же, что «хочу». «Хочу» означает, что было бы славно, если бы это произошло; «надо» значит, что будет плохо, если это не произойдет, — она чуть не прикусила язык, когда ступня едва не выскользнула из хватки. — Э... Мне надо домой, и мне нужен врач... — язык роботов, напомнила она себе, — ...механик. Мне нужен механик, чтобы осмотреть мои ноги.
— Там, куда мы едем, есть механики.
— Механики для людей? — спросила она, чувствуя, что разговор явно принимает бредовый оборот. — Потому что мне очень не хочется умирать.
— Умирать? — машина вся вздрогнула от грохота мотора.
— Ага, — убрать мусор из порезов на руках было проще (и не так больно). — Эти порезы, в них попала грязь и осколки дерева. Если их не прочистить, начнется воспаление.
— ...и что это значит?
Как бы сказать на языке роботов «заражение»?
— Мои ноги станут странного цвета и отвалятся, а потом я умру.
— Ты врешь.
— Если бы. Ну, хотя бы отвези меня обратно домой. У меня есть аптечка, я обо всем позабочусь, переоденусь... Когда голо... Когда Сайдсвайп проснется, мы сможем все обсудить.
— Ага. Хочешь обратно, туда, где тебя ищут десептиконы. Уже соскучилась по ним?
Эвилин тихонько улыбнулась, но улыбка вышла невеселая.
— Десептиконы? Милое название. Прямо из фантастического фильма. Но все-таки, я серьезно, отвези меня домой.
Мотор взревел, затих, снова взревел, и снова затих, и, наконец, остановился на чем-то среднем.
— Надолго?
— На неделю? — ответа не последовало. Язык роботов, напомнила она себе, и, чувствуя себя немного глупо, попробовала снова: — На семь дней? На семь светлых промежутков и семь темных промежутков? — она указала вверх и снова задалась вопросом, какое у машины поле обзора.
— Один. Один «день».
— Шесть.
— Два.
— Пять.
— Три.
— Договорились, — значит, торг работает во всех мирах, кто бы знал? — Три дня, и вы с «братом» рассказываете, что тут происходит.
— Три дня, и перед разговором ты найдешь мне приличную полировочную ткань и воск.
Эвилин все обдумала.
— Согласишься на автомойку? Полировка включена. В автомойке Марти ведь есть такое, верно?
— Договорились, — и после недолгого молчания: — Теперь-то ты залезешь внутрь?
— ...О, — Эвилин поспешно забралась на сиденье полностью, развернулась и снова постаралась поставить стопы боком. Нужно будет добавить в автомоечный заказ еще и шампунь для салона, уныло подумала она. Ремень безопасности скользнул обратно вокруг нее и защелкнулся, и дверь с шипением закрылась. — Спасибо... Санни.
— Санстрикер, — машина описала широкий разворот и шустро рванула в обратный путь со скоростью в сотню километров в час, заставляя желудок Эвилин подпрыгивать всякий раз, когда они объезжали выбоины, которыми славились дороги на севере штата. — Давай сразу определимся, хлюпик. Я не дал бы и ломаной гайки ради твоего благополучия, если бы жизнь Сайдсвайпа не зависела от твоей. Когда все закончиться, можешь отправляться прямиком хоть к бешеному гештальту и убиться об него в маленькую органическую лужу, мне это до плавленного шлака.
Эвилин тихонько хихикнула.
— Хорошо, что мы друг друга понимаем, — и что это за фигня такая, гештальт? — Я так понимаю, ты не прекратишь называть меня «хлюпиком»? Так говорили те десептиботы. Дурь какая-то.
— Десептиконы.
— Да, точно, десептиконы. Ну, а я Эвилин.
— Плевать, хлюпик.

* * *
Квартира коменданта находилась на первом этаже, в дальнем заднем углу здания. Холл пах старыми коврами и краской, моргающие флуоресцентные лампы высвечивали каждую трещину на старых стенах и каждое пятно на еще более старом ковре. Комендант тоже был стар, его лицо представляло собой настоящую дорожную карту из морщин, окруженную ореолом лохматых снежно-белых волос.
Над его выражением, когда избитая и подавленная Эвилин появилась на его пороге, при других обстоятельствах можно было и посмеяться.
— М-мисс Эви?
Эвилин выдавила усталую улыбку.
— Мистер Джонсон, не могли бы вы открыть мне дверь? Я, кажется, потеряла свою сумочку.
Старик разевал рот, словно золотая рыбка у куска еды. Часто моргая, он перевел взгляд от ее лица на одежду, потом на ноги и обратно.
— Мисс Эви, боже мой, что с вами произошло? Вы выглядите, словно по вам прошлось стадо коров!
— Какое совпадение, — устало пошутила она, — я и чувствую себя так, будто это стадо по мне протопталось. Неловко беспокоить вас так поздно, но мне очень хочется попасть к себе, а ключи, как я уже сказала, я потеряла.
— К себе? Мисс Эви, вам надо не к себе, вам надо к врачу! Проходите, присаживайтесь, а я позвоню кому-нибудь! Боже правый...
Неужто я так плохо выгляжу?
— Мистер Джонсон, правда, не надо... Мне не так плохо, как можно подумать. Это был... Я была... У меня был очень трудный день, — закончила она бестолково.
– Какое красноречие. Никогда не задумывалась о шпионской карьере? –
Так ты проснулся? Эвилин грозно уставилась на ковер, чувствуя себя странно покинутой. Как раз вовремя. Кстати, твой брат настоящий засранец.
Он же Санстрикер, – ответил голос так, как будто это все объясняло.
Я просто измучена. И если в самом скором времени не приму душ и не вздремну...
Ну, хорошего будет мало.
— Прошу вас, не могли бы вы открыть мне дверь? Я уже договорилась с врачом на завтра...
– А ты знаешь, что когда ты врешь, у тебя голос дрожит? –
—...и я уже говорила с полицией.
– Ну вот, опять. Слышишь? –
— Я... Боже мой, мисс Эви, если хозяйка когда-нибудь узнает, что я отпустил вас в таком состоянии...
Знаешь, что такое пудинг из тапиоки?
– ...Нет. –
— Ну, тогда проводите меня, — она похромала по коридору к старому грузовому лифту, что находился в задней части здания. Из-за спины донеслось тихое ругательство, и старик потрусил следом.
Заткнись и никогда с ним не познакомишься.

* * *
Квартира была погружена в синие сумерки, на автоответчике красным маячком мигал сигнал. Знакомая обыденность дома окружила ее, случившееся за последний день начинало казаться не более, чем сном. Ей понадобилось несколько мгновений, чтобы заставить себя пройти эти несколько шагов к столику и нажать кнопку воспроизведения.
У вас пять непрослушанных сообщений. Первое непрослушанное сообщение, — из динамика донесся знакомый голос с южным акцентом. — Синичка? Привет. Сейчас чуть больше десяти. Я только хотела убедиться, что ты нормально добралась. Позвони мне, когда окажешься дома, хорошо? Пока.
Пи-и-ип.
Второенепрослушанное сообщение: Ладно, детка, ты знаешь, я этого не люблю, но сейчас уже десять утра, а ты все еще не перезвонила, и я не могу дозвониться тебе на сотовый. Я начинаю волноваться. Куда ты пропала? В любом случае... позвони мне. Серьезно.
Эвилин уставилась на автоответчик. Зазвучало третье сообщение:
...где тебя черти носят? Эви, это уже не смешно...она промотала сообщение. Четвертое сообщение: — ...Эвилин, если это какой-то дурацкий отсев звонящих, клянусь богом, я так тебя взгрею...
Промотать.
Пятое сообщение.
Синичка, ты меня всерьез пугаешь. Я обзвонила всех. Где ты?
Эвилин вскочила и в ужасе уставилась на телефон. Лучше мне позвонить, пока она не вызвала Национальную Гвардию.
– Это же хорошо, что она приглядывает за тобой. –
Да, это мило, до тех пор, пока она не позвонит... моим...
...родителям...
О , черт побери.
Она схватила трубку и начала набирать номер.
– Родителям? –
Не сейчас, Сайдсвайп. В трубке послышались гудки.
– Ты назвала меня по имени! – обрадовался голос.
Не сейчас!
Трубку с щелчком подняли:
— Здравствуйте, это Джейми Бёрк. Могу я узнать, кто звонит?
— Джейми, скажи, что ты не звонила моим родителям.
...Эвилин! — от вопля в трубке зашипело статикой. — Эвилин Мередит Хьюз, лучше бы тебе быть в больнице, потому что в противном случае я, честное слово, сама тебя туда отправлю!
— Джейми...
— Я тут чуть с ума не сошла от волнения! Ты что, новости не смотришь? Здания рушатся, машины взрываются, повсюду грабежи — это просто сумасшедший дом какой-то! А ты взяла и бог знает куда пропала...
— Джейми!
— Что?!
— Ты звонила моим родителям?
— Ну конечно же звонила. Ты же говорила, что хочешь их повидать, пока ты на больничном, так что когда тебя не оказалось дома, что я еще могла подумать?
— Господи, Джейми, меня же всего день не было!
И я не смогла до тебя дозвониться! Естественно, я волновалась! Что, ради всего святого , ты делала!
Меня похитили гигантские роботы-пришельцы, а потом спас злой брат голоса в моей голове.
Неплохая версия.
— Я... Там было... Я...
— У тебя пластинка заедает, — кисло протянула ее собеседница. — Синичка, не хочешь ее сменить?
– Ты что, действительно не можешь соврать? –
— Я... Меня ограбили!
– Что? –
— Что?
— Меня ограбили. Два.. Два парня, в черном. Они меня вырубили и забрали сумочку, и я очнулась в трущобах.
— Боже, — выдохнула Джейми. — Боже. С тобой все в порядке?
Эвилин ухмыльнулась в трубку. От плевков огнем к кудахтанью меньше чем за полсекунды. Да, это моя Джейми.
— Я в порядке. Пара синяков и здоровенных царапин, и все.
— Они… — в хриплом голосе появилась странная дрожь, — они... они не сделали тебе ничего плохого, верно?
— Плохого? — в животе у Эвилин ёкнуло. — Нет. Нет! Нет-нет, Джейми, я в порядке. Мне просто нужно в душ и поспать. Честно.
На мгновение повисла тишина.
— Я сейчас приеду.
О нет.
— Джейми, нет. Не сегодня, по крайней мере. Я устала. Я помоюсь и потом хочу проспать день-другой. Завтра, ладно? Поужинаем... ну или что-то еще. Не знаю.
— Поужинаем.
— Ага.
— Завтра.
— Хорошо.
— В районе шести?
— Почему бы и нет?
— Клянешься?
— Честное скаутское и все такое прочее.
— ...уверена, что ты в порядке?
— Да, паникерша. Я в порядке. Все замечательно, чики-пики и все такое прочее. Конечно, мне было бы еще лучше, если бы ты не стала звонить маме и папе. Теперь все семейство придет ко мне на порог.
— Да, знаю, полномасштабная семейная тревога. Извини. Но бога ради, Синичка, ты меня до смерти напугала. Не делай так больше никогда!
— Я очень постараюсь, — я сейчас засну прямо тут, подумалось ей. А если Джейми услышит грохот падающего тела, то сразу же примчится. — Я правда должна идти. Мне нужно в душ, и я не хочу заснуть стоя.
— Хорошо. Береги себя, ладно? До завтра.
— Спасибо. И ты тоже береги себя. Спокойной ночи, Джейми.
— Спокойной ночи, Синичка.
Эвилин положила трубку и глубоко вздохнула, чувствуя, как вздох отдается прямиком в подошвы, которые решили именно сейчас заныть.
Ладно. Аптечка, душ, и спать. Потом долгий обстоятельный разговор с машиной-пришельцем и бестелесным голосом, поход в автомойку и ужин с Джейми.
– Ну, по крайней мере, тебе не скучно, верно? –
Эвилин прохромала по благословенно прохладному ковру в ванную, расстегивая пуговицы на блузе. Я грязная, у меня все болит, я потеряла сумку и все, что в ней было, и выясняется, что я и в самом деле делю свои мозги с каким-то роботом из космоса...
Вот уж верно, от скуки я не страдаю.
Она бросила блузу на пол перед дверью в ванную, и включила свет.
Боже правый... Я и в самом деле ужасно выгляжу.
– Праймус. Эти цвета, это же не естественно, верно? –
Эвилин проследила одну из цепочек здоровенных сине-зеленых синяков, что пересекала ее живот, обхватила себя руками и нахмурилась. Руки тоже были усеяны синяками поменьше и царапинами. На лице была одна небольшая царапина на щеке, и тоже окруженная синяком. Волосы висели спутанными патлами, кожа перепачкана копотью и грязью.
Я выгляжу так, словно меня трактор переехал.
В любом случае, мне нужно отдохнуть от таких каникул.


Глава 7. УТРО.

Адово утро превращается в паскудный день!
Джек Колтон, «Роман с камнем»

Эвилин прищурилась на запутанное, словно в калейдоскопе, переплетение дождевых капель, теней и света, кружащееся за окном машины. Дворники двигались туда-сюда, мельком открывая вид на ночную автостраду, и свет фар выхватывал отблески на каплях дождя и белой дорожной разметке, резко контрастирующие с черным провалом неба над головой и затененным салоном. Из пенопластовой коробки на соседнем сидении пахло курицей под терияки и яичными рулетами.
Вдали показалось зеленое сияние и отразилось на мокром тротуаре, превратив дождевые струи в россыпь изумрудов. Когда она миновала поворот и увидела светофор, сигнал сменился на желтый.
Эвилин нажала на тормоза. Я бы могла проскочить, подумалось ей, когда машина замедлилась и остановилась. Сигнал переключился на красный. Боже, похоже, я старею.
Она включила вентиляцию и покрутила настройку радио в поисках чего-нибудь менее депрессивного, чем мяукание гитары и печальные трели на текущей радиостанции. Поморщившись от ударившего в уши рэпа, она, наконец, остановилась на какой-то рок-энд-рольной волне, жалея, что не озаботилась починкой СД-чейнджера.
Ну, хоть встреча удалась, утешила она себя. И кое-что я смогла забрать с собой.
Она обернулась на коробку и задалась вопросом, не стоит ли сейчас съесть половину порции яичного рулета.
Потянувшись было к контейнеру, она поняла, что сигнал светофора сменился. Виновато метнув взгляд в зеркало заднего вида, она надавила на педаль газа, трогая машину. Мотор возмущенно запнулся, и Эвилин погладила рулевое колесо, словно машина была капризной лошадью.
Ну же, малыш. Уже недалеко. Когда будем в следующий раз заправляться, я куплю тебе «премиум». Годится?
Мотор буркнул и заурчал было, но его заглушил быстро нарастающий механический рев, и мир взорвался.

* * *
Из блаженного забытья Эвилин выдернула пронзительная трель телефона. Она вслепую нащупала трубку на прикроватном столике.
Мысли после бессонной ночи были расплывчатыми и несвязными; она отбросила спутанные пряди волос с глаз и прищурилась на светящиеся цифры на будильнике. Без двадцати семь утра. Боже, ну кто так рано? подумала она сварливо и прижала трубку к уху.
— Алло?
— Эви? Милая, ну слава богу. Вчера вечером был такой странный звонок .
— Мама, — Эвилин осторожно растянулась на спине, попытавшись превратить гримасу во что-то больше напоминающее улыбку. — Привет. Как коровы?
Голос матери, чистый южный мед, задрожал от смеха:
— Ты всегда это спрашиваешь.
— Просто интересно, получил ли папа своего двухголового теленка.
— В этом году никаких телят-мутантов. Но что у тебя произошло? Джейми заезжала вчера, сказала, что ты пропала.
— О, все в порядке. Я потеряла сумочку и мобильник. Вот и все неприятности.
Надо будет заблокировать кредитки, нахмурилась она про себя. И получить новые водительские права. Здорово. Надеюсь, я не брала с собой карточку социального обеспечения?
— Ты в порядке, милая? У тебя усталый голос.
Эвилин хихикнула и сжала челюсти, когда смешок попытался превратиться в зевок.
— Мам, в наши дни немногие встают с петухами.
— Ой. Ой. Боже. Я всегда забываю... и ты же в отпуске, верно? Прости, Эви.
— Все нормально, мам, я понимаю.
— Ну, тогда спи дальше, но не слишком долго. И обязательно навести нас до конца отпуска, хорошо? Мы с папой целую вечность тебя не видели. Просто неразумно не приехать, пока у тебя есть время.
— Да, мэм.
— Ну... Надеюсь, все утрясется. Если мы чем-то можем помочь, сразу дай нам знать.
— Да, мэм.
— Ну и хорошо. Доброй ночи, Эви... Или доброго утра, — добавила ее матушка, хихикнув.
— И тебе доброго утра, мам, — Эвилин фыркнула, ухмыляясь, положила трубку и, завернувшись в одеяло, задремала.
Она дернулась всем телом, когда телефон снова зазвонил. Бормоча ругательства, она нащупала трубку.
— Алло?
— Эвилин, что у тебя стряслось?
Эвилин закатила глаза и беззвучно зарычала. Полномасштабная. Семейная. Тревога.
— Лиззи, ты в курсе, который сейчас час?
— Ну да. Семь часов двадцать восемь минут. Кстати... Зак! Джесси! — Эвилин, поморщившись, отдернула трубку от уха. — Автобус скоро! Ты просто обязана повидать их, Эви. Растут, как на дрожжах.
— С детьми это случается, — она зажмурилась, пытаясь избавиться от растущего давления в черепе.
— И кстати, что же вчера все-таки случилось? Вечером позвонила мама и сказала, что ты пропала. Ну, теперь-то, видимо, ты уже нашлась, но что-то ведь произошло. Я-то думала, ты в отпуске, но не смогла дозвониться по сотовому, а ты всегда берешь этот...
Элизабет.
— Да?
— Сейчас полвосьмого утра. Я пережила самый ужасный день за всю мою жизнь, включая выпускной. Я злая и усталая, и сейчас не самое подходящее время для разговора.
На линии раздался смешок.
— Точно! Я забыла. Ты же у нас не «жаворонок», а, Эви?
— Это еще мягко сказано, — пробурчала она с добродушным ехидством. — Поговорим потом?
— Ладно, сестрица, потом так потом. Я тя лю.
— Ага. И я тебя тоже.
Все еще тихонько улыбаясь, она опустила трубку на рычаг.
И как долго все это будет продолжаться? –
Ну, мама, папа, Элизабет и Ричард. Потом тетя Грейс, Винс, Кристина, Ми-Мо, Кэрол, дядя Тит, бабушка Мередит, двоюродный дедушка Клайд...
Хватит. Прошу тебя. –
Недолгий период блаженной тишины убаюкал ее, но телефон опять зазвонил. Со полустоном-полурыком она снова потянулась за трубкой.
— Алло?
— Так значит, ты не умерла. Уже что-то.
— Дик, — Эвилин закатила глаза и потерла переносицу. — Извини, что разочаровала.
— Ви, ты же знаешь, что я терпеть не могу это имя.
— Ну, либо оно, либо мама услышит, как я называю тебя Муди...
— Ай-ай-ай, дорогая сестренка, не груби. Я просто хотел спросить...
— ...что же тут происходит?
— ...трудное утро, девочка? — последовало после короткой паузы.
— Трудная неделя. А может, и трудный год. Ты не представляешь, как мне сейчас хотелось бы оказаться на необитаемом острове.
— Хочешь, пришлю свежий номер «Фронтира»? Хоть посмеешься.
— А что там у тебя сегодня? — ухмыльнулась Эвилин.
— «Женщина утверждает, что дух Элвиса велел ей бить педофилов тренажером».
— Ты шутишь.
— Кроме шуток. Я сам брал интервью.
— У тебя крыша в процессе не поехала?
— Нет. Но, кажется, я что-то себе вывихнул, пытаясь не заржать. Как думаешь, я в случае чего смогу выиграть иск?
— И окажешься в заголовках следующего номера.
— Я удвою иск.
— Флаг тебе в руки, — хихикнула она, и в ответ тоже рассмеялись.
— Тогда пойду организовывать интервью, — мгновением позже веселость исчезла. — Ты-то в порядке, Ви? Все твердят, что ты просто исчезла.
Эвилин фыркнула.
— Боже. Стоит посеять сотовый, как наступает конец света.
— И это все?
Она сардонически усмехнулась.
— Ну... Еще меня похитили пришельцы, но меня спас гигантский робот. Все со мной нормально.
На том конце так расхохотались, что связь пошла статикой.
— Боже, Ви! А можно мне взять интервью у того робота?
— Тебе он не понравится. Он настоящий козел.
— А мама еще утверждает, что это у меня странное чувство юмора, — снова засмеялся брат. — Это тебе надо было пойти работать во «Фронтир», Джанис тебя просто обожала бы.
— Спасибо, нет. Мне вполне хорошо там, где я есть... в постели.
— Очень умно, Ви. Ладно, мне тоже пора. Счета за междугородние звонки кусаются. Но сначала скажи, ты в ближайшее время планируешь съездить на ферму?
— Если я не приеду, они приедут ко мне сами.
— И то верно. Чем хороша Калифорния: слишком далеко для поездки на машине, а летать они боятся.
— Переехать на другой край страны, чтобы избегать родителей... Ты попадешь прямиком в ад, знаешь?
— Да, мне уже говорили. Серьезно, ты действительно в порядке?
— В полнейшем, все просто замечательно.
— Позвони мне, если это изменится, хорошо?
— Хорошо. Не понимаю, правда, зачем мне это. Международное Сарафанное Радио Хьюзов оповестит тебя раньше.
— Что, хреново быть младшим ребенком в семье?
— Сам попробуй.
— Пока, Ви.
— Пока, Муди...
Щелк.
В третий раз за утро Эвилин отложила трубку. Не прошло и полминуты, как телефон опять зазвонил; голос издал звук, смахивающий на хныканье.
– Заставь их убраться. –
Эвилин выругалась вполголоса и схватила трубку.
— Алло?
— Это... это Эвилин Хьюз?
— Да.
— Мисс Хьюз, это Рэнди Форпс. Мы говорили с вами пару недель назад, помните?
В памяти ничего не всплыло.
Парень со свалки, – подсказал голос.
— О. Мистер Форпс. Точно. Чем могу помочь?
— Ну, у меня тут ваша машина...
— Некудыка? — спросила Эвилин. Последовало изумленное молчание. Эвилин покраснела. — Я имею ввиду, голубой «Таурус». Я так его называла... Э... Что-то случилось?
— Я помню ваш «Таурус», — ответил мужчина. — Я говорю про вторую вашу машину.

* * *
После поездки на двух автобусах и болезненно утомительной прогулки (Где носит эту говорящую инопланетную машину, когда она больше всего нужна?), оказалось, что у ее второй машины теперь в капоте большая прямоугольная вмятина, наполовину сплющившая двигатель, сама машина согнута, передние колеса перекошены, лобовое стекло покрыто паутиной трещин.
Внушительная фигура Рэнди Форпса возвышалась рядом.
— Кто-то позвонил вчера ночью, и один из моих парней привез ее. Если не секрет, что произошло? Вы уронили на нее сейф или как?
— Или как, — пробормотала она сквозь зубы.
— Ладно. Вам нужно заполнить кое-какие бумаги, и вот счет за буксировку. Я сейчас все оформлю. Не хотите пока посидеть в офисе?
— Спасибо, но я лучше подожду здесь.
— Ладно. Э... сейчас вернусь. Не уходите никуда! — последнее он произнес с широкой ухмылкой, собравшей вокруг его глаз морщинки, и протопал к главным воротам. Эвилин подождала, пока шарканье затихнет вдали, и шагнула вперед, изучая вмятину. Угол рта пополз вверх в легкой ухмылке, когда она отметила горизонтальные линии, пересекающие отпечаток.
Отпечаток ноги. С протектором.
— Дитя мое, — сказала она, — кажется, ты должен мне кое-что объяснить.
– ...кто дитя? –
Ты.
– Чего? –
Ты въехал в мою машину. Ты отправил меня в больницу. Из-за тебя меня похитили гигантские инопланетные роботы. Это все ты, ты, ты. И все из-за того, что ты не остановился на светофоре. И только посмей сказать, что я не права!
– Я бы остановился, если бы знал. –
Чудно. Голос у меня в голове страдает потерей памяти. Она горько усмехнулась. Мало мне того, что я попала в какой-то фантастический сериал, ты умудрился превратить его в фантастическую мыльную оперу.
…У тебя даже есть злой брат-близнец.
– Между прочим, Санни вел себя вполне вежливо. И это не моя вина, что у меня нет доступа к моим блокам памяти. Ты тут не одна, знаешь ли, кто хочет знать, что произошло. –
Так значит, что-то ты помнишь.
– Естественно. –
Тогда одно из двух: либо у нас время для историй, либо время кушать. Слышал когда-нибудь об улитках?

* * *
– Автоботы, десептиконы и нейтралы. –
— Автоботы, десептиконы и нейтралы, — послушно повторила Эвилин, отвернувшись от остальных пассажиров автобуса; слова звучали не громче вздоха. Кирпич, бетон и постоянный поток пешеходов центрального Мейсона мелькал за окном, временами замедляясь и останавливаясь, когда автобус подбирал пассажиров.
– У автоботов красный символ. Ты знаешь, как он выглядит, я видел, как ты его рисовала. –
Красное лицо. Эвилин, поджав губы, кивнула, старательно запоминая необычную информацию.
– У нейтралов желтый символ. У десептиконов — фиолетовый. Автоботы и десептиконы воюют уже... э-э-э... я не смогу перевести в земные временные единицы без своего хронометра. Задолго до того, как нас с Санни сконструировали. Больше ста тысяч ворн. –
Неужто так долго? подумала Эвилин сухо.
Автобус завернул за последний поворот перед ее остановкой, и она потянулась было за отсутствующей сумкой. Со вздохом она встала, покачнувшись, и ухватилась за поручень, чтобы сохранить равновесие, когда автобус накренился, въезжая на остановку. Ноги запротестовали, когда она сползла по трем ступенькам на расплавленный полуденный тротуар.
И что они такого во мне нашли?
Десептиконы упоминали странную энергетическую подпись. Должно быть, это из-за меня. –
Она остановилась у аптечного киоска купить в автомате газету. Зажав ее подмышкой, она продолжила путь, до дома оставалась пара кварталов. Как мне повезло, однако.
– На твоей стороне Санни... ну, он на моей стороне, а значит, и на твоей тоже... по крайней мере, до тех пор, пока я не получу назад свое тело. Разве это не здорово? –
Пока ты не получишь обратно свое тело. Эвилин прищурилась. Кстати, да. Давай-ка это обсудим. Как...
Мысль запнулась, когда она внезапно поняла, что в ушах звенит; она замерла на ходу, окидывая взглядом оживленную городскую улицу. Машины с ревом проносились мимо в плотном полуденном потоке, люди заполнили тротуары и устремились в рестораны в поисках обеда. Ничего блестящего и черного, никаких мрачных фиолетовых знаков, ни следа машин-которые-были-роботами.
Эвилин снова двинулась вперед, осматривая окрестности. Звон в ушах достиг пика, когда она прошла мимо узкой боковой улочки неподалеку от ее дома, оказавшейся пустой, и начал стихать, когда она пошла дальше.
Это... это был Санстрикер? спросила она.
Последовало долгое молчание.
Я надеюсь, – ответил голос.
Но странности продолжились, когда она вскарабкалась по пологим ступенькам своего дома. Ей на глаза попался странный темный ком размером с коробку для обеда в углу крыльца. Заинтересовавшись, она нагнулась; блеснула молния и брелок к форме совы. Эвилин вытаращила глаза.
— Быть этого не может.
Она подобрала свою сумку и осмотрела потертую кожу и порванный ремешок. Открыв главное отделение, она порылась в содержимом, найдя кучу всего, включая бумажник, массу разных бумажек, губную помаду, банку с аспирином и мобильник. На мобильнике было порядка сорока пропущенных звонков.
На дне, под кошельком, нашлась пара разбитых туфель.
Ну, подумала она удивленно, по крайней мере, мне не нужны новые водительские права.


Глава 8. НЕЗНАКОМЕЦ.

Есть гипотеза, что в миг, когда кто-то постигнет истинное предназначение Вселенной и причины ее существования, она немедленно исчезнет, а на ее месте возникнет нечто еще более странное и необъяснимое. Есть и другая гипотеза, гласящая, что это уже произошло.
«Ресторан «У конца Вселенной», Дуглас Адамс.

– Она когда-нибудь задумывалась о карьере следователя? –
Эвилин хихикнула в ответ на жалостный тон, хотя сама чувствовала себя полностью измотанной. Джейми всегда такая. Ее ученики утверждают, что она чует вранье по запаху.
– Я заметил. Кстати, неплохая история. Грабеж, похищение, пустынные задворки... Очень похоже на «Один День из Нашей Жизни». –
Рада, что тебе понравилось.
Она повесила плащ на спинку кресла и кинула на столик ключи и сумочку (новую, уменьшенную версию предыдущей, откуда перекочевало все содержимое). С полувздохом-полустоном она упала в кресло и откинула голову: виски ломило от головной боли, которая началась сразу после обеда.
В ушах все еще звенело, но очень тихо, гораздо тише, чем те колебания, что мучили ее на протяжении всего ужина с Джейми. Твой брат... Боже, дико как-то думать о роботе, как о «брате»... Мог Санстрикер следовать за мной?
– Все возможно. –
Хотя вряд ли. Она снова вздохнула. Ярко-желтая спортивная машина здорово выделялась бы из толпы.
Конечно, черную спортивную машину с этой фиолетовой штукой на капоте я бы тоже наверняка заметила…
Она потянулась за сумочкой, выудила банку с аспирином и, не запивая, проглотила пару белых таблеток. Взгляд упал на пухлую стопку газет, которую она купила ранее; охваченная вялым любопытством пополам с усталой скукой, она с хрустом распахнула газету и принялась изучать заголовки.
«Уничтожен фабричный склад, полиция в тупике» занимало большую часть страницы и сразу же бросалось в глаза. Ниже заголовки поменьше «Дорожный беспредел» и «Бандитские разборки в Мэйсоне?». На самой большой фотографии были остатки склада, вокруг которых сгрудились пожарные и полицейские машины, сбоку на заднем плане Эвилин смогла разглядеть изуродованные до неузнаваемости останки черной спортивной машины. На фотографии поменьше под статьей о войне банд была другая черная машина (десептикон, поправилась она).
Охваченная внезапным интересом, Эвилин выбралась из кресла и проковыляла к небольшому столику, на котором покоился ее лаптоп. Вытерпев продолжительное жужжание, щелканье и гудение, которым сопровождался процесс загрузки, она открыла браузер и задала поиск изображений спортивных машин. Загрузилась первая серия картинок, на большинстве из которых были футуристические машины, словно воплотившиеся из какого-то фантастического сериала. Она нахмурилась и попробовала поискать по названиям разных «крутых» автомобильных фирм, какие только могла припомнить.
Первым удачный результат дало «Феррари». На второй половине страницы мелькнуло знакомое изображение, и после тщательного изучения, Эвилин решила, что такая машина караулила ее около бара и позже похитила, и именно она трансформировалась у нее на глазах.
Следом повезло с «Порше». Она увеличила картинку и критически ее рассмотрела. Машина у школы, решила она, Порше.
Это мне кажется, или меня на самом деле преследуют очень дорогие автомобили?
Она попробовала еще несколько названий. Ни одно из них не подошло машине у склада, хотя некоторые вроде были похожи, но когда она попробовала «Ламборгини»...
— Вот это да!
Ламборгини. Инопланетный Ламборгини, но тем не менее.
– Впечатляет? –
Эвилин фыркнула, все еще рассматривая обтекаемый автомобиль.
— Может быть, я и новичок в мире спортивных машин и инопланетных роботов, но даже я знаю, что Ламборгини — это очень и очень круто.
– ...это такой комплимент, верно? –
Эвилин удержалась, чтобы не закатить глаза.
— Да, Сайдсвайп. Это такой комплимент.

* * *
Когда Эвилин проснулась следующим утром, будильник упорно моргал цифрами 12:00. Чудесно. Еще одно отключение. Она сощурилась на серо-синий свет утренних сумерек, пробивающийся в окно спальни, неповоротливая и вялая со сна, и задалась вопросом, что же ее разбудило.
До слуха донеслось пронзительное, но довольно мелодичное би-бип.
Клаксон?
Голос сонно встрепенулся:
– Санни?–
Эвилин моргнула.
А, братец.
Она откинула в сторону одеяло и, дрожа от утренней прохлады и запинаясь, поспешила в гостиную. Би-бип повторилось, на этот раз громче. Старое дерево оконной рамы и отсыревшая краска сопротивлялись ее усилиями, но, наконец, она смогла с громким треском открыть окно. Холодный сквозняк ворвался в комнату; Эвилин высунула голову на улицу, спутанные волосы лезли в лицо.
Двумя этажами ниже в тени притаилась желтая машина; яркие цвета посерели в предрассветных сумерках. Эвилин, нахмурившись, свирепо уставилась вниз.
— Что ты творишь? — спросила она громким шепотом.
— Спускайся оттуда.
— Что?.. Нет! Ты хоть представляешь, который сейчас час? Убирайся!
Громко взревел двигатель.
— Спускайся оттуда, или я туда поднимусь.
Эвилин быстро прикинула. Она на третьем этаже, вряд ли робот сможет до нее дотянуться. Но с другой стороны, ей совсем не хотелось, чтобы он попытался.
Ее окатило покалывание, и она внезапно оказалась пассажиром в своем собственном теле.
— Санни, что происходит?
Вспыхнув, усталое раздражение превратилось в ярость. Сайдсвайп! Спрашивай в следующий раз!
Голос ее проигнорировал, а машина ответила:
— Сигнальный маяк.
Ее тело напряглось.
— Шифрованный?
— На автоботской частоте.
…Я сейчас буду.
Яростным мысленным рывком Эвилин вернула контроль.
— Погоди! Погоди! Что происходит?
Двигатель машины сердито взревел.
— Не вмешивайся, хлюпик.
— Следи за своими манерами, Студебеккер-переросток! Мое тело, мои правила, и я никуда не пойду, пока не узнаю, куда и зачем!
Где-то внизу с треском распахнулось окно, и мужской голос прорычал с сильным акцентом:
— Устраивайте свои чертовы семейные разборки днем, идиоты! Люди спят! …проклятая молодежь…
Бах.
Эвилин вспыхнула от обиды и до боли в побелевших пальцах вцепилась в оконную раму. Сайдсвайп. Объяснись.
– Сигнальный маяк, начал объяснять голос, это такой способ, которым мехи друг друга разыскивают. Он зашифрован и передается на автоботской частоте, значит, рядом другой автобот. –
Эвилин обдумала сказанное.
…это поможет убрать тебя из моей головы?
– Это шаг в нужном направлении! радостно ответил голос. Я не знаю, как осуществить перенос, да и у Санстрикера не самый шустрый процессор на сборочной линии. Нам нужен медик, а чтобы добраться до медика, нам нужно связаться с автоботами. –
Сразу бы так и сказал. Эвилин тяжело облокотилась на подоконник. Но разве нам не нужно сначала найти твое тело? Разве это не важно?
– Очень важно, но оно уже у Санни. –
Эвилин вдруг показалось, что мир вращается гораздо быстрее, чем обычно, а она безнадежно отстала от планеты. И когда он успел тебе сказать?
– Ну, мы... беседовали. –
Думаешь, я помню?
– За последние дни случилась куча всего. –
Перед мысленным взором Эвилин почти что засверкала неоновыми огнями надпись «Отмазка». Но она слишком устала, чтобы играть в детективов с бестелесным голосом пришельца. Ладно. Не важно. Вперед, по коням, и все такое прочее.
— Дай мне пару минут, — заорала она шепотом на машину. — Мы сейчас спустимся, — она засунулась было обратно, но резко затормозила и снова высунула голову в окно. — И веди себя тихо!
Она захлопнула окно, поморщившись, когда последнее демонстративное би-бип разнеслось в воздухе.
Ей-богу, это все закончится тем, что меня просто телепортируют на корабль...

* * *
— Откуда поступает сигнал?
— Полтора дека-юнита на север от поселения. Приблизительно, — двигатель взревел. — Это переменный сигнал. Я смогу сузить поиск, когда прибудем на место.
Эвилин с голосом достигли компромисса: голос может говорить через нее, но остальным управляет она. Со стороны это выглядело странно: ее рот поддерживал разговор, в то время как ее взгляд был обращен на виды за окном, а голова поворачивалась, когда она замечала что-нибудь интересное. Ее руки беспокойно двигались, пальцы сжимали ткань джинсов — уступка, которую она сделала голосу, когда тот посоветовал надеть что-нибудь, в чем она могла бы «бежать что есть духу... так, на всякий случай», а ее сердце билось вдвое быстрее.
Эта улица...
На водительском сидении лежала спортивная сумка со сменой одежды и бледным подобием комплекта для выживания — бутылка воды, пара-тройка шоколадок, аптечка и ее сумочка. Робот-машина разворчался из-за лишнего веса, но своевременное замечание Сайдсвайпа «ржавеешь» прекратило поток жалоб.
Это то шоссе... где...
Солнце еще не взошло, но небо уже начало светлеть. Уличное движение утром было спокойным, так что Лабморгини без труда обгонял редкие скопления машин. По краям шоссе бесконечной стеной обступил глухой лес. То там, то здесь среди зелени мелькали светлые пятна начавшей желтеть листвы.
...где я...
— Почти приехали, — мгновением позже показался светофор, и машина начала замедлять ход.
Сердце Эвилин на мгновение замерло. Сайдсвайп... Здесь мы...
...повстречались.
– Что? озадачился голос. Ты уверена? –
Я амнезией не страдаю, ответила она возмущенно. Конечно, уверена.
Как она и опасалась, желтая машина устремилась по еле видной проселочной дороге, которая сворачивала в лес сразу за тем местом, где оба автомобиля врезались в деревья. Поток незнакомых ругательств хлынул из колонок, когда машина с низкой посадкой заскребла днищем по неровностям дороги, и ругательства стали изощренней, когда деревья обступили обе стороны дороги, задевая бока и царапая ветвями желтую краску.
— ...выжившая из процессора ржавая масленка посреди шлакового белкового пустыря...
Спустя несколько минут тряской и медленной езды проселок привел на поляну, и машина остановилась. Дверь со стороны Эвилин поднялась.
— Приехали, хлюпик.
Безропотно она подхватила сумку и выбралась наружу, оглядываясь на деревья вокруг; шелестела листва и иногда издалека было слышно проезжающие автомобили, но все перекрывал вездесущий звон в ушах, сопровождающий присутствие рядом любого робота. Воздух был наполнен запахами прелых листьев и земли; Эвилин поплотнее запахнула куртку, когда прохладный воздух лизнул открытую кожу лица и рук и попытался проскользнуть под одежду. Неприятно знакомый механический скрежет напугал ее, и она, дернувшись прочь от машины, споткнулась и влетела в близлежащие кусты.
Желтый металл складывался, переворачивался, сдвигался и вздыбивался, робот навис над ней, почти доставая головой верхушки деревьев; броня поблескивала в бледном утренней свете.
Вымокшая от росы Эвилин выкарабкалась из цепких зарослей, чувствуя, как подступают противные мурашки, сопровождающие любую вылазку на природу.
— Ну, спасибо.
Робот ухмыльнулся ей сверху, а потом демонстративно отвернулся к лесу.
— Пошли.
С мучительным треском и скрипом деревья гнулись и ломались, когда робот начал прокладывать себе путь через заросли, топча и обдирая подлесок гигантскими желтыми ногами. Эвилин, вздохнув, двинулась следом.
Сейчас слишком рано...
Через несколько минут у Эвилин, следовавшей за роботом в его деструктивном походе сквозь ни в чем не повинную глухомань, звон в ушах начал двоиться. Все еще не зажившие ноги пекло, болели потянутые мышцы; она очень радовалась, что надела поношенные джинсы, а не одну из своих любимых юбок, особенно после того, как во второй раз выпуталась из колючего кустарника; сумка давила на плечо. Робот продолжал беспрепятственно продвигаться, здоровенные шипы не оставляли ни следа на блестящей металлической броне; Эвилин осознала, что может идти вперед по столь пересеченной местности только благодаря меньшему размеру и лучшей маневренности.
Если я подверну ногу... Она тщетно искала подходящие слова. Подавленная и усталая, она ограничилась следующим: Если я подверну ногу, это будет... банально до зубовного скрежета.
Кое-кто мне очень сильно будет должен.
Санстрикер пролез через густые древесные заросли и остановился. Эвилин с усталым любопытством наблюдала, как робот оглядывает окрестности. Одна здоровенная рука слегка поднялась, и в ней, вспыхнув, появилась столь же здоровенное оружие. Опять эти фокусы.
Второй звон в ушах теперь был даже громче, чем тот, что был от Санстрикера. Робот с оружием наизготовку протопал вперед напролом через густые заросли на краю леса и замер, подняв оружие в боевое положение.
– Что за шлак? –
Встревоженная его странным поведением, Эвилин осторожно продолжила пробираться через мокрые останки подлеска; уши заломило от пронзительного звона. Запыхавшись, она обогнула желтую ногу размером с дерево и в немом изумлении уставилась на черно-белого робота: тот расслабленно стоял на другом конце поляны, скрестив угловатые руки на выпуклой груди. Выражение его лица было совершенно непонятно из-за маски и визора.
Эвилин даже не заметила, как отшатнулась назад. Волоски на шее встали дыбом. Это он!
Санстрикер стоял, как скала, твердо держа на мушке второго робота.
— Назови мне вескую причину, почему я не должен тебя деактивировать.
Второй робот, похоже, совсем не беспокоился, что оказался не с той стороны от заряженного орудия.
— Не буду даже пытаться. Не хотелось бы терять и второго хорошего меха меньше чем за ворн.
— Что?
– Что? –
Желудок Эвилин скрутило. Она осмотрелась в поисках причины своей дурноты, но рядом были только Санстрикер, Оффбит, лесные заросли и грязь. Объединенный звон от присутствия двух роботов вынудил ее сощурится, она тряхнула головой, как будто это могло помочь. Не помогло.
Черно-белый мех кивнул.
— Сожалею о твоем брате, Санстрикер. Когда я подоспел, то уже ничем не мог помочь. Но сейчас я не могу позволить тебе меня пристрелить.
Было заметно, как Санстрикер крепче вцепился в оружие. Он встал в более широкую стойку, вспахав ступнями кочки из земли и травы, а Эвилин спряталась подальше за его ногу. Он не знает о тебе.
– Везучий глюков сын. Если бы меня на самом деле деактивировали, и он такое сказал, то превратился бы в металлолом быстрее, чем успел произнести «солнышко». –
Эвилин взглянула на робота, замершего над ней в напряженной позе. Верю.
— Что за игры? — рык Санстрикера был способен заморозить ртуть.
— Никаких игр, клянусь. Не поверишь, если я расскажу. Ты явно не в настроении слушать.
— Тогда я просто пристрелю тебя и покончу с этим.
— Я бы предпочел обратное, — ответил черно-белый робот откровенно. — Мой главврач чуток раздражается, когда видит на моей броне дырки и орудийные ожоги.
— Думаешь, меня это остановит?
— Не-а... но вот он — вполне, — робот кивнул куда-то в сторону, и Эвилин обернулась посмотреть, внезапно поняв, что во всей ситуации было не так.
Звон в ушах был таким громким...
Воздух подернулся зыбью и вскипел, как волна жара от горячего асфальта, и из него словно бы выплавилась высокая фигура; неясно вспыхнули оранжевым контуры, и проявилась бело-голубая броня. Третий робот стоял, поблескивая в тусклом свете, и держал наизготовку грозно выглядевшее ружье.
На груди робота ярко-красным квадратом выделялось печальное стилизованное лицо.
— Познакомься с Миражом.
запись создана: 14.02.2011 в 11:03

@темы: фанфик-перевод, осторожно, юмор, незавершённое, Экшн, Приключения, Джен, Автоботы, PG-13, OC

Комментарии
2011-02-14 в 11:41 

asky_psyxoDelika
кошачий пирожок
ав-ва ~:heart: всё больше влюбляюсь в этот фанфик =)))
ура! Санстрикер теперь знает, что такое "хочу в туалет"! =DD
и всё-таки, почему "синичка"?

2011-02-14 в 11:57 

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
и всё-таки, почему "синичка"?
asky_psyxoDelika, это одно из значений имени Эвилин.

2011-02-14 в 12:21 

asky_psyxoDelika
кошачий пирожок
Страж, поняяятно =))))
спасибо

2011-03-22 в 02:21 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
а можно скромно поинтересоваться, когда ожидать продолжения?

2011-03-22 в 07:20 

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
Lady Mariona, жду ответа беты:)

2011-03-24 в 10:25 

С такими приключениями жизнь у девушки будет короткая, зато интересная)))

2011-03-25 в 00:07 

asky_psyxoDelika
кошачий пирожок
"Дитя моё" -- гыыыы, напоминает Фрекен Бок =)))))
и да, девушка абсолютно точно нашла слабое место Сайдсвайпа -- пиииищааааа, желательно скользкая: помидоры, йогурт, макароны... улитки? фуу, здесь я с ним согласна,.. а ведь есть ещё и морепродукты! =)))
...
и всё-таки, кто вернул ей сумку?..

2011-03-25 в 00:24 

Царство Вей
Transforming universe
Страж
Спасибо огромное за непростой переводческий труд ))) А читается легко и с удовольствием. Снова вижу интересные находки-решения.

URL
2011-03-25 в 00:51 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
ммм спасибо)

2011-03-25 в 07:08 

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
asky_psyxoDelika
гыыыы, напоминает Фрекен Бок =)))))
Ха, а это очень интересно! Этот фрагмент пришлось адаптировать при переводе, в оригинале там идет отсылка к классическому американскому ситкому 50-х годов "I Love Lucy", который знаком каждому американцу. Оригинальная фраза "Lucy, you got some 'splainin' to do" практически аналог нашего "Муля, не нервируй меня!" в смысле известности. Так вот, когдя я это переводила, была идея применить отсылку на что-нибудь знакомое не только русской аудитории, и в частности на ум приходил как раз "Карлсон, который живет на крыше".:-D

и всё-таки, кто вернул ей сумку?..
Это будет в следующей главе:rolleyes:


Царство Вей, мне особенно нравится прозвище братца:gigi:

2011-03-25 в 18:58 

Jazz )
Do it with style or don't bother doing it
Я уже выражал своё восхищение на трансфикшензе, но хотел бы повторить это) Сууупер!
Однако, ошибки всё ж были может я чёто путаю но аффтар просил найти мелких блошек в основном касающиеся правильного употребления падежей в некоторых словах.
В целом произведение потрясающее, особенно по эмоцианальному впечатлению, и, действительно, отлично прописанному характеру Эвилин.

2011-03-25 в 19:05 

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
Jazz., вы укажите на блошек:) Мне интересно.

2011-03-25 в 19:15 

Jazz )
Do it with style or don't bother doing it
Страж
Тогда мне нужно немного времени, чтобы их выписать. Ок?

2011-03-25 в 19:18 

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
Jazz., ок:)

2011-03-29 в 13:48 

Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
ох ты ж как. Мираж.
Теперь жду не дождусь прродолжения.

2011-03-29 в 15:40 

Rina27
У меня в голове порядок. Слева – тараканы, справа – мания величия. // Кочка сидения определяет точку зрения.
Черно-белый трансформер - это ведь Джаз? А почему Санстрикер не узнал его?

2011-03-29 в 15:46 

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
Rina27, притворюсь, что не рассказываю спойлер. Не узнал, потому что он на тот момент времени его не знал. История в Sparkbearer Saga отлична от истории G1.

2011-03-29 в 18:01 

Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
Стало совсем интересно. Спасибо за этот... не получается назвать просто фанфик.
Слежу с нетерпением. может помочь в ччем нужно?

2011-03-29 в 19:04 

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
Lady Mariona, пару-тройку часов в сутки не добавите?:laugh:

2011-03-29 в 19:20 

Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
Ах мне бы самой)
Могу помочь в вычитке) переводчик из меня так себе если честно.

2011-03-29 в 21:02 

asky_psyxoDelika
кошачий пирожок
ой, как-то всё повернулось с головы на попу.... Мираж и... эээ, вроде Джазз, да?.. против Санни?

2011-03-29 в 21:07 

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
asky_psyxoDelika
Смотрите в следующей серии: Мираж и... эээ, вроде Джазз, да?.. против Санни?:shy:

2011-03-29 в 21:17 

asky_psyxoDelika
кошачий пирожок
Страж, охрененный анонс =)))))))))))
ладно, будем ждать и не пытаться узнать заранее... а то будет как "убийца -- человек в серой шляпе"
=D

2011-03-29 в 21:21 

Страж
Рожденный ползать! Куда ты лезешь??
asky_psyxoDelika, я постараюсь побыстрее выложить следующую главу:)

     

Царство Вей

главная