22:17 

Заколдованный круг, МСС, перевод

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
Автор: Megara-Liancourt
Оригинал: "Vicious circle"
Переводчик: Эстебан Бореад
Бета-консультант: Sillshhart
Консультанты: Skein, Fuckin_Amal
Фэндом: Transformers
Вселенная: G1
Пейринг: Мегатрон/Старскрим
Жанр: romance, adventures
Рейтинг: R
Предупреждение: AU
Комментарий: Была ли смерть Старскрима его концом или на самом деле это было только началом? Альтернативная версия развития событий после того, как он был застрелен Гальватроном.
Примечания переводчика:
1. Так как автором не была представлена единая система временных единиц, я привёл их к более привычной.
Единицы измерения времени:
Астросекунда = 0,5 с
Клик = 1,2 мин.
Цикл = 1 ч. 15 мин.
Орбитальный цикл = 1 день
Мега-цикл = 93 часа (~4 дня)
Дека-цикл = 3 недели
Солярный (звёздный) цикл = 1 год
Ворн = 83 года
2. Автор имеет свой взгляд на историю трансформеров, несколько отличный от канона мультсериала G1.
Разрешение на перевод: Послан запрос.
Размещение: Только с разрешения переводчика.
Отказ от прав: Персонажи принадлежат официальным правообладателям, авторский фик - автору, перевод - переводчику.

Глава 1. Конец и начало

Глава 2. Друг или враг?

Глава 3. Время воспитывать

Глава 4. Столкновение

Глава 5. Реверсия

Альфар, дворец квинтессонов
Арена

- Это всё была разминка… Ну а теперь начнём реальную битву!
Подняв секиру надо головой, Скаллкрашер издал дикий вопль и бросился на Мегатрона и Старскрима. Отлично зная, что только боец-здоровяк сможет выстоять против другого такого же здоровяка, Старскрим благоразумно скрылся за высокой фигурой своего напарника. Сикер больше не был скован страхом, но программа выживания подсказывала, что он многое потеряет – особенно в отношении некоторых частей корпуса – если такая громадина обрушится на его изящный торс. Напряжение Мегатрона, которое почувствовал Старскрим, подтвердило эту мысль, и сикер приготовился к удару.
- Уйди! – внезапно крикнул Мегатрон, отталкивая его от себя и Скаллкрашера так, что сикер оказался прямо лицом к лицу с Хэллрайзером. – Не подпускай его!
**
Две секиры жестоко столкнулись. Мегатрон почувствовал вибрации, порождённые ударом, распространяющиеся от его руки к плечу, затем по всему корпусу, вносящие помехи в его электрические схемы и сенсорную сеть. Его оптика загорелась тёмно-красным, когда ему пришлось сделать шаг назад, встречный натиск Скаллкрашера становилось сдерживать всё тяжелее.
- Ну как, Сильверган? Больше не кичишься? – чемпион усмехнулся, когда Мегатрон снова шагнул назад.
- Не празднуй свою победу так быстро! – ответил Мегатрон сквозь сжатые дентопластины. – Я ещё не сказал своего последнего слова!
- Ну конечно… Потому что твоим последним словом будет мольба у моих ног!
**
Боевая система Старскрима заработала вовсю, когда лезвия Хэллрайзера нацелились прямо в его грудь. Он всегда считал самосохранение первоочередной задачей и всегда был находчив, если на кону стояла его собственная жизнь. Сикер быстро перебрал различные варианты, как оторваться от Хэллрайзера, не попав обратно в схватку между Мегатроном и Скаллкрашером. Лучше всего было отступить в воздух, хотя это и означало использование антигравитационной системы.
"Помни, помни: Мегатрон запретил тебе использование своего оружия и возможности летать, - он задумался и зло встряхнул головой в итоге. – Иди к шарку, Мегатрон! В конце концов, это мой каркас пытается нашинковать ломтиками эта примитивная груда металла!"
Свист лезвия, разрубающего воздух, подтолкнул сикера к действию. Режущий край царапнул по лицевой пластине, в то время как второй меч чуть не попал в левый оптосенсор. Программа выживания заставила его поднырнуть, прежде чем третий меч отрубит ему голову. Упав на колени к ногам оппонента, Старскрим врезал кулаком, прежде чем наброситься на гладиатора, словно быстрый и грозный земной барс. Один из кулаков сикера стукнул в лицевую пластину Хэллрайзера, а второй – в его псевдо-кабину. Многорукий механоид вскрикнул от боли и выронил одно из своих лезвий.
Всё больше и больше воодушевляемый успехом и грянувшими вокруг него овациями, Старскрим решил, что самое время начать играть грязно и получить репутацию ублюдка. Он воспользовался расстроившейся координацией Хэллрайзера, снова упустившего сикера с нелепым замахом мечом, - и прыгнул вверх, активируя антигравы, как будто собирался трансформироваться в джет-мод. Как только сикер достиг необходимого местоположения, он совершил грациозный кульбит и приземлился прямо позади дезориентированного механоида.
- Думаю, битва окончена… для тебя! – мрачно усмехнулся Старскрим.
Снова быстрее, чем его противник, Старскрим поднял левую руку и направил дуло нуль-винтовки в спинные пластины Хэллрайзера. Оружие было не полностью заряжено, но уровня заряда хватало, чтобы поджарить боевую систему гладиатора. В самом деле, одного короткого выстрела было достаточно. Лже-летун закричал от боли и упал к ногам Старскрима, его корпус заискрил, когда цепи закоротило.
Гордый и надменный Старскрим с нехорошей усмешкой полюбовался своей работой, его искра разгорелась от пьянящего чувства, что он снова стал самим собой: Старскримом, командиром десептиконских военно-воздушных сил, которого ничто не могло остановить в уничтожении его врагов. И чтобы окончательно доказать это, он собрался покончить с Хэллрайзером. Старскрим поднял неспешно одно из лезвий Хэллрайзера и нажал острым кончиком на тёмную грудную пластину, где скрывалась искра.
- Так кто, говоришь, кого убьёт, Хэллрайзер? – усмехнулся он, наслаждаясь страхом, который видел в оптике парализованного механоида.
- Ты… мелкий идиот! Я же сказал тебе не использовать свои особые возможности! – проревел полный ярости голос.
- Что? – крикнул Старскрим в ответ, разворачиваясь, готовый выплеснуть всю накопившуюся злость на серебристого гладиатора.
Его порыв кончился так же быстро, как и начался. Старскрим увидел Мегатрона, снова отступающего перед напором Скаллкрашера. Серебристый гладиатор потерял больше энергии, чем он думал, в предыдущей схватке? Или это Скаллкрашер был так силён?
"Шлак, я должен помочь ему, пока этот шарк не разрезал его на куски!"
Искра Старскрима сильно запульсировала, когда несуразность мысленных слов поразила его в самый процессор. Помочь Мегатрону? Даже, несмотря на то, что гладиатор ещё не стал Шлаковщиком, Старскриму он не нравился за свою грубость и пугающее поведение относительно него, сикера. Однако, было ясно, что как только Мегатрон умрёт, Скаллкрашер не станет терять времени, прежде чем убить его самого.
**
Мегатрон не отводил от старшего гладиатора полного ненависти взгляда, перефокусировав свою оптику только в тот момент, когда услышал крик нападающего Старскрима. Сикер ударил Скаллкрашера в спину, острый конец его лезвия прорезал плечевую пластину. Потёк энергон, и заискрили электрические цепи, но главный гладиатор продолжил давить своей секирой, заставляя Мегатрона опуститься на колено.
- Что за прелестного союзника ты себе нашёл, Сильверган! – хмыкнул Скаллкрашер, напирая на оружие с дикой силой. – Трус вкупе с предателем… А ты тоже такой же трус, раз позволил ему напасть на меня со спины?
- Отойди, мелкий идиот! Он мой! – крикнул Мегатрон на Старскрима, его гордость была задета замечанием Скаллкрашера.
Серебристый гладиатор увидел цветные вспышки, когда титанический кулак врезался в его шлем и окончательно бросил на колени. Сквозь помехи в оптике он увидел, как Скаллкрашер схватил Старскрима перед тем, как тот смог пронзить его снова, и отшвырнул его, словно сикер был не более чем лёгковесный снаряд. Крылатый трансформер ударился о землю, дважды перевернувшись, прежде чем остановиться. Мегатрон услышал слабый стон, испущенный неподвижным телом. Ошеломлённый сикер и не подозревал, что Скаллкрашер приближается к нему, чтобы убить.
- О нет, ублюдок! Ты должен драться со мной, а не с ним! – вскрикнул Мегатрон, сплёвывая энергон. Он поднял свою пушку и прицелился в спину огромного гладиатора. Его выстрел не попал в Скаллкрашера, едва задев армированное плечо, но всё-таки отвлёк внимание чемпиона от Старскрима.
- Я смотрю, тебе не терпится встретиться со смертью, Сильверган, - усмехнулся Скаллкрашер. – Не волнуйся… Я отрежу тебе голову и, как только закончу, сделаю то же самое с твоим маленьким другом!
- Иди ты в ржавый порт! – отозвался Мегатрон, умоляя свой процессор остановить стук в голове.

****

Лоджия квинтессонов

- Разве я был не прав, Гамма 10? Изумительное гладиатор-шоу, не правда ли? – Бета 15 раздулся от гордости.
- Да. Этот странный робот поражает… Он выглядел абсолютно ненадёжным, но несколько астросекунд спустя им полностью овладели агрессия и воинственность. Он готов на всё, - Гамма 10 кивнул в согласии. – Но я хочу сказать, что его удача переменчива. Не уверен, что он будет способен встать после такого удара. Плюс ко всему, сражение со Скаллкрашером забрало большую часть энергии Сильвергана.
- Ты судишь двух нетипичных бойцов, мой дорогой партнёр, - отозвался Бета 15, показывая маску Смерти. – Я уверен, что у Сильвергана и Маленького Принца есть ещё в запасе сюрпризы для Скаллкрашера. Более того, это прекрасная возможность посмотреть, на что способно это чувствующее существо…
- Ты не боишься, что Скаллкрашер убьёт маленькое сокровище?
- Нет. Наши вампириконы вмешаются, если Скаллкрашер зайдёт слишком далеко. Всё под контролем, - Бета 15 хихикнул, набирая код команды на пульте управления. На панели квинтессонского экрана появилось устрашающее лицо вампирикона. – Ты нашёл какую-нибудь информацию о нашем новом гладиаторе? – спросил Бета 15, меняя лицо на маску Мудрости.
/Ничего, хозяин. Медик заявляет, что он стёр все данные из своих ячеек памяти./
Вампирикон повернул голову влево, камера, встроенная в его оптику, отобразила картину полной разрухи, а затем сфокусировались на корпусе, растянувшемся на полу.
- Он всё ещё он-лайн? – спросил квинтессон.
/Едва ли…/
- Так активируй его, и если он не сотрудничает… взломай его базы данных!
/Как прикажете, хозяин!/
Бета 15 швырнул панель обратно в ящик, явно раздосадованный.
- Какие-то проблемы с нашим маленьким дельцем, Бета 15? – осведомился Гамма 10.
- Возможно, мы должны будем также условиться оставить в живых Сильвергана. У него могла сохраниться вся информация об этом странном роботе.
- Что ж, если ты хочешь спасти Сильвергана, тебе нужно начинать действовать прямо сейчас… перед тем, как Скаллкрашер его деактивирует.
Злой квинтессон глянул обратно на арену, где серебристый гладиатор всё ещё стоял на коленях, держась за грудной отсек там, где секира Скаллкрашера вспорола металл, пробив обшивку и обрезав находящиеся под ней провода.

****

Жилище Мегатрона

Вайпер задрожал, когда когтистая лапа схватила его за руку и подняла на ноги. Он активировал работающую с потрескиванием оптику, чтобы посмотреть на уродливое лицо своего мучителя. Гигантский механоид вжал его в стену, как делал уже несколько раз до этого. Вайпер знал, что это означает: снова начинался допрос. Он оглядел разорённые помещения Сильвергана мерцающей оптикой и издал безумный смешок, представив себе реакцию юного идиота по возвращении. Сломанные части мебели валялись там и тут, и компьютер, единственная ценная собственность гладиатора, всё ещё дымился после того, как расстроенный вампирикон расплющил его кулаком.
"Сильверган знал, что мы в опасности. Он удалил всю информацию с компьютера. Он должен был сохранить данные у себя в памяти, - горько думал про себя Вайпер. – Он знал, что они придут. Вот почему он сказал мне уйти побыстрее и спрятаться… Если бы только я его послушал!"
Его взгляд упал на плащ и корону, которые чудесным образом не были испоганены. Два артефакта бликовали под призрачно-голубым светом, просачивающимся в узкое окно.
"Они пришли за ним, за маленьким принцем… Они хотят знать, что он такое, так же, как и Сильверган. Они заманили в ловушку нас всех… Праймус! Жив ли он ещё?"
- Рассматриваешь эти предметы, раб? – вампирикон усмехнулся. Он подошёл к стене и взял корону и плащ, внимательно их просканировав, прежде чем бросить их к сломанной ноге Вайпера. – Твой ненаглядный дружок Сильверган имеет странные интерфейс-пристрастия, или они принадлежат так называемому Маленькому Принцу? – спросил он.
Вайпер посмотрел на него, а затем на двух других вампириконов, которые ждали в стороне, скрестив руки на груди. У него не было шанса сбежать от них или обмануть их, но, в конце концов, он может выиграть некоторое время для Сильвергана и его ученика, чтобы выбраться из ловушки.
- Понятия не имею, о чём ты говоришь, - ответил медик.
С его губ сорвался стон, когда его голова стукнулась о стену, и шею небрежно стиснула сильная когтистая рука.
- Позволь мне не сомневаться в этом. Ты медик не только Сильвергана, но и его лучшего друга! Ты должен что-то знать. Не заставляй меня проводить болезненный и долгий допрос!
Вайпер выдал лёгкий смешок.
- Надеюсь, у тебя полно лишнего времени, потому что я ничего не знаю. Действительно… ничего! – прошептал он.
Единственный окуляр вампирикона злобно сверкнул, и Вайпер закричал.

****

Альфар, дворец квинтессонов
Арена


Старскрим понял, что все его конечности на месте, но не смог подняться. Его оптика фиксировала только размытые картинки, а его аудиосенсоры – статические шумы. Он чувствовал, что вот-вот отключится. Праймус! Ему не было так плохо с тех пор, как Оптимус Прайм переехал его в трансформе грузовика и швырнул его на отвесный выступ скалы, или как обнаружил себя зажатым между лицом Брутикуса и кулаком Меназора*. Сикер встряхнул головой и потёр лобную пластину, пытаясь откалибровать сенсоры, но не регистрируя значительного эффекта долгие астросекунды. Наконец, он, шатаясь, поднялся на ноги и шагнул вперёд, решив снова нанести удар главному гладиатору. Его жизнь – а заодно и жизнь Мегатрона – зависела от этого убийства.
Старскрим не ушёл далеко: его свалил на землю бешеный удар. Он удивлённо вскрикнул, когда уже знакомый чёрный крылатый механоид сел прямо на него и пригвоздил его запястье над головой.
- Давно не виделись, вероломное ничтожество! Думал, сможешь так легко со мной разделаться? – фыркнул Хэллрайзер.
Старскрим посмотрел в лицо своему противнику. Некоторые пластины не двигались, пока тот говорил, - часть цепей была закорочена. Это было довольно отвратное зрелище, но об этом сикер волновался меньше всего. Его нуль-винтовки, ещё не достаточно заряженные, были бесполезны. У Старскрима не было возможности защитить себя, и он полностью зависел от милости Хэллрайзера.
- Отвали, ты, варварский металлолом! – закричал Старскрим, извиваясь со всей возможной силой, чтобы выбраться из-под нежелательной тяжести.
- О нет, маленькое отродье! Ты со мной позабавился – теперь моя очередь!
Безумие, плескавшееся в оптике Хэллрайзера, подкрепило страх сикера. Над ним нависла реальная опасность уничтожения. Он был сильно повреждён и не мог сдвинуться - его противник был слишком тяжёл и придавил его руки и ноги своим собственным корпусом так, что Старскрим был словно прикован к земле. Хэллрайзер третьей рукой поднёс самое острое лезвие к шее сикера и надавил режущим краем на металл, медленно проводя им вниз к груди. Топливный насос Старскрима глухо заухал в его груди, он понадеялся, что броня устоит и защитит камеру искры. Ужасное предчувствие подсказало, что нет.
- Мегатрон! Пожаааалуйста! Помоги мне! – закричал сикер.
**
Мегатрон снова упал на колени перед Скаллкрашером. Его боевая система послала ему красный сигнал, сообщая, что он близок к полному энергетическому истощению.
"Нет, только не сейчас! Не сейчас!" – взмолился он, когда мучительный крик пронзил его аудиосенсоры.
- Мегатрон! Пожаааалуйста! Помоги мне!
Глянув в направлении источника крика, Мегатрон увидел, что Старскрим намертво пригвождён Хэллрайзером, который явно готов был его убить. Эта картина достаточно отвлекла серебристого гладиатора, чтобы дать секире Скаллкрашера разрезать его грудную пластину, обрубить близлежащие провода и трубопроводы со всплеском энергона. Мегатрон закричал от боли, его аудио, оптика и остальные системы отрубились.
Его испытание не было окончено – безжалостный Скаллкрашер схватил серебристого гладиатора за шею и оттащил его к краю арены. Спина Мегатрона стукнулась о стену, в то время как край секиры нажал на его шею.
- Я тебе уже говорил… Слава не для тебя, Сильверган. Ты должен быть силён, чтобы сохранить голову на своих плечах. К несчастью, ты всего лишь слабак!

****

Лоджия квинтессонов

- Мм, Бета 15? Полагаю, тебе стоит быстро принять решение, иначе твой будущий объект исследования и его "покровитель" останутся не более чем воспоминанием, - подчеркнул Гамма 10.
Бета 15 схватил бинокль и внимательно оглядел сцену, прежде чем швырнуть его в угол балкона.
- Эй, ты! – окликнул он вампирикона, занимавшего место в соседней лоджии. – Возьми свой отряд и освободи Сильвергана и его создание! Эта битва больше не забавляет!
Вампирикон встал и согнул свой внушительный корпус в неграциозном поклоне.
- А что с двумя другими? – спросил он.
- Можешь с ними не церемониться… Они привыкли к увечьям.

****

Арена…

Скаллкрашер уставился на свою жертву с хищническим интересом, раздумывая, какой способ убийства серебристого гладиатора будет наиболее приятным. Вырезать его искру до или после отсечения головы? Или, может быть, распилить Сильвергану шею, чтобы напомнить всем, как глупо было бросать вызов чемпиону? В отношении конкурентной борьбы Скаллкрашер следовал только одному принципу: "Хороший противник – дезактивированный противник." Сильверган бросал ему вызов слишком много раз с тех пор, как присоединился к очень избранному кругу лучших гладиаторов, чтобы быть помилованным: он был потенциальной угрозой, претендентом на его место. Иметь наследника было принципом, с которым упрямый ум Скаллкрашера отказывался работать. Вспомнив этот последний довод, он решил, что чем быстрее Сильверган умрёт, тем лучше. Главный гладиатор уже хотел пронзить полумёртвого механоида в самую искру, когда шум нескольких тяжёлых корпусов, окружавший его, достиг его аудиосенсоров.
- Битва окончена, Скаллкрашер. Опусти свою секиру и дай нам Сильвергана, - сообщил холодный голос, по которому гладиатор идентифицировал Джигсоу, капитана личной гвардии Беты 15.
"Они хотят провести меня… Шлаковы квинтессоны!" – вскипел от злости чемпион. Его рука сменила лезвие секиры у шеи Сильвергана, в то время как оружие нацелилось прямо на вампирикона.
- Хочешь совет, Джигсоу? Уйди! – зверски прорычал Скаллкрашер.
- Ты действительно думаешь, что сможешь оказать сопротивление вампирикону?
- Что я больше всего ненавижу в жизни, так это когда меня прерывают, когда я собираюсь убить. Хочешь испробовать мой гнев?
- Если бы у меня было время, то может быть… но не в этот раз, - ответил Джигсоу. Он посмотрел в направлении лоджии своих хозяев. – Господин Бета 15, пожалуйста, позвольте мне убить Скаллкрашера за неповиновение! – заявил он.
- Ах ты, ублюдок! – взревел гладиатор, чувствуя, как холодеет его энергон.
- Убей его… Да и другого тоже! Меня это не волнует! Принеси мне Маленького Принца и Сильвергана! – скрипуче отозвался квинтессон.
- Боюсь, что твоя власть подошла к концу, Скаллкрашер, - мурлыкнул Джигсоу, пока четыре вампирикона окружили главного гладиатора, вынимая свои боевые топоры.
Скаллкрашер проревел бесцеремонное "да шлак на вас всех!", быстро рассматривая разные имеющиеся варианты. Будучи далеко не глупым, он был одарён несомненными логическими способностями и бесспорным талантом обманывать. Он решил, что тут есть только один путь – роковой и рискованный однозначно – чтобы спасти свой задний сегмент, и прижал Сильвергана к собственной груди, крепко обвив рукой его талию и торс и нажав концом секиры на раненый грудной отсек.
- Что ж, в таком случае… Давай договоримся о сделке. Я медленно пойду к выходу, и ты сможешь забрать этого наглого глупца, как только я исчезну с арены, - предупредил он, отступая назад и таща юного гладиатора. – Берегись: попытаешься хоть как-то остановить меня, и я погашу его искру!
- Ты думаешь, что сможешь уйти вот так? Ты будешь мёртв ещё до того, как его корпус упадёт на землю! – прошипел в ответ Джигсоу.
- Это грозит тебе повреждениями! Я слышал, твой хозяин не любит провалов, - парировал Скаллкрашер с дьявольской усмешкой.
- Я рискну! Никуда ты не уйдёшь!
**
- Пусть идут! – закричал квинтессон с высоты своей лоджии. – Я хочу, чтобы Сильверган был полностью функционален!
По размытой картинке перед своей оптикой Мегатрон попытался вычислить существо, но смог увидеть только тёмную туманную арену. Шум стоял в его аудиосенсорах, а в грудном отсеке горело, как будто там плавился металл. Замутнённым разумом он понял, что Скаллкрашер прижал его к своему корпусу, таща как куклу. Ужасные лица вампириконов стояли перед оптикой Мегатрона как кошмарные видения из оффлайна, пока он на краткий миг не отключил её, исполнившись отвращением.
- Что ты… пытаешься сделать? – прошептал он. – Отпусти меня!
- Ни за что! Похоже, ты и твой дружок куда ценнее, чем я сначала считал, - усмехнулся Скаллкрашер, усиливая хватку на ране юного гладиатора. Мегатрон болезненно вскрикнул и почти перестал сопротивляться действиям заклятого врага.
- Превосходно! Советую тебе не испытывать моё терпение… Мне нечего терять, кроме своей жизни.
Мегатрон молча согласился и позволил главному гладиатору тащить себя без дальнейшего сопротивления. Перефокусировав оптику, он увидел кричащего и пинающегося Старскрима, выкрикивающего проклятия и угрозы Хэллрайзеру. Как и его лидер, чёрный механоид отступал назад, одно из его лезвий давило прямо на шею заложника. Оглядев арену, Мегатрон заметил ошеломлённые взгляды публики и почти абсолютную тишину, прерываемую только шагами толпы вампириконов.
- Мы обречены, - вздохнул он, боль и нехватка энергии создавали помехи в процессоре.
Освещение низкой части арены погасло, сменяясь более рассеянным светом. Мегатрон понял, что Скаллкрашер уводит их назад в темноту гладиаторских помещений. Две тяжёлые панели закрыли злобные фигуры вампириконов.
- Это же безумие! Мы в ловушке!

****

Лоджия квинтессонов

Бета 15 смотрел с отвращением, как его вампириконы перестают бить в серые двери.
- На твоём месте, Бета 15, я бы связался с отрядом, который мы послали в жилой отсек Сильвергана, и проверил, жив ли ещё медик, - предложил Гамма 10, всё также оставаясь абсолютно спокойным. – Он может быть… полезным.
Бета 15 посмотрел на него и молча согласился: Гамма 10 всегда давал дельные советы. Раздражённый пришелец поднял коммуникационное устройство и наладил связь.
- Это Бета 15. Каттер, медик всё ещё функционирует?
/Да, господин. Я могу прикончить его?/
Пришелец взглянул на своего приятеля, тот ободряюще кивнул.
- Нет… Принеси его в мой дворец. Так быстро, как только возможно, - грубо приказал Бета 15.
/Как прикажете, господин./
Бета 15 отключил связь и выжидающе посмотрел на Гамму 10, оптика его маски Смерти опасно замерцала.
– А теперь… Что ты предлагаешь? – спросил он.
Гамма 10 хитро рассмеялся, пока его лицевая пластина демонстрировала маску Смерти, а в следующий миг маску Мудрости. Появилось другое сумасшедшее лицо, и, наконец, переключение остановилось на лице, вызвавшем дрожь у Беты 15. Маска была расколота на две абсолютно равные половины: одно изображало безумие, доведённое до истерии, а другое было прекрасным образцом мудрости и разума.
- Теперь… Я займусь этой маленькой проблемой.

****

Гладиаторские помещения

Скаллкрашер небрежно кинул Мегатрона и схватил массивную полку, которую он опрокинул поперёк двери, чтобы её заблокировать. Хэллрайзер последовал его примеру с другой полкой и разными частями мебели, чтобы преградить путь. Они оба пока игнорировали своих заложников, дав Старскриму достаточно времени, чтобы просканировать раны Мегатрона. Сикер заметил два глубоких разреза в верхней части торса гладиатора, из которых обильно тёк энергон. Мегатрон был едва в сознании и утратил свою пугающую ауру, заставлявшую сикера трястись от страха.
- Вот так… Это должно дать нам некоторое время! – подвёл итог довольный Скаллкрашер.
- Ты идиот, - пробормотал Мегатрон, тускло светя оптикой, - если думаешь, что можешь спасти ваши жалкие жизни, торгуясь нами с квинтессонами!
Главный гладиатор подошёл к раненому трансформеру и схватил его за глотку, швыряя к своим ногам. Старскрим вскрикнул, охваченный нелепым чувством дежа вю: как много раз безжалостные чёрные руки так же душили и его. Он смог почти отождествить себя с юным гладиатором, стиснутым в ломающей вокодер кисти, пока хищник смотрел на свою жертву с грязным удовольствием.
- Ты на грани уничтожения, и ты продолжаешь не подчиняться мне! – прошипел Скаллкрашер. – Хотя ты мне и нужен в качестве залога для торга, я всё ещё могу наказать тебя за дерзость!
Старскрим вздрогнул. Праймус! Ощущение было такое, как будто ненавистный гладиатор выстрелил в него самого! В полном шоке сикер смотрел, как Скаллкрашер добирается до раненого грудного отсека и толкает пальцы в энергоноточащий разрез, заставляя Мегатрона извиваться от боли, сверкать ярко-алым оптику. Дрожь пробежала сверху вниз по нейросети Старскрима, когда он вспомнил тот день, в который Мегатрон совершил над ним точно такую же пытку. Он всегда удивлялся, откуда тиран берёт свои жестокие и извращённые идеи для пыток. Теперь сикер понял: Мегатрон перенёс такие же акты жестокости.
- Прекрати! Ты, дегенеративная куча ржавого металла! – закричал Старскрим. – Ты хоть представляешь, насколько это больно!
Скаллкрашер маниакально рассмеялся, смехом, так похожим на смех Шлаковщика, и швырнул измазанный корпус в сторону сикера. Мегатрон приземлился на ноги, но, опустошённый энергетически и ошеломлённый болью, рухнул на колени. По причине, которую не смог бы объяснить, Старскрим поймал его на руки, прежде чем серебристый гладиатор упал лицом вниз.
- Как трогательно видеть твою заботу о нём, Маленький Принц, - хмыкнул Скаллкрашер, медленно подходя к ним, как хищник, готовый наброситься на своих жертв. – Может быть, в следующий раз ты сможешь и принять за него побои? Или принять собственное наказание - как расплату за твоё вероломство…
Старскрим уставился в жестокое лицо Скаллкрашера. Его корпус инстинктивно задрожал, когда он подумал, что распознал тень Мегатрона из будущего, получающего нездоровое удовольствие от психологической пытки, которую учинял. Затем сикер посмотрел назад, на почти бессознательного механоида, лежащего рядом с ним, и заметил, что, хотя в его характере и была грубость, извращённости там не было. Старскриму всё, наконец, стало ясным: он боялся этого Мегатрона, потому что Сильверган уже проявлял поразительное физическое сходство с Главнокомандующим, которым он станет в будущем. Старскрим чувствовал нечто непонятное в его поведении, принимая это за потенциальную жестокость и невменяемость. Он ошибся. В своей юности Сильверган, будущий Мегатрон, был просто лишён той распущенности, что сделала его тираном.
"Праймус… Возможно ли, что Мегатрон, которого я знаю, полностью перенял черты личности Скаллкрашера! Что он просто вёл себя как тот, кто притеснял его в юности?" – удивился Старскрим, не находя сил верить в эту идею.
- Тебе повезло, что ты так нужен квинтессонам! – фыркнул Скаллкрашер. – Это единственное, что меня останавливает, чтобы сломать твою маленькую шейку! – главный гладиатор бросил на него последний взгляд и затем поманил к себе Хэллрайзера. – Следи за этими двумя и смотри, чтобы они не убежали! – приказал он своему подчинённому.
- Убежали? Да куда ты хочешь, чтобы они убежали? – посмеялся Хэллрайзер. – Это место – ловушка!
Скаллкрашер проигнорировал его замечание и подошёл к самому тёмному углу в помещении. Он провёл ладонью по поверхности стены, явно что-то ища. Спустя астросекунду под его пальцами появился свет. Всё ещё молча, главный гладиатор постучал по стене, как будто вбив код на щитке управления. Панель медленно отъехала в пол, открывая металлические ступеньки, спускающиеся в глубины дворца.
- Как ты узнал о его существовании? – воскликнул поражённый Хэллрайзер.
Скаллкрашер посмотрел на него и ухмыльнулся.
- Узнал, вот и всё! А теперь поторопись! – отозвался он, без колебания спускаясь вниз по лестнице.
Хэллрайзер кивнул и подтолкнул Старскрима к открывшемуся ходу.
- Вы двое идёте следующими. И один хороший совет: не нервируйте Скаллкрашера. Ты и представить себе не можешь, на что он способен, когда разозлится…
Старскрим крепче обхватил корпус Мегатрона и посмотрел на тёмного механоида.
- Ты ошибаешься. Я очень хорошо знаю, на что способен такой ублюдок! – ответил он. Сикер пошёл к выходу, более всего стараясь поддерживать своего товарища по несчастью.
________________________
Примечание автора:

* - отсылка к серии "Отряд Старскрима" ("Starscream's brigade"), 2-й сезон G1.

Глава 6. Ад и рай

Неизвестная зона, где-то в гладиаторском районе

Зловещие звуки докатились до беглецов, заставляя холодеть их энергон. Вампириконы подбирались с каждым кликом и вскоре могли загнать их в тупик в этих тёмных туннелях.
Старскрим попытался ускориться, но Мегатрон споткнулся, и они тяжело упали на мощёный пол. Юный гладиатор сплюнул энергоном и выдал болезненный стон, трясясь как жестяной лист.
- На ноги, живо! – приказал Скаллкрашер, глянув на него.
- Отвали от него! – огрызнулся Старскрим, так же ярко полыхнув оптикой в ответ.
Скаллкрашер подошёл к ним, вглядевшись в Старскрима с презрительным выражением лица. Он остановился прямо перед сикером и дал ему пощёчину, заставляя отлететь и удариться об стену. Затем главный гладиатор схватил Мегатрона за горло и поднял его на ноги.
- Ты хочешь, чтобы твой маленький друг остался целым и невредимым? Тогда иди! – рявкнул Скаллкрашер на аудио меньшему механоиду.
Мегатрон поднял взгляд, давясь и харкая новой порцией энергона.
- Д-да, - выдавил он.
Скаллкрашер с удовлетворённой усмешкой пронаблюдал за его убийственным приступом харканья энергоном, а затем уловил эхо окриков приближающихся вампириконов.
- Они идут! Нам надо двигаться, - тяжело произнёс Хэллрайзер. – Я думаю, мы должны провести переговоры. Обменять наши жизни на эти две тупые груды ржавого металла! – добавил он.
- Мы так и сделаем через несколько орбитальных циклов. Сейчас квинтессоны слишком раздражены на нас. Они нас убьют, если высунемся! – возразил главный гладиатор, грубо толкая Мегатрона. – А ты топай! – прошипел он.
Серебристый трансформер зашагал вперёд, шатаясь, словно готов был вот-вот рухнуть. Старскрим стёр струю энергона, стекшую с разбитых губ, сдержал гордость и встал, быстро подставив своё плечо раненому механоиду, пока тот не упал.
- Эй! Я тут… Продержись немного, пока мы не найдём безопасное место!
Мегатрон бросил на него пустой взгляд и утёр со рта энергон.
- Спасайся… Беги отсюда… - измученно прошептал он.
Старскрим не смог подавить намёк на жалость, когда поглядел на гладиатора. Лицо Мегатрона было искажено болью, оно потемнело от энергона, бегущего с губ. Серебристый гладиатор был на пороге дезактивации, и его жизненная энергия должна была скоро иссякнуть, если о его ранах не позаботится медик.
- Не говори глупостей, - парировал сикер. – Я не брошу тебя здесь!
- О, как трогательно!
Смешок Хэллрайзера ударил в спину Старскрима на пару с сильным толчком. Сикера швырнуло на Мегатрона, чуть не послав их обоих на землю.
- Шагайте!
- Ты тому не способствуешь, идиот! – прошипел Старскрим, крепче обхватив спину Мегатрона. Он внимательно глянул на раненого трансформера.
- Не сдавайся! – шепнул сикер, пытаясь его подбодрить.
Мегатрон слабо кивнул и шагнул вперёд, весь его корпус трясся при движении. Старскрим взмолился Праймусу, чтобы серебристый гладиатор не грохнулся в оффлайн от перенапряжения.
**
Они шли около цикла, прежде чем высокие стены старого хранилища преградили им путь. Здесь было несколько комнат, полных сломанных вентилей, пультов и прочих вещей, но не было выхода.
- Должно быть, это старая ремонтная секция или производственная линия, брошенная квинтессонами, - Скаллкрашер внимательно просканировал каждый метр тупика и скривился. – Или лаборатория.
- Чтобы тут ни было, оно станет нашей могилой! – воскликнул Хэллрайзер. Его голосу вторил посторонний шум. – Они идут! – добавил он с паникой.
Скаллкрашер снова просканировал разные комнаты и их содержимое.
- Вы двое, идите туда и спрячьтесь! – главный гладиатор указал на маленькое помещение, забитое трубками разных размеров. – Хэллрайзер, ты остаёшься со мной! Мы устроим засаду этим шлаковым вампириконам.
Назначенный доброволец вздрогнул от приказа и даже сделал шаг назад, представив себе болезненную дезактивацию.
- Да ты чокнулся! Ты…
Серые пальцы сомкнулись вокруг его шеи и безжалостно стиснули, алая оптика пронзила многорукого гладиатора взглядом.
- Прекрати скулить, Хэлл. Делай, как я сказал!
Скаллкрашер выпустил свою жертву и усмехнулся, когда его подчинённый уставился на него со страхом.
- Да!
- Прекрасно! – главный гладиатор повернулся обратно к Старскриму, который наблюдал за сценой с недоумением. Серебристый трансформер рядом с ним ни на что не обращал внимания, безучастно уставившись в пол и медленно соскальзывая в забытьё. – Шевелись!
Старскрим не стал протестовать и осторожно потряс раненого механоида, побуждая его перейти в укрытие. Мегатрон издал стон, шагнув вперёд, и, наконец, упал к ногам сикера, когда силы его покинули.
- Мы почти дошли. Ещё чуть-чуть, и мы будем в безопасности! – подбодрил Старскрим. Он изо всех сил потянул, поднимая, большего механоида на ноги и был награждён за свои усилия сгустком энергона, плюхнувшимся на воздухозаборник у него на плече.
- Дай… мне… умереть.
Просьба Мегатрона была не более чем шёпотом.
- Вздор! Я не дам тебе умереть! Поднимайся, гладиатор!
Похоже, приказ Старскрима нашёл отклик в разуме отчаявшегося Мегатрона. Гладиатор медленно поднялся на ноги, подрагивая как жестяной лист и шипя от боли. Энергон тёк из ран на его груди, прочерчивая длинные зеленоватые струи вниз, к бёдрам и дальше.
- Поторопитесь! - донеслось до них, как и раньше, полное угрозы рычание Скаллкрашера вместе с шумом, производимым их преследователями.
Старскрим увидел, что два гладиатора забрались на конструкции в верхней части стен, спрятавшись в нагромождении панелей и труб, чтобы совершить неожиданный прыжок на любого, кто пересечёт порог тупика. Сикер сильно сомневался, что такая стратегия сработает: даже если два трансформера смогут остановить одного или двух вампириконов, остальные ворвутся и задавят их числом.
- Да, поторопитесь! – прошептал сикер, пытаясь отгородиться от этой мрачной предопределённости.
Он провёл шатающегося серебристого механоида внутрь комнаты; в ней было темно, пол состоял из двух уровней. Старскрим использовал инфракрасный режим зрения, чтобы просканировать место, и понял, что там было небольшое углубление в самом конце.
- Сюда, мы спрячемся вон в том проёме!
Мегатрон умудрился пройти до края проёма и рухнул грудой железа, снова давясь и харкая энергоном. Старскрим положил руку на спину гладиатору, легко погладив металл, чтобы смягчить боль.
- Мы должны спуститься в углубление. Как думаешь, сможешь?..
Его вопрос оборвался удивлённым возгласом, когда Мегатрон соскользнул по стене и рухнул в проём, где и замер неподвижно, лёжа на животе.
- Нет, нет! Мегатрон!
Сикер прыгнул вниз и в панике перевернул гладиатора. Его искра испуганно заколола в стенки камеры, когда он увидел тёмную оптику серебристого механоида.
- Мегатрон! Мегатрон, ответь мне! – Старскрим несильно его потряс и почувствовал облегчение, когда оптика гладиатора зажглась алым. – Так, не двигайся. Теперь всё будет нормально!
- Нет, ничего не будет нормально, - голос Мегатрона был всего лишь искрораздирающим, почти неслышным хрипом.
- Не говори. Лежи тихо!
Мегатрон проигнорировал приказ сикера и дотронулся до середины своего корпуса дрожащей рукой. Он сдвинул панель, открывая внутренний отсек, и нырнул туда пальцами. Гладиатор вынул маленький кусочек металла, который вложил Старскриму в руку.
- Я думал, я смогу быть им… Я ошибся.
- О чём ты говоришь? – Старскрим дотронулся до щеки Мегатрона, пытаясь расшифровать эту загадочную фразу. Гладиатор бредил? Сикер посмотрел вниз, на маленький предмет и прекрасно узнал его. – О чём ты?..
- Когда я это нашёл… То решил, что это я. Он похож на меня, - Мегатрон зашипел от боли, когда повреждённые цепи у него в груди всё же частично перегорели. – Вот почему… Вот почему я взял его имя, - добавил он, а затем сплюнул ещё немного жизненно важной жидкости.
- Что?
Сикер перевернул кусочек металла в пальцах, непонимающе уставившись на него. Тот был квадратной формы, маленьким и серебристо-серым, с надписью на кибертронском посередине. Всмотревшись внимательнее, Старскрим заметил портрет, выгравированный на металле под отталкивающей фразой.
- "Да здравствует Мегатрон!" Праймус, это же десептиконская монета!
Старскрим изумлённо посмотрел на с трудом остающегося в сознании механоида, как будто ища подтверждения. В его памяти начала проигрываться сцена, связанная с этим маленьким кусочком металла.
**
Он сразу сконцентрировался на крупной серебристой фигуре Мегатрона, как только тот ступил на Эспланаду Коронации. Раздражение и ревность сжали искру сикера, когда он заметил присутствие Саундвейва. Почему офицер связи был всегда вовлечён в самые секретные планы Мегатрона? Старскрим искренне ненавидел Саундвейва за то, что тот был в хороших отношениях с лидером десептиконов, тогда как его с Мегатроном были так хаотичны. Старскрим не понимал, почему лидер обходился с ним так неуважительно. Так, словно он назначил Старскрима заместителем командира для того, чтобы жестоко унижать его каждый орбитальный цикл.
Стиснув кулаки, когда ревность обожгла его искру, сикер решил продемонстрировать своё присутствие двум механоидам, которые всё ещё не заметили его прибытия.
- Что ты здесь делаешь, Могучий Мегатрон? – его голос нарочно раздражал больше, чем обычно, и был полон сарказма и снисходительности. Как и следовало ожидать, лидер десептиконов кинул на сикера злой взгляд.
- Это не твоя проблема, мелкий идиот. Возвращайся в командный центр!
Насмешливый и презрительный ответ Мегатрона, такой типичный для него, больно ударил по гордости Старскрима. Он решил открыто не подчиниться приказу.
- А я считаю, что это моя проблема, - парировал сикер, с заносчивой грацией подходя к двум механоидам. Он поймал искристый взгляд Мегатрона, когда Главнокомандующий осмотрел его с головы до ног. Старскрим снова почувствовал, что десептиконский лидер не безразличен к его очарованию. На губах сикера нарисовалась усмешка, когда он остановился перед Мегатроном. – Я твой заместитель. Я должен быть осведомлён о твоих планах.
Сикер предположил, что за эту язвительную ремарку его могут ударить по лицу, но вместо этого Мегатрон зеркально отразил глумливое выражение его лицевой пластины.
- Действительно, ты можешь пригодиться в этом эксперименте, - сказал он со смешком, а затем шагнул в сторону, открывая устройство, находившееся у него за спиной. – Как думаешь, мы можем проверить эту машину времени на Старскриме? – хмыкнул он, поворачиваясь к Саундвейву.
- Положительно. Старскрим подходит для тестирования.
Саундвейв сопроводил свой комментарий лёгким смешком. Командир ВВС решил, что точно ненавидит офицера связи и застрелит его в следующей же битве. Затем он воззрился на так называемую машину времени. Её грубая форма напомнила ему об иммобилайзере. Внезапно устройство нацелило дуло прямо ему в грудь.
- Я не вижу, с какой стати должен участвовать в эксперименте, который ты даже не хочешь со мной обсуждать, - прошипел Старскрим, предусмотрительно делая шаг в сторону, так, что больше не был в прицеле машины. – Найди себе другого подопытного бензокролика!
Старскрим знал, что пересёк опасную черту между терпением и раздражением, когда Мегатрон наотмашь ударил его. Упав на землю неуклюжей грудой металла, сикер остался сидеть, потирая контуженную лицевую пластину с болезненным стоном.
- Если не хочешь сотрудничать, хотя бы не заставляй нас тратить время!
- М-Мегатрон, я…
Оправдания сикера завязли у него в вокодере, когда десептиконский лидер развернулся к Саундвейву и спиной к нему. Старскрим снова был оставлен без какой-либо заинтересованности, внимания, уважения. Мегатрон считал его ничем. Искра сикера обливалась энергоном от оскорбления и печали.
- Саундвейв, мы можем начать испытание?
- Положительно, Мегатрон. Все приборы готовы.
Офицер связи говорил, не поднимая взгляда, его оптика была сфокусирована на широком экране пульта управления. Его процессор был подключён напрямую через разъёмы в пальцах.
- Так, испытательный объект! – Мегатрон поглядел на Старскрима, явно насладившись проблеском ужаса, отразившимся на лицевой пластине сикера. Однако испытательным объектом стал не сикер - Мегатрон вынул десептиконскую монету из отсека в предплечье.
- Этого будет достаточно для начала, не так ли?
Саундвейв тихо кивнул в согласии. Мегатрон подошёл к платформе для коронации и установил монету сверху. Затем вернулся обратно к Саундвейву и проверил изображение на экране.
- Выполняй! – приказал он.
- Как прикажете!
Свет вспыхнул на конце дула машины времени так ярко, что оптика Старскрима на миг отключилась. Когда чёткость зрения восстановилась, он понял, что монета исчезла с платформы. Сикер удивлённо ахнул и медленно встал.
- Что… что с ней?
Мегатрон маниакально усмехнулся вместо ответа на его вопрос.
- У нас получилось, Саундвейв! – Мегатрон крепко обнял офицера связи за плечо, тем самым доведя Старскрима до крайней границы отчаяния и ревности.
- Так что у тебя получилось? – голос Старскрима дрожал под влиянием сильных эмоций.
Десептиконский лидер слегка усмехнулся и двинулся к сикеру. Старскрим опасливо сделал шаг назад, когда оказался прямо перед ним, не успокоенный самоуверенным выражением и источаемой старшим механоидом угрозой.
- Ты не понял? Монета была послана в другое место и другое время. Это предпосылка для путешествий во времени! – строго объяснил Мегатрон.
Старскрим непонимающе уставился на него, пока его процессор внимательно сопоставлял это утверждение со знаниями о путешествиях во времени. Сикер иронично улыбнулся.
- А тебе не приходило на ум, что твоя так называемая машина для путешествий во времени могла распылить монету? – дерзнул спросить Старскрим. Коварная усмешка появилась на его лицевой пластине. – И даже если ты послал её в прошлое, ты и понятия не имеешь, куда именно, и не была ли изменена её молекулярная структура, - промурлыкал он. – Кроме того…
Рука Мегатрона вскинулась к шее сикера, стискивая чувствительные пластины. Пару секунд спустя Старскрима с дикой силой швырнули к стене. Его крылья и спина хрустнули, протестуя, несколько деталей упали с их плоскостей.
- НЕ СОМНЕВАЙСЯ ВО МНЕ! – прогремел Мегатрон. Он поднёс лицо к лицевой пластине Старскрима и вгляделся в него алой оптикой. – Это то, чего я никогда не приму, Старскрим. Ты опять подвёл меня!
Мегатрон приблизил лицо настолько, что Старскрим предположил, что они соприкоснутся губами. Губы сикера приоткрылись, готовые принять этот предсмертный поцелуй, но выдали только вскрик, когда Главнокомандующий десептиконов врезал кулаком в его грудь, близко к камере искры.
Он потерял сознание.

**
- Это и в самом деле сработало, - сикер снова перевернул монету в ладони. Портрет Мегатрона зло глянул на него, когда показалась обратная сторона. – Монета была послана в прошлое Кибертрона… к твоим ногам?
- Я… Я увидел изображение, выгравированное на ней. Портрет… на монете… напоминает меня, - Мегатрон запнулся и бросил полный безысходности взгляд на сикера. – Я подумал, это знак… что я стану этим Мегатроном! Воплощением мощи и силы…
Старскрим удивился, когда раненый механоид сжал его руку в поиске поддержки.
- Тише. Ты и есть Мегатрон.
Гладиатор покачал головой.
- Нет, я не этот военачальник. Я просто Сильверган. Я разыгрывал из себя Мегатрона, но я был недостаточно сильным. Я…
Серебристый корпус внезапно сотряс сильный электрический спазм. Цепи заискрили, когда их окончательно выжгло под грудной пластиной. Мегатрон сплюнул еще немного энергона с низким болезненным стоном. Старскрим уставился на него, обеспокоенный его ухудшающимся состоянием. Внезапно в процессоре сикера пронеслась идея, ошеломившая его безумной надеждой. Что, если тот случай открыл временной мост между прошлым и будущим? Это могло бы объяснить, как он попал в век гладиаторов. Он стоял на том самом месте, где была монета во время эксперимента. Что если мост был всё ещё открыт? Это позволило бы ему вернуться назад в своё время.
- Где ты нашёл её? – лихорадочно спросил Старскрим. Сикер потряс облитого энергоном механоида, когда тот не ответил. – Мне нужно знать.
- Там… там, где нашёл тебя.
Старскрим прикусил губу, взбудораженный идеей о том, что он может остановить это жуткое приключение в прошлом.
- Где ты нашёл меня? – настойчиво поинтересовался он, мягко встряхнув Мегатрона. – Мне нужны точные координаты.
Голова гладиатора запрокинулась - он потерял сознание, оставив Старскрима без ответа. Сикер хотел было снова потрясти его в надежде, что Мегатрон очнётся, но пронзительный свист напомнил ему, что вампириконы были на подходе.
- Вот шлак!
Старскрим выскочил из укрытия и схватил все трубки и панели, что смог найти вокруг. Он кинул их поверх проёма, убеждаясь, что они скрыли большой корпус бессознательного механоида. Как только между кусками металлолома не стало заметно серебристого металла и провал был заполнен, сикер спрыгнул вниз и опустился под это море хлама. Он лёг возле Мегатрона, который снова вернулся в сознание, и положил руку на энергоноточащий рот, когда с него сорвался стон.
- Шшш, успокойся. Сохраняй молчание! – прошептал сикер.
Мегатрон отозвался слабым стоном и, похоже, снова провалился в оффлайн. Поуспокоившись, Старскрим изменил своё местоположение относительно большего трансформера, прижав его прямо к земле. Так что в следующий раз Мегатрон не смог бы двинуться и просигнализировать об их местоположении, когда очнётся.
Искра тяжело пульсировала в груди гладиатора, Старскрим поднёс лицо прямо к серебристому шлему и стал ждать. Сикер напрягался всё больше с каждым кликом – его охватывала неодолимая клаустрофобия. Его чувствительные аудиосенсоры быстро уловили возрастающий шум тяжёлых шагов. Старскрим вздрогнул, когда услышал вопль, последовавший за лязгом мечей или секир. Скаллкрашер атаковал. Аудио сикера достиг второй крик, и он решил, что Хэллрайзер пришёл на помощь своему командиру. Послышались другие возгласы, перемежаемые стуком металла.
Паника охватила сикера, когда до него донеслись крики агонии двух гладиаторов.
- Стар…
Сикер глянул в алую оптику, мерцающую в нескольких дюймах от его лица. Мегатрон вернулся в сознание в наихудший момент.
- Старскрим.
Джет подумал, что слышит шаги на входе в комнату. Он должен был заставить бредящего гладиатора хранить молчание, прежде чем тот привлечёт к ним внимание, но не смог бы бесшумно передвинуть руку. Старскрим быстро пересмотрел возможные варианты и без стеснения вжался губами в губы Мегатрона. Серебристый механоид издал лёгкий стон, а затем медленно расслабился. Сикер воспользовался податливостью его челюстей, чтобы завершить вторжение, и взял контроль надо ртом Главнокомандующего. Старскрим подавил укол отвращения, когда понял, что целует Мегатрона, однако выбора у него не было. Как показывала его боевая система, враги были всего в нескольких метрах от них.
"Праймус! Это безумие!"
Искра сикера вздрогнула, когда он почувствовал, что Мегатрон, несмотря на отсутствие ясности сознания, отвечает на этот неуклюжий поцелуй. Сикер не двигался, ощущая, как чужой язык дразнит детали его рта. В его уме всё смешалось: и угроза вампириконов, и эта неудобная поза рядом с Мегатроном, и этот странный поцелуй. Сохраняя хладнокровие, Старскрим попытался вспомнить, как Мегатрон бил его бессчётное число раз, но банки памяти беспардонно отказывались проигрывать эти сцены. Этот поцелуй медленно стёр всё осознание окружающей обстановки; сикер забыл об угрозе, исходящей от врагов, стоящих прямо над тем местом, где он кое-как спрятался. Больше не существовало ничего, кроме языка Мегатрона, исследующего его рот, мягко ласкающего чуткие цепи. Старскрим, наконец, отозвался на поддразнивание, целуя гладиатора в ответ, куда больше ради страсти, чем ради молчания. Он вернул себе часть самоконтроля, когда Мегатрон снова потерял сознание и стал безответным.
"Что я делаю? Должно быть, я чокнулся!" – проклял сам себя сикер.
Старскрим быстро провёл сканирование и не получил обратного сигнала от врагов, которых обнаружил перед тем, как свершилось это сумасшествие. Он отодвинулся и устроил голову рядом с серебристыми лицевыми пластинами, медленно анализируя случившееся. Он приятно вздрогнул, когда в кокпите искорнули электрические соединения. Сикер посмотрел на серебристые губы, испачканные энергоном, который он так бесстыдно попробовал на вкус. Хуже того, он наслаждался этим поцелуем. Старскрим позабыл опасность, притаившуюся вокруг них, чтобы быть полностью затянутым в блаженство этого сумасшедшего поцелуя. Теплота в груди сикер усилилась, распространяясь по всему остальному корпусу, когда по цепям приятно защипало.
"Я сумасшедший. Это неправильно! Я не могу его желать!"
Это эйфорическое открытие сменилось болью, как только в правое крыло вонзилось лезвие. Старскрим выключил вокодер и зарылся лицом в шею Мегатрона, издавая беззвучный крик. Вампириконы всё ещё были здесь, и они оттаскивали металлолом своим оружием.
- Я думаю, тут внизу что-то есть!
Голос был жутко скрипучим, он резанул по аудиосенсорам Старскрима, отдаваясь в его перегруженном процессоре. Искра сикера похолодела от страха, когда он уловил какие-то звуки над собой и понял, что один из вампириконов расчистил часть металлолома, чтобы лучше рассмотреть проём.
- Ты уверен, что что-то слышал?
- Да! И смотри, эти штуки недавно были сдвинуты!
- Возможно, ловушка!
Второе лезвие прошло через бедро Старскрима. Сикер подумал, что потеряет сознание, измученный сильной болью. Он закусил губу и молча страдал.
- Я ничего не слышу!
- Странно… Я был уверен, что там кто-то есть, под всем этим шлаком!
Третье лезвие безжалостно вонзилось в его спину. Старскрим хотел оказаться в оффлайне.
- Нет тут ничего! Если бы там кто-то был, он должен был закричать от боли ещё от первого удара.
- Пожалуй, ты прав! Нам надо поискать в других помещениях.
Лезвие вышло из Старскрима, но лучше от этого сикеру не стало. Он подождал, когда вампириконы уйдут отсюда, чтобы активировать вокодер и застонать. Звук, исторгнутый сикером, больше походил на рыдание, когда боль поглотила крылатого механоида. Старскрим чувствовал, как энергон течёт из его ран, увлажняя пол и корпус, лежащий под ним. Праймус, металл внезапно стал таким холодным. Паника охватила сикера, и он коротко вскрикнул, не в силах обработать какие-либо данные о своём состоянии. Различные предупреждения, посылаемые опорно-двигательной системой сикера, затопили его процессор.
На миг Старскрим ушёл в оффлайн и вернулся в мир боли, в котором еле брезжило сознание. Его корпус жгло как в плавильне, но паника куда-то ушла, позволив сикеру поймать смысл предупредительных сообщений. Его ноги больше не отзывались, так как один из главных кабелей двигательной части нейросети был перерезан в спине. Его топливный насос был пробит, и прорез истекал энергоном. Уровень энергии быстро падал, достигнув уже двадцати процентов.
- Нет! - Старскрим не сталкивался раньше с подобным. Он больше не мог двигаться и понимал, что скоро в нём не останется ни капли энергона. – Нет, я не могу так умереть.
Старскрим ощутил, что его словно поглотила пустота, когда он повторил эти слова. Логическая микросхема сикера выключилась, чтобы не перегореть и не оставить его в столь уязвимом положении.
- Я умираю, - он уткнулся лицом в шею Мегатрону и запросил: – Пожалуйста, Мегатрон. Не дай мне умереть!
- Маленький принц…
Тихий шёпот, что издал серебристый механоид, откликнулся эхом в процессоре сикера. Мегатрон под ним блуждал между состоянием стазиса и сознания. Большая рука легла на спину сикера, закрывая глубокий разрез, истекающий энергоном. Старскрим вскрикнул, когда рассечённые провода заискрили под касанием, а затем расслабился, когда боль заменилась умиротворением.
- Мегатрон… - прошептал сикер.
Ощущение было таким странным. Внезапно Старскрим почувствовал себя так хорошо… Ему стало не так холодно, и металл, с которым он соприкасался, был тёплым. Старскрим мог слышать, как искра пульсирует у Мегатрона в груди. Это была прерывистая пульсация, непостоянная, однако всё ещё упорствующая. Подтверждая своё дальнейшее поведение, Мегатрон отказывался отступать.
- Я тоже не отступлю.
Утопая в мучительном расстройстве сознания, Старскрим поцеловал мягко тёмный металл шеи Мегатрона и ощупью поискал его руку. Едва найдя её, сикер переплёл их пальцы.
- Я знаю тебя. Ты не дашь мне умереть.
Свернувшись в объятьях Мегатрона, теряя осознание реальности, Старскрим опустился в беспамятство прежде, чем успел активировать режим стазиса.
**
Прошёл целый цикл, прежде чем оптика гладиатора загорелась жизнью. Он тихо простонал, когда корпус напомнил ему о различных повреждениях. Однако, Мегатрон чувствовал себя немного лучше – ремонтные наноботы обработали его раны. Первым, что он увидел, были панели и трубы, которые полностью его скрывали. Гладиатор думал, что оказался в оффлайне и был погребён под металлоломом, пока не понял, что он тут не один. Маленький принц лежал прямо на нём, уткнувшись лицом в его шею, стиснув рукой его пальцы. Другая рука Мегатрона покоилась на энергоноточащей спине крылатого механоида. Сикер не двигался, возможно, пребывая в стазисе.
- Старскрим, - в искре всколыхнулся страх, когда Мегатрон заметил, что корпус крылатого механоида был холодным. Гладиатор с трудом смог ощутить пульсирование искры под бронёй. – Старскрим!
Что произошло за то короткое время, пока он бредил и был без сознания? Мегатрон послал запрос в банки памяти и увидел, как показывал монету Старскриму. Праймус, он был таким трусом и нытиком! Изображение следующего кадра отсутствовало, зато был отклик приятных ощущений. Губы прижимались к губам, один язык дразнил другой. Лёгкий корпус вжимался в его тяжёлую броню.
Они целовались.
Мегатрон почувствовал себя так, словно земля разверзлась под ним и поглотила его. Он привык иметь дело с болью и ранами. Но не с вниманием к себе самому. Он был несдержанным и грубым механоидом, трансформером того типа, который не будит сильную любовную страсть в других. Самое последнее его увлечение закончилось уходом его партнёра. Гладиатор снова проиграл архивную запись и почувствовал, как весь его корпус и искра плавятся. Он и вправду был на вершине позора и наслаждения в одно и то же время.
- Маленький принц, что случилось? – поражённо спросил Мегатрон.
Сикер не подавал признаков жизни.
Игнорируя протест собственного корпуса, Мегатрон переменил их с сикером положение, чтобы лучше рассмотреть ранения крылатого механоида. Старскрим соскользнул с него и перекатился на бок, когда упал, безвольный как сломанный дрон. Гладиатор смахнул трубку, что скрывала лицо сикера, и положил руку на его щёку, проведя линию вниз к подбородку.
- Что с тобой случилось, маленький принц? – Мегатрон был потрясён своей взволнованностью и печалью. Он был потрясён своей собственной реакцией. – Шлак, я должен был быть сильнее!
Затем серебристый механоид вспомнил, как вампириконы преследовали их. Он увеличил чувствительность аудиосенсоров, но не уловил никакого звука. Ни свиста вампириконов, ни угроз Скаллкрашера. Только тишину. Они все были мертвы?
- В шлак вас всех!
Мегатрон дал своей руке спуститься вниз по кабине Старскрима, которую он открыл с осторожностью и некоторой нерешительностью. Он не был медиком и не привык касаться другого трансформера таким образом без его согласия. Гладиатор сразу же заметил камеру искры и получил подтверждение тому, что сикер был почти полностью опустошён энергетически. Все системы вокруг камеры были истощены и холодны; только искра светила слабым красным светом. Старскрим был не в стазис-режиме – он потерял сознание до того, как активировал его, что могло быть смертельно.
- Я не позволю тебе умереть, маленький принц!
Мегатрон откинул сомнения и открыл собственный грудной отсек. Он вынул кабели из камеры искры и подключил их к камере Старскрима. Внешняя защита последней мигнула огоньками светодиодов, когда ток снова потёк по цепям, а сама искра засветилась тёмно-красным.
- Это должно дать тебе немного времени, - шепнул гладиатор, бережно сжимая холодный корпус в руках.
Мегатрон знал, что не способен был подпитывать Старскрима энергией долгое время – он сам был в плачевном состоянии, которое не позволяло ему подняться и выбраться из провала. Ему нужна была помощь от кого бы то ни было. Включая квинтессонов и вампириконов.
Их побег завершился.
- Не волнуйся. Тебя никто не тронет.
Гладиатор обнял бессознательного крылатого механоида и активировал свой маяковый сигнал, давая возможность всем, кто получит его, найти к ним путь.

****

Альфар, дворец квинтессонов

Бета 15 начал терять терпение. От Джигсоу и его эскадрона вампириконов не поступало никакого отчёта.
- Чем они занимаются? – воскликнул он, меняя лицо на маску Ярости.
Минуло несколько циклов, прежде чем командир его персональной гвардии сообщил, что возвращается без юного гладиатора и загадочного "Маленького Принца".
Бета 15 переключился на маску Мудрости, когда Джигсоу предстал перед ним.
- Докладывай! Как ты ухитрился упустить их?
Джигсоу опустился перед квинтессоном на колени, будучи тише воды, ниже травы.
- Мы преследовали их в лабиринте, сэр, но, я думаю, кто-то ещё обнаружил их до нас.
Бета 15 отразил своё раздражение демонстрацией своей странной маски Смерти и Мудрости.
- Повстанцы?
- Конечно, сэр. Мы обнаружили следы борьбы в одном из старых складов и энергон. Один из механоидов, безусловно, был ранен.
- Это и в самом деле вызывает раздражение. Мы должны быть умны, если хотим получить назад этого загадочного робота, - Бета 15 нажал щупальцем на панель на боку своего трона. Перед ним появилось изображение Гаммы 10 на большом экране.
- У нас есть какой-нибудь прогресс в ситуации с нашим гостем?
- Положительно, Бета 15. Объект Вайпер вскоре будет перепрограммирован и станет верен нашему делу.
Бета 15 поменял маску снова на Смерть и откровенно рассмеялся.
- Прекрасно! Как только он полностью перепрограммируется, пошли его в старые туннели. Он сам найдёт путь и заодно Сильвергана и Маленького Принца.
запись создана: 19.09.2011 в 01:04

@темы: фанфик-перевод, осторожно, АУ, Трансформеры, Романтика, Приключения, Десептиконы, R

Комментарии
2011-11-15 в 22:32 

<Callisto>
Тот кто ничего не боится - рискует жизнью. Тот кто боится всего - уже не живёт!
Ура! Новая глава! Спасибо за классный перевод)

2011-11-15 в 23:06 

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
<Callisto>,
Пожалуйста)))

   

Царство Вей

главная