19:26 

Драбблы

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
Автор: Эстебан Бореад
Вселенные: G1, G1 IDW, Бэй-муви, ТФА
Пейринги и персонажи: Разные.
Жанр: drabble
Рейтинг: от G до NC-17
Комментарий: Драбблы на флэшмоб "фик в одно или в несколько предложений".
Отказ от прав: Персонажи и миры мне не принадлежат.
Размещение: Только с моего разрешения.

Блицвинг/Блэкарахния, ТФА для BlueBeast.
Она задумчиво рассматривала своё отражение в зеркале. Всё зависит от её поведения. Всё зависит от неё. Если она будет привычно-независимой, неприступной и безразличной стервой - ему ничего не останется, как быть остроумным и сдержанным. Если она допустит чуть-чуть игривости, мягкости, позволит себе редкие улыбки в его адрес и - может быть - немного смеха, то он весь расцветёт, будет галантен и страстен, предусмотрителен и ревностен. Ну а если... Если она позволит себе скинуть, как лишнюю броню, все условности, откинуть все правила - даже те, что диктует только она сама, то, пожалуй, это зажжёт в его оптике огонь безумия, готовности на всё. И в таком случае это уже ей нужно будет быть осторожной в игре с его огнём...
Блэкарахния мелко вздрогнула, когда воображение нарисовало ей столь разные линии поведения - и их исход, и усмехнулась отражению. Ох уж этот Блицвинг!.. На каждое её отражение у него найдётся своя маска.

ХотРод/Джазз, G1 для Requiem Rodomes.
Скорость. Наверное, это единственное, что бросалось в оптику при мысли о том, что могло бы их объединять. Скорость, жажда впечатлений, любовь к жизни. По одиночке такие слова можно было сказать о каждом из них, но вот почему-то лейтенант автоботов всегда с лёгкой грустью и какой-то невольной снисходительностью смотрел на более юного ХотРода. И в этом взгляде была опытность, понимание, что он, Джазз, уже не может позволить себе действовать без оглядки и выражать свои эмоции без оглядки, что за ним - и над ним - уже стоит его жизнь, его прошлое.
А ХотРод, у которого в жилах играл энергон, не понимал, почему две искры не могли бы быть вместе, несмотря на годы, несмотря на опыт и прочее, и прочее. И ему казалось, что дело отнюдь не в его юности, а в той стенке, которую, вольно или нет, возвёл вокруг себя Джазз. Потому как она имела для диверсанта почему-то куда большее значение, чем сам ХотРод. И это было куда более обидно, чем видеть Джазза с кем-либо другим.

Вортекс/Рэтчет, G1 для Skjelle.
- Эй, док, а как же, там, вбитые в прошивку базовые программы по спасению изувеченных механоидов? - с потрескиваением в голосе шепчет он разбитыми губами в осколках маски в пазах.
- Иди к шарку, тварь! - бластер Рэтчета нацелен очень точно, трудно промазать с десяти метров в большую помятую серую фигуру.
Раздаётся выстрел, и в груди у Вортекса появляется ещё одна дырка, но - вот дела! - снова не в энергоконверторе, и Вортекс хрипло, кашляюще смеётся.
- Я был с тобой эстетичнее, док! - и получает новый заряд. Рэтчет искоса оглядывает дымящийся корпус и решает, что жизнь Вортекса висит на достаточно тонкой синтетической нити, чтобы прекратить. Он убирает бластер, разворачивается, чтобы трансформироваться и уехать - его ждут пациенты, в конце концов...
- Трудно убить свою жертву... будь ты ремонтник или палач, правда... док? - прерывисто, но со всё такой же ухмылкой спрашивает вертолёт, и автоботскому медику только и остаётся, что разразиться проклятиями. Он уезжает, а в смотрящем ему вслед треснувшем бордовом визоре всё ещё стоит понимающая усмешка, когда Вортекс остаётся один на один со своей смертью.

Броул/Рэтчет, Бэй-муви для Skjelle.
Танк, лязгая сегментами, отстраняется от зафиксированного автобота и совсем не заботится о том, чтобы вытереть потоки смазок и масел, заляпавших корпуса обоих.
Рэтчет молчит, терпеливо ожидая, когда Броул закончит и освободит его. Он понятия не имеет, с чего вдруг грузный тугодумный танк выбрал его в качестве объекта своего внимания. Однако, сценарий повторяется раз за разом, и он снова оказывается под Броулом, скрученный и обезоруженный, а потом его вдумчиво и неторопливо коннектят. И Рэтчет ловит себя на безразличии к тому, что это сочли бы обесчещиванием в алых рядах. Десептиконы ни разу не ухмыльнулись и не сострили по поводу, а значит, Броул молчит. И автоботский медик начинает признаваться себе, что такое положение дел его вполне устраивает.
В конце концов, путы снимают с него всю ответственность.

Санстрикер/Сайдсвайп, G1 для Lady Mariona.
- Так, и какая программа у нас на этот пересменок? - Санстрикер откидывается на спинку дивана в их отсеке, закидывая руки за голову. - Энергон, комната отдыха, азартные игры? Гонки, стрельбище, полигон? Прошвырнёмся по границе, пошугаем десептохлам? - он закидывает голову, следя, как Сайдсвайп обходит диван и садится рядом. Брат раскидывает руки на диванную спинку, и Санстрикер тут же опирается о его локтевой сустав затылком.
- Можно проверить ту западню, что мы поставили в вентиляционной шахте на третьем подземном уровне на подходе к нейтральским рубежам. Там у старины Рэда явно был недосмотр. Три орбитальных цикла прошло - как раз, - раздумчиво предлагает Сайдсвайп, и его близнец воодушевлённо кивает.
- Дело!
Сайдсвайп усмехается и тоже откидывает голову назад. Его иногда удивляет то, как они неразлучны в любом деле, в бою и в досуге. Оно само собой разумеется, конечно, но порой он задумывается о том, могло ли быть всё иначе. И почему-то становится радостно, что он с чистой искрой может сказать "нет".

Старскрим/Сансторм, G1 для Rena Trinity.
Он сразу понял, что копия удалась. Нет, не потому, что Сансторм был один в один похож на него формой сикерского корпуса и так же красив, как и любой сикер. Потому, что получившийся сикер был дефективен. Потому, что он не мог сравниться с оригиналом, даже несмотря на всю ту силу, что имел, странную, жутковатую, безконтрольную силу. Хотя бы просто потому, что его жёлтая оптика смотрела в оптику алую, Старскрима, с надеждой. С надеждой и доверием.
И Старскрим в ответ ухмыльнулся, плавно кладя ладонь на серебристую щёку. Конечно же, он ответит взаимностью. В конце концов, ему нравилась мысль о том, чтобы приручить этот живой разряд.

Тандеркрэкер/Перцептор, IDW для Doomstalker.
Война окончилась, но некоторые вещи были неизменны, безотносительно каких-то внешних факторов. Как, например, то, что все всё также смотрят на Перцептора, как на сотоварища, советчика, учёного, некоторые даже как на живой генератор идей и решений или загадку всех времён и народов... Как на кого угодно, но вот только не как на живого механоида. И Перцептор вздыхает вентсистемой. Его это не напрягает, он к этому привык, но иногда это неудобно и ставит в неловкие положения.
Правда, есть одно исключение. Война окончилась, и так уж получилось, что с синим сикером, десептиконом, ему пришлось работать напару. Но, как оказалось, его общество устраивало Тандеркрэкера не только в качестве соисполнителя в решении тех или иных задач, но и... Но и вообще. И Перцептор пришёл к выводу, что ему нужно привыкать к такому повороту дела и переставать этому удивляться. Научиться принимать. Просто потому, что это было бы достойным ответом на внимание одного механоида к другому.

Айронхайд/Леннокс, Бэй-муви для Aconit CC.
Леннокс критически смотрит на грузноватую фигуру из множества металлических кусков, склонившуюся с тряпкой над своим пулемётом. Нет, ну в самом деле, о чём они могут говорить?.. Пиво-сигареты-девочки? Последний матч по регби или баскетболу? Но позвольте, инопланетному роботу глубоко безразличны все эти человеческие штучки и заморочки.
"Он мужик, и я мужик", - думает Уильям.
Но почему-то это не спасает дело. Леннокс кисло смотрит вокруг, его взгляд бродит по ангару в поисках чего-то, за что можно было бы зацепиться и начать разговор. Но всё равно ничего не находит.
- А, Билл, - вдруг грохочет механический голос, и капитан смаргивает от неожиданности. - Сядь-ка со мной, перетрём пару тем за жизнь, - и Леннокс облегчённо выдыхает.
Он подходит, садится на какой-то ящик и улыбается большому чёрному роботу. Тот странно кривит свои ротовые пластины в ответ, и вот теперь Леннокс уверен: дело налаживается...

Мегатрон/Шрапнель, G1 для Skjelle.
Эти инсектиконы ему иногда напоминали белковых существ, которые здешняя раса держала у себя дома для получения от них разных видов белкового аналога топлива. С той разницей, что служили десептиконскому знаку больше заградительной силой и боевым "металлом", который не жалко в случае чего. Собственно, Мегатрон даже не причислял их к своим войскам - да они и сами себя не причисляли, считая самостоятельной силой, несмотря на фиолетовую инсигнию на своих корпусах.
Но вот когда приходило время расплаты, и он передавал инсектиконам обговорённый энергон, Шрапнель подходил первым и забирал с другими свои кубы так, словно это была действительно высшая честь и награда. И Мегатрона забавляли жесты этого невысокого механоида, к которому он даже не относился как к полноценному механоиду. Возможно, Шрапнель на самом деле всё понимал. И хотел бы других отношений - другого отношения к себе.
Мегатрон не привык предполагать. Он просто однажды встал со своего трона и подошёл к инсектиконам, поднимая и передавая первый куб им сам. Вот только в процессе сильнее надавил на куб пальцами - и розовая жидкость потекла по ним, измазывая верхние фаланги. Шрапнель, забирая куб, заметил это и вздрогнул, подняв на чуть усмехающееся лицо лидера десептиконов яростный, полыхающий взгляд. Но потом в его оптике мелькнула какая-то обречённая покорность. И Шрапнель опустился на колено, склоняя голову над руками Мегатрона, стараясь выдать этот жест за жест благодарности вассала своему сюзерену.
И только Мегатрон почувствовал, как быстро и горячо скользнул язык по его пальцам, подтверждая его правоту. Подтверждая желание большего. Лидер десептиконов ухмыльнулся чуть шире. Что ж, в таких вещах он не склонен был отказывать.

Броул/Айронхайд, Бэй-муви для Skjelle.
Ох, как ругался автоботский боевик, как громко, матерно и заковыристо он разносил словами на молекулы молчаливого сурового танка. Впрочем, на особо яркий и цветастый эпитет Броул не выдержал и хорошенько встряхнул автобота электрический разрядом. Айронхайд заткнулся, из его вокодера вырвались только постукивания и шипения.
- Ещё скажи, что не нравится, - прогудел танк, увеличивая обороты двигателя.
- НЕТ! Ах ты шлакодраный портовывернутый недоапнутый... Кх-кххх! - от нового разряда вокодер снова заело.
- Значит, нравится, - с удовлетворением подытожил танк и продолжил своё гнусное дело по дегустации автоботского топлива.

Мегатрон/Леннокс, Бэй-муви, "романтика" для _Halle.exe_
Из открытого ангара их базы прекрасный вид на закат. Но сегодня все, кто выжил и не в лазарете, не способны хоть на что-то, кроме как помыться, пожрать и на боковую. Сегодня они выиграли: противник отступил и свалил-таки с планеты. Это был долгий, долгий день, как уже кажется, прожитый в один миг. Вернее, череда дней, а до этого - недель, месяцев, когда атмосфера накалялась и накалялась. Но капитану Ленноксу нравится такой ритм, хотя он и устал как собака. И он тоже сейчас не смотрит на алую полоску горизонта, от почти уже ушедшего солнца, протирая напоследок свой автомат - оружие у солдата всегда должно быть в порядке.
Он разглядывает блестящий ствол и думает, когда же они вернутся. В том, что вернутся, Леннокс, конечно, не сомневается. И у него снова много счетов к этим хромированным ублюдкам. Рука с тряпкой приостанавливается. Особенно к главному ублюдку. К нему особенно много счетов... Капитан улыбается, обещая себе их отдать и сполна, и чувствует снова отблески азарта, нетерпения.
- Только вернись, падла, только вернись, - ухмыляется он сам себе.
И капитан Леннокс не видит последних отблесков солнца, не видит сиренево-алого неба. Ему не нужна вся эта романтика - так же, как и Главнокомандующему десептиконских войск. Впереди много работы, впереди дело - война, и вот что тут главное. Закрепить за собой поле битвы - планету - раз и навсегда. И ему, конечно, нельзя сознаваться себе, как же схоже они с Мегатроном мыслят.

Блэкаут/Джазз, Бэй-муви, "фетиш" для Skjelle
В первый раз, когда Джазз это услышал, он как-то даже и не поверил. Потом, когда ему поручили совершить диверсию в месте, где обосновались десептиконы, диверсант едва не спалился заранее, следя за дежурящим на границе вертолётом, вместо того, чтобы сразу проникнуть на саму базу. И вот теперь он точно был уверен. И, честно говоря, это приводило Джазза в восторг, - что, в свою очередь, уже автоматически ставило перед ним конкретную цель.
...Блэкаут, вальяжно расположившись на истёртой до земли поляне, безотрывно наблюдал за невысоким серебристым автоботом, позволяя ему исследовать внешние пластины своего корпуса. Диверсант же, не обращая внимания на подсыхающую на их корпусах смазку, увлечённо трогал, потирал, покалывал током, заставляя вертолёта подрагивать и звенеть лопастями. Когда звон выходил особенно долгим и мелодичным, набирая ритм, Джазз широко улыбался и принимался изучать далее.
- Фетишист, - проворчал Блэкаут, довольно подёргиваясь.
- Святое дело! - Джазз поднял на него визор, и по его лицу скользнула озорная усмешка. Вертолёт ещё и не подозревал, что, заприметив однажды потенциал, автобот решил, во что бы то ни стало, услышать музыку коннекта в исполнении его лопастей.

Мотормастер/Блёрр, G1, "поймал!" для Skjelle
У него, определённо, был хороший опыт, несмотря на большие размеры. Когда ты лидер гештальта механоидов в половину своего роста, да ещё со спортивными альтмодами, и тебе нужна дисциплина в команде, волей-неволей приобретёшь хорошую реакцию на мелькающие мимо корпуса. И, оказывается, пригодиться это могло не только в своей команде.
- Ты меня поймал! - возмущению автобота самим этим фактом просто-таки не было предела.
Мотормастер ухмыльнулся, перехватывая его поудобнее и соображая, где бы уединиться со своей добычей. Голубой гонщик вертелся у него в руках как заводной, но тягач держал крепко. Было ошибкой со стороны Блёрра думать, что скорость поможет ему уйти от десептиконских рук в темноте полигексских улиц...

Мираж/Оптимус Прайм, G1 для Requiem Rodomes
Конечно, даже у одного из лучших автоботских разведчиков и диверсантов есть слабые места. Невозможно перекрыть все диапазоны всех видов восприятия, да ещё и с высокой чувствительностью каждого восприятия в отдельности. Но Мираж был хорош. Хорош, несмотря на то, что такую напичканность корпуса самыми разными датчиками и нейтрализаторами нельзя было компенсировать иначе, кроме как относительно слабой вооружённостью, едва ли не ниже обычной фемки. И Оптимус Прайм, хорошо знавший ТТХ своих лучших воинов, конечно, не мог не гордиться тем, что в его войсках был такой солдат.
Впрочем, вот уж кто-кто, а автоботский лидер знал обо всех возможностях Миража и их границах отнюдь не из сухого досье. Ведь такие глубокие познания о чужих слабостях можно получить исключительно из личного опыта.

Проул и Мегатрон, IDW G1, МО, "игра в поддавки" для Sillshhart
Уперев подбородок в сложённые руки, Проул гипнотизировал карту. На ней были обозначены перемещения линий фронта - за один, второй, третий декацикл. Наложенные друг на друга, они рассказывали о том, что уже стало историей. Что уже нельзя не учитывать - но ещё можно изменить. Проул отвёл взгляд в сторону от карты. Мегацикл за мегациклом автоботский стратег, фактически взявший командование на себя вместо предпочитавшего иметь дело с сенаторами куда больше десептиконов Зеты Прайма, пытался отгадать стратегию восставшего гладиатора, бывшего шахтёра. Цикл за циклом ломал голову о его следующем шаге.
Но... Едва образованный самоучка был гениален. У него не было тактики - одной. Он брал на вооружение практически любую из возможных, непредсказуемый и гибкий, Мегатрон распростанял фиолетовую ржу восстания всё дальше, от всё новых и новых очагов. И Проул вынужденно принимал защитную позицию в навязанной тактике боя, уставая гадать, что будет следующим - игра в поддавки, гамбит или же снайперски точный налёт.
Сила Мегатрона - и Проул понимал это - была в том, что для него не было границ. Ни на карте, ни в тактике. Мегатрон бил по самому слабому месту хорошо организованной автоботской армии - неготовность её командования к сознательным большим потерям.
Кто рискует, тот пьёт сверхзаряженный. Вот что это означало.
Проул откинулся на спинку кресла, буравя взглядом карту. А это, в свою очередь, значило, что у него два варианта: или воевать с гладиатором на равных, его методами, или... изменить автоботскую армию, сплотить, сделать её сильнее. Сделать из неё щит, который остановит десептиконский кулак. Создать новую идеологию, которая не даст отступить, и найти того, кто станет её живым воплощением, того, кто укажет правильный путь каждой искре. Найти... или создать.
Проул потянулся влево, к датападам с отчётами о партизанском движении. Возможно, в этих списках уже были те, кто ему нужен.

Мегатрон/Оптимус Прайм, G1 для Lady Mariona
- Когда я, наконец, вобью в твою голову - не бывает мира без войны, жизни без жертв, - Мегатрон говорит это, но без той обычной экспрессии, с которой ведёт войска в новый бой. В его голосе только вспыхивают нотки убеждённости, пока его язык трогает синюю антенну.
Оптимус спокоен, даже мягок.
- Если бы это было так, то, что мы делаем сейчас, было бы невозможно. Моей превентивной целью было бы тебя обхитрить и убить. В борьбе сильнейших, которую ты так превозносишь, - отзывается он, и его ладонь скользит по чёрной изоляции шейных проводов десептикона, большой палец словно пересчитывает их.
- И? - усмехается Мегатрон. - Тебя останавливает только эта твоя идеология мира-дружбы-энергона?
Оптимус молчит, его палец всё так же медленно скользит по шее главного врага вниз и вверх. Он знает ответ на этот вопрос и потому не сомневается в том, что Мегатрон придёт на каждую следующую встречу.

Проул/ХотРод, G1 для Requiem Rodomes
Шурх-шурх. Шурх-шурх.
- Ну Проул, - не выдерживает недозарядившийся, так и помятый, не отполированный со вчерашнего задания гонщик. - Это же всего лишь коврик!
Шурх-шурх.
- Это нарушение распорядка базы, - холодно парирует Проул. Принципы должны подтверждаться делом. Иначе чего стоят эти принципы?
ХотРод искрораздирающе вентилирует и продолжает драить щёткой коврик. Шарк же его дёрнул вырубиться, не дойдя до мойки, и не где-нибудь, а прямо перед дверью в отсек автоботского тактика!.. И уж тем более шарк его дёрнул испачкать в той трудноклассифицируемой смеси, что покрывала его ноги, тактиков любимый коврик...
Шурх-шурх. Шурх-шурх.
Ну вот, теперь и руки все в этой гадости. И даже его тройные стволы забились. Но зато коврик, вроде как, приобрёл оттенок, близкий к исходному, хотя и пару затёртостей тоже. ХотРод показывает результат своих трудов, и Проул долго оценивающе рассматривает несчастный клочок синтетики. Гонщик готов его в этот момент убить, если он укажет на какое-то недотёртое пятнышко. Но тактик, как ни странно, кивает.
- Достаточно, - и ХотРод устало, но всё равно радостно улыбается, вешает коврик на трубу мойки. Ура, наконец-то он свободен! Он выпрямляется, уже думая о том, как доберётся до платформы. Наконец-то!..
Но тут вдруг случается непредвиденное - уставшие тяги вздрагивают от напряжения, и гонщик поскальзывается, коротко взмахивая руками. Ему удаётся ухватиться, и он облегчённо вентилирует, только потом обращая внимание, за что такое схватился.
- Ой, извини! - голубая оптика расширяется, улыбка сама по себе трансформируется в нечто кривое, когда ХотРод замечает чёткий отпечаток пятерни на гордо выступающем белоснежном капоте тактика. Гонщик чувствует, как от Проула начинает прямо-таки веять недельными уборками и дежурствами с выходными на гаупвахте, и, не рискуя поднять лицо, чтобы взглянуть на него, быстро-быстро хватает более-менее чистую щётку с чистящим средством. - Я уберу!
И он не замечает сразу в своём старании, как тактик ошарашенно молчит и как от тёмной лицевой пластины начинает чувствоваться тепло накала, не слышит, как тот тихо вдыхает. Зато чувствует, как сверху начинает литься тёплый очиститель и по его жёлтым спойлерам скользит щётка в ответ.

Бамблби/Клиффджампер, G1 для Aconit CC
Они были внешне так похожи, и относились к ним все по началу так же, не делая сильного различия. Клиффджамперу это нравилось. Он поглядывал на жёлтого минибота, ожидая увидеть в нём схожие эмоции и думая, что отношения между ними - тоже что-то само собой разумеющееся. Но Клиффджампер ошибся. Бамблби не хотелось быть на кого-то похожим. Не хотелось, чтоб его с кем-то путали. Он, маленький минибот, хотел доказать всем свою важность. Сделать так, чтобы все его знали и говорили: "Вот он, наш Бамблби. Он у нас..." И вот тут жёлтый минибот всегда спотыкался: он какой? Что бы выделило его из толпы? Бамблби думал долго, но тут так удачно подвернулась Земля с её жителями, и он не упустил свой шанс. Он стал другом и защитником слабых людей, рядом с которыми чувствовал себя большим и сильным роботом. Теперь первая ассоциация с ним была: Бамблби, друг человека. И жёлтый минибот этим гордился и этому радовался. Его наконец-то ценили за его качества, а не за забавность сочетания "с вот таким же, только красным".
Отношений с ним Клиффджампер так никогда и не дождался, и красному миниботу осталось только покачать головой. Он не искал себе единоличных заслуг, став просто одним из лучших бойцов, сорви-головой не хуже братьев ламборджини, и его это устраивало. Правда, иногда он всё-таки поглядывал на второго минибота, надеясь, что тот увидит в нём личность, механоида, а не своё красное отражение, которое Бамблби так не хотел признавать.

Тракс/Санстрикер, G1 для Rena Trinity
- Два самовлюблённых наполироленных придурка! - ворчит Рэтчет, осторожно промазывая чуть ли не дымящиеся шарниры и тяги.
Рауль, стоящий рядом с ремонтными платформами, на которых лежат Тракс и Санстрикер, согласно покачивает головой, приподняв брови, - мдааа, это же надо было умудриться так досоревноваться, что аж металл едва не треснул! Ну ладно этот жёлтый ихний ламб - кажется, он вообще без процессора, но Тракс, его друг?..
Санстрикер, между тем, ухмыляется, глядя в потолок - его особо не волнует мнение этих двоих, и, в любом случае, оно того стоило. А вот Тракс старается не смотреть Раулю в глаза: ему очень не хочется, чтобы этот человек узнал, сколькими жидкостями успели обменяться он и Санстрикер в процессе тех самых "соревнований"...

Мегатрон/Старскрим, G1, лечить нерадивого сикера для XenaPhoenyx
Оптика Старскрима мерцает. Ему больно, больно, и процессору так трудно обрабатывать что-то, кроме как сигналы от повреждённой руки по циклу. Он фокусируется на изображении с датчиков хмурого серебристого лица рядом, но на то, чтобы замечать отдаляющиеся выстрелы, его уже не хватает.
- А ну не рыпайся, - командует Мегатрон, резким хрустом отзывается вправляемый сустав, и сикер заходится криком от боли.
Лидер, за неимением лучшего, скапливает заряд в пальцах, концентрируя магнитное поле, водит фалангами над развороченным локтём, притяжением собирая осколки. Старскрим шипит и срывающимся голосом шепчет:
- Чтобы я ещё раз... хоть когда-нибудь... тебя...
- Спасёшь, - возражает Мегатрон, и в его голосе звучит спокойная убеждённость. - И не раз, - он смотрит на своего авиакомандира. - Так лучше?
Старскрим издаёт перхающий звук и кивает. Исход битвы уже решён, выстрелы раздаются всё реже, и скоро сюда должны подойти десептиконы, разобравшиеся с врагом, но пока...
- Мой, мой сикер, - тихо и низко говорит Мегатрон, наклонившись так, что почти касается губами алой обшивки. Его чуть сощуренная оптика сверкает, почти до молний, и Старскрим сглатывает, поглощаемый её светом. Он уже ни о чём не жалеет.

Скайфайр и Омега Суприм, G1, "старина" для Skein
Никого особо не удивляет, что Скайфайр бродит и бродит по коридорам базы. Ему всё в новинку - в его век таких масштабных межгалактических кораблей, как Арк, ещё не было. Шаттл ходит по залам и встречает новых друзей, хотя ищет старых. Когда Скайфайр спрашивает о тех, кого мог знать, о просвещённых учёных кругах Золотого века Кибертрона, все пожимают плечами: мало кто выжил из тех, кто не хотел браться за оружие. В конце концов, Скайфайра знакомят с Миражом, и голубой разведчик слегка смущённо улыбается ему: он был собран примерно в то же время, хотя и никогда не был в науке.
Мираж рассказывает ему, что есть среди автоботов один механоид, который может быть шаттлу знаком. И проводит его в скрытую меж скал пещеру без потолка, где стоит огромная ракета. Ракета трансформируется в гигантского механоида, и радости Скайфайра нет предела. Он распрашивает, пытается развести Омегу на разговор. Тот отвечает обрывочно, откалывает безликие фразы, но в конце концов понемногу оттаивает - и рассказывает шаттлу историю своей жизни.
- Да... - Скайфайр, весь вечер предававшийся ностальгии, смотрит вокруг, возвращается в реальность. - И ты изменился, старина. Всё изменилось, и даже сами трансформеры, и даже Кибертрон.
- Изменилось, - гудит эхом Омега.
Скайфайр кивает молча. Он начинает понимать, что и у него тоже есть только два варианта: или измениться под стать остальному миру, или... остаться в прошлом.

Шоквейв/Саундвейв, преклонение, страх, восхищение, G1 для bulldozzerr
Сначала он был всего-то штабным офицером связи на одной из военных баз и не мог не восхищаться стратегическим талантом одного из самых высокопоставленных военных на Кибертроне. А потом появился Мегатрон, и у него появился шанс. Он сразу же присягнул будущим повстанцам и встал рядом с их лидером, и постепенно они набирали высоту, набирали значение в обществе.
Когда он впервые встретил Шоквейва лично, будучи на тайном совещании вместе с Мегатроном, то его чёткий, структурированный, донельзя логичный ум преклонился перед чужим гением, предложившим план, впоследствие сработавший как по часам. Тогда он понял, что ничего так не хочет больше, чем того, чтобы быть в постоянном внимании этого механоида, и испытал доселе неведомый ему страх.
Но неизбежное случилось, и Саундвейв не стал бы ничего менять, даже если бы не узнал, какова близость с стратегом теперь уже десептиконской армии.

@темы: фанфик-мой, подарок, осторожно, юмор, драббл, Трансформеры, Слэш, Романтика, Драма, Джен, Десептиконы, Даркфик, Гет!, Автоботы, R, PG-13, PG, NC-17, Hurt/Comfort, G

Комментарии
2011-06-30 в 19:46 

Skein
Лето!
Эстебан Бореад
спасибо, Эстебан! )))

2011-06-30 в 21:14 

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
Skein
Пожалуйста. =)))

   

Царство Вей

главная