Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:49 

Свой среди чужих

Toto_horse
Мастер слова и дела :)
Название: Свой среди чужих
Автор: Toto_horse
Рейтинг: R (ибо война, слеша нет)
Вселенная: TFP AU
Саммари: О том, кем на самом деле мог быть Саундвейв
Фик на вот этот арт by ~Delicious Kauri~

«Попробуй разбить меня, ты не поверишь глазам,

Попробуй сломать, ты скорее сломаешься сам»
«Камень» Fleur



Кнокауту с первого взгляда не понравился этот мех. В темной броне, с непроницаемым экраном вместо лицевой пластины, слишком закрытый, чтобы его эмоции можно было привычно читать. Непонятный, и оттого вызывающий вполне обоснованные опасения. Но еще больше, чем беспокойство, он будил неприкрытый интерес. Потому, увидев дронов, несущих темный корпус с непропорционально длинными, сейчас волочившимися по полу манипуляторами, медик, не сомневаясь ни клика, указал им в сторону отдельного рем-бокса. Этот экземпляр требовал особого, самого пристального внимания…
Он проводил взглядом силуэты удалявшихся дронов, прикрыл дверь и уже неспешно подошел к платформе, на которой в виде ценного приза покоился нежданно попавший в его руки объект – который, наконец, можно было рассмотреть во всех подробностях. Тонкий корпус, характерный для летающих альт-модов, казался собранным из отдельных пластин и во многих местах выглядел едва ли не двухмерным. Кнокаут не упустил возможности рассмотреть сочленения его пальцев и рук, когда устраивал меха на верстаке и закреплял в стандартных блокираторах. Мудрая предосторожность с теми, кого приносили с поля боя – вернувшийся в онлайн мех имел обыкновение завершать последнюю сгенерированную команду в обход процессора. И хотя оружия при ‘коне не наблюдалось, медик не хотел рисковать целостностью себя самого и своей ремонтной. Неспешно обойдя вокруг трансформера, будто турболис вокруг сладкого энергокуба, он шагнул ближе и склонился над ним, изучая повреждения. Странно, но корпус меха почти не пострадал, что вызывало естественный вопрос – отчего же тот отключился? Беглый визуальный осмотр определил центральный брюшной сегмент как зону основного внимания. Там проводка имела значительные повреждения, которые заставили бы среднестатистического трансформера обратиться в рем.блок, а боевикон с подобной поломкой и вовсе продолжил бы драться. Однако у этого меха сбой повлек отключение систем, что делало случай особенно занимательным. Пользуясь временной отключкой ‘кона, Кнокаут запустил сканирование корпуса, подумывая, не впрыснуть ли пациенту в топливные магистрали седативных присадок, чтобы тот подольше провалялся в блаженном оффлайне и не мешал осмотру. Желая осуществить задумку, он обратил внимание на открытые контуры на шее – идеальное место для инъекции – но в тот же момент заметил краем оптики еще одно, ранее пропущенное им повреждение.
- Твоего Юникрона…- Кнокаут поджал губы, вглядываясь в трещину, змеившуюся по черному экрану. Не так плохо, как повреждения камеры искры, но если на этой пластине и правда запрятана куча сенсоров, может не получиться восстановить все в исходном виде. Приходилось признать, что при всей любви к модернизации медик не был уверен, что предложенное им новшество окажется более функциональным, чем этот экран. «Надо же, рискнул все лицо заменить, не то что Брейкдаун – а я ведь предлагал впаять ему вместо оптики хороший красный визор с кучей апгрейдов. Кому нужны глупые маленькие линзы, право слово?»
Наклонившись так близко, что едва ли не носом уткнулся в черную поверхность, он принялся рассматривать разбитый экран под разными углами, прикидывая, насколько повреждена начинка. Его внимание привлек сколотый край, который при ближайшем рассмотрении оказался на удивление чистым. Ни тебе оголенных схем, характерных для безликих, ни подтекающего энергона…
На этой мысли Кнокаут резко выпрямился, пораженный внезапной догадкой. Энергон активно снабжал самые важные части корпуса. Камеру искры, процессор. Лицевая пластина обычно была буквально пронизана розоватыми капиллярами, потому любое повреждение в этой области заставляло субстанцию обильно течь по стальной обшивке. Треснувший экран, напротив, был совершенно сух, чему могло быть лишь одно логичное объяснение. На этот раз уже без всякой осторожности Кнокаут поддел край темного стекла, просовывая когти в пустоту под пластиной и, все больше утверждаясь в своей догадке, потянул на себя. Раздался скрежет, перешедший в звон, пластина разбилась, разлетевшись черными осколками по полу рем.блока.
Лицо, ранее скрытое цельным визором, было неожиданно миловидным и плохо сочеталось с угловатым и непропорциональным корпусом. Так же, как голубая оптика плохо сочеталась с фиолетовой инсигнией.
- Тааак… - протянул Кнокаут, недобро прищурился и открыл личный канал связи, - «Брэйкдаун, зайди-ка в ремблок. Тут творятся любопытные вещи…»

Работа процессора стабилизировалась почти мгновенно, подбросив краткие отчеты о состоянии систем и не оставляя сомнений в нарушении маскировки. Трансформер позволил себе ровно два клика пошататься на грани тихой паники – после чего взял себя в руки, стремительно выстраивая новую стратегию поведения.

Мех на верстаке, наконец, обозначил первые признаки перехода в онлайн. Судя по не сразу активировавшейся оптике, перепало его системам изрядно, но едва отладив визуализацию, он тут же повернулся к стоявшему у платформы медику.
- Какова стадия ремонта?
Кнокаут едва не поперхнулся от смеха – голос ‘бота был совершенно не похож на машинную чеканку, которой тот громыхал в коридорах базы уже не первый декацикл. Алый колесный оскалился и оперся о грудные пластины меха, нависая над ним самым неприятным образом.
- Любопытно, просто-таки в высшей степени. К нам теперь весь автохлам на починку тащат, или ты один такой урод?
Лицо в обрамлении осколков маски оставалось непроницаемым, не выражая ни то что испуга, но даже тени беспокойства. Медик опасно прищурился, внутренне недовольный сдержанностью темного меха. Он помнил некоторых трансформеров, носивших маску – они, как правило, отучались следить за мимикой, и срывать с них защитные покровы было одно удовольствие. Этот же экземпляр оставался возмутительно безответным, будто его лицевая пластина переняла все характеристики шлакового экрана.
- Приверженность делу десептиконов не зависит от цвета оптики. А теперь, если я ответил на твой вопрос, меня интересует стадия ремонта.
Иной мех на месте Кнокаута мог бы смутиться – слишком уж спокойно реагировал недо-‘кон на его провокации, будто и правда не было в его окулярах ничего особенного. Однако медик на своем веку повидал немало, и сбить его с толку было не так-то просто.
- У тебя, небось, и прошивка автоботская, - промурлыкал он, вальяжно прислонившись к краю платформы, - Или сексботская? С таким-то личиком, зачем засунул себя в эти доспехи? – он вскинул оптогрань, наклоняясь так низко, что мог рассмотреть себя в осколках визора.
В следующий миг ему пришлось отскочить, довольно резко – с той же скоростью, с какой темный мех приподнялся на платформе. Радуясь про себя прочности блокираторов и собственной предусмотрительности, Кнокаут легко восстановил равновесие и склонил голову на бок.
- А вот этого не надо, - прошипел он все с той же улыбкой, хотя интонация неуловимо изменилась, - Я ваши белковые клятвы, типа «Служить и защищать», не давал. Так что лежи спокойно, а лучше поведай нам, кем будешь и зачем пришел. Иначе можешь получить собственный корпус в виде конструктора для бет. Его, конечно, будет непросто собрать, да… но это уже проблема Прайма, которому мы тебя отошлем. В виде запчастей, конечно.
- Мое присутствие требуется в центре связи. Немедленно, - отчеканил темный мех, пошевелив руками без попыток вырваться, а скорее проверяя работу серво. – Мои системы способны функционировать, однако без визора работа не будет выполнена в надлежащем качестве. Лорду это не понравится, – он вперил немигающий взгляд в медика, ожидая, что тот прямо сейчас подойдет к нему и займется, наконец, своими прямыми обязанностями.
Десептикон нехорошо ухмыльнулся, обошел платформу и притянул к себе один из прозрачных экранов на струбцине. Развернул на нем скан пациента и задумчиво поцокал вокалайзером.
- Видишь вот это место? – тоном светской беседы спросил он, подвинув экран так, чтобы тот оказался в поле зрения собеседника. – Очень странные помехи, и так удачно закрывают базовые сигнатуры.
- Особенности корпуса, - прокомментировал ‘кон, мрачно откинувшись обратно на платформу.
- Точно… - протянул Конкаут, наклонившись над пациентом и постучав по литой броне, - Необычные особенности для связиста. Слышал о мертвых зонах? Нет? Я просвещу. Обычно остаются после глобальной модификации. О которой в твоей рем.карте ни слова.
Он повернул оптику к меху, ожидая ответа. Тот несколько кликов мерил его взглядом.
- Апгрейд по индивидуальному заказу.
- Точно, - Кнокаут уже скалился во все дентопластины, - Спецзаказ уровня особых подразделений. На обычном сканере покажет десептиконскую сигнатуру, стандартные разъемы, которые, могу поспорить, там и окажутся - как на показ для поверхностного ремонта. Вот только я, знаешь ли, очень хороший медик. С очень хорошим сканером.
Пригнувшись, он оперся рукой о пластины и приложил аудиодатчик к чужому корпусу.
- Что у нас там, ммм? Бомба? Пожертвовать собой и подорвать стратегический объект? Нееет… слишком отважный поступок для краснознакового. Может быть, секретный модуль? Инфо-архив? Ну же, скажи, я угадал?
Он почти с нежностью погладил испещренный царапинами металл, и неожиданно запустил руку под пластины, зарываясь когтями в проводку. Темный мех дернулся и зашипел, вызвав довольную усмешку колесного, не отрывавшего оптики от лицевой пластины лже-‘кона.
- Кнокаут, ты разве не должен его ремонтировать?
Низкий гул вокалайзера обозначил появление еще одного трансформера, с приходом которого в рем-блоке стало неожиданно тесно.
- Что-то ты долго, Брейкдаун, - красный мех индифферентно кивнул через плечо, - Но спешу обрадовать, на самую интересную часть ты не опоздал.
Огромный колесный подошел к платформе, вопросительно оглядывая пациента. На его лицевой пластине поочередно отразилось недоумение, удивление и наконец, шок, с которым он воззрился на алого напарника.
- Его оптика…
- Именно, мой колесный друг! – воскликнул Конкаут, склонившись над боковым столом, - Этот миловидный трансформер уверяет меня в своей принадлежности к славной команде десептиконов. Вот только почему-то я ему не очень верю. А значит, чтобы не опозорить нашего уважаемого соратника ложными обвинениями, я как квалифицированный медик, собираюсь докопаться до истины… и, думаю, это мне поможет, - он повернулся к платформе, держа в руке лазерный резак.
- Распиливает броню боевикона за десять кликов, я проверял. Как думаешь, этот приборчик вскроет твои щитки? – он склонился над темным корпусом, намечая место разреза.

Дальше медлить было нельзя. Еще несколько бримов назад он сконцентрировал собственные поля в районе блокираторов. Настроил их, пока шевелил руками под видом проверки серво, уже тогда готовя пути к отступлению. И сейчас оставалось лишь поднажать на энергетические контуры, чтобы без применения физической силы заставить фиксаторы выпустить его. Всего несколько кликов – но у него не было и этого времени, резак приближался к его животу, и он уже ощущал, как нагревается покрытие щитков. Сконцентрировав электрический потенциал в одном контуре, он перебросил его на левый манипулятор. Стальной браслет с тихим щелчком разомкнулся, и в тот же клик мех перехватил рукой алого ‘кона, от всей искры приложив того головой о собственный корпус, Резак скользнул по боку, обжигая болью и наполняя воздух тяжелым запахом расплавленной обшивки и испарившегося энергона. Мех с размаху припечатал рукой по боковой консоли, заставляя раскрыться остальные блокираторы, и скатился с платформы так, чтобы та оказалась между ним и двумя трансформерами, один из которых только приходил в себя, второй же шагнул вперед с намерением расправиться с прытким противником. Времени было в обрез, и Файбертрэйс не глядя нашарил на ремонтном столе характерные рукояти циркулярной пилы и автогена – не такого мощного, как выбранный Кнокаутом, но тоже подходящего для самообороны. Слегка согнув колени, он принял защитную стойку, стараясь повернуться к противнику целой стороной и пряча подпаленный бок.
- Что, полировку повредил? – оскалился алый мех, выпрямляясь во весь рост. Файбертрэйс переключил на него свое внимание – и зря, ибо второй колесный с неожиданной для его комплекции легкостью перемахнул через платформу и оказался едва ни не нос к носу с темным мехом. Тот отреагировал мгновенно, прочертив перед собой две дуги: визжащей на максимальных оборотах циркуляркой и шипящим автогеном. Зазубренный диск плотно засел в броне на руке ‘кона, и Файбертрэйс был вынужден выпустить оружие, уходя вниз и стремясь разорвать контакт, обеспечивая себе пространство для маневра. Поврежденный бок нещадно искрил, сбивая концентрацию. Оптика мигнула на пол-клика, по серво разлилось тянущее онемение – система не справлялась с нагрузкой. Перейдя в форсированный режим, мех смог удержаться на ногах и развернуться. И напороться на кулак алого колесного, угодивший в один из боковых сегментов. Не давая противнику опомниться, Конкаут с силой толкнул его спиной вперед прямо в руки напарника.
- А ну придержи-ка его.
Два мощных манипулятора подхватили Файбертрэйса под руки, намертво прижимая к чужому корпусу, впившемуся в спину сегментами колесной альт-формы. Брейкдаун тяжело опустился на колено, впечатывая меха в пол, так что его оптика оказалась на уровне тщательно отполированной грудной пластины алого ‘кона. Кнокаут не спеша приблизился и наступил на темное запястье, заставляя выронить автоген – который затем поднял и повертел в пальцах.
- Если ты хотел выбрать иной инструмент для собственного вскрытия, можно быть просто попросить.
С маниакальным предвкушением он подался вперед, наклоняясь и перехватывая за подбородок лицо в обрамлении осколков маски. Файбертрэйс заставил себя смотреть прямо, яростно пылая голубой оптикой, но с убийственной ясностью понимая, что не может сдвинуться с места. Невероятной силы захват парализовал его не меньше, чем юникроновская боль в развороченном боку. Серво впадали в полу-стазисное оцепенение, и он сквозь пелену слышал вкрадчивый голос.
- Ты можешь маскироваться хоть под самого Лорда, автохлам. Но ты слишком слаб для десептикона. Никаких шансов, малыш. Прости.
Автоген ласково лизнул боковые пластины, отдаваясь дрожью в корпусе и заставляя процессор выбрасывать алые предупреждения, застилающие обзор. «Это конец» отстраненно думал Файбертрэйс, чувствуя, как мало-помалу поддается край его брони, под которой хранилось самое ценное, что он сумел достать за последние соло-циклы. Сотни террабайт важнейших для красного знака данных, ради которых он столько пережил. Еще на базе автоботов, согласившись на беспрецедентный апгрейд, в ходе которого весь его корпус ободрали в ноль, и вместо привычных форм нарастили что-то совершенно иное. Бесконечные циклы привыкания к новой альформе, полеты вместо дорог, изучение обстановки и даже внедрение элементов десептиконской прошивки – все ради того, чтобы вписаться с чуждый агрессивный социум. Готовый сейчас смять его, растоптать и вывернуть наизнанку.
«Нет», отрывистая директива шла, казалось, не от процессора, а от самой искры. «Борись. Ты знаешь, что тебе мешает». Он визуализировал раскаленные добела сенсорные контуры, всю разветвленную сеть тончайших, пульсирующих нервных волокон. Потянулся к тонким настройкам собственных сетей, мысленно собирая живые стебли в пучок – диковинные растения, переливающиеся оттенками розового. И одним движением оборвал их.
Боль прекратилась. Осталось лишь покалывание отмирающей нейропроводки, и короткие сполохи сообщений об ошибках в самом углу оптического экрана. Крошечные, не имеющие к нему никакого отношения.

Кнокаут так и не понял, что произошло. Трансформер, который уже должен быть впасть в сенсорный шок, неожиданно вывернул собственный манипулятор вопреки всем законам механики и перехватил его голову, ударяя о собственную грудную пластину. Поймав выпавший из пальцев автоген, вонзил огненный язычок в державшую его руку, заставляя ослабить захват. Не трудясь защитить лицо от брызнувшего снопа искр, развернулся и пнул ногой красного колесного, отправляя через весь рем.блок, будто разом форсировал все свои серво. Не давая опомниться крупному десептикону, выбросил руку вперед, вбивая пальцы под брюшные пластины и собирая полный кулак проводов, который без колебаний рванул на себя. Синий мех еще не осел на пол, а трансформер уже был возле начавшего вставать Кнокаута. Короткий удар в затылок отправил того в оффлайн, а следом за ним отключился и синий собрат по знаку.

Файбертрэйс стоял посреди рем.блока, оглядываясь и убеждаясь, что десептиконы не придут в себя в ближайшее время. И лишь тогда выпустил пару щупов, скользнувших по полу, петляя между обломков техники и инструментов. Найдя свои цели, гибкие жгуты пристыковались напрямую к чужим блокам памяти. Благословенное состояние оффлайна… в это время процессор работал в фоновом режиме, позволяя на удивление легко подбираться к архивам, стирая одни файлы и внедряя новые. Через дека-клик события последних бримов для обоих мехов разительно изменились. Они во всех подробностях помнили, как добросовестно чинили темно-корпусного десептикона по имени Саундвейв, пострадавшего во время обрушения локального центра связи. И оба были свято уверены, что под треснувшим черным экраном его лицевой пластины находятся лишь схемы и провода.

Оптимус сидел в центре управления, вглядываясь в монитор. К концу первого цикла бои переместились на территорию врага, развернувшись у самых границ штаба десептиконов. Он видел, как несколько ракет разнесли центр связи, и скрипнул дентопластинами. Никто из автоботов не знал, что именно в этом неприметном здании сосредоточены коммуникации врага – ведь отчеты шпиона-связиста получал лично Прайм. Не знали они также и о самом шпионе, яростно атакуя любого, на ком видели фиолетовую инсигнию. И лишь Рэтчет, вытаскивая поврежденного почти в дезактив Бамблби с поля боя, едва успел убрать палец с курка, узнав выросший перед ним словно из ниоткуда темный корпус. Один короткий клик смотрел прямо в черный экран лицевой пластины, видя нечто свое, недоступное сторонним окулярам. На самых краешках губ наметилась ободряющая улыбка, но уже в следующий клик мех исчез в облаке пыли, поднятой атакующими эрадиконами.
Они расходились каждый в свою сторону.
Автоботский медик устраивал поврежденного товарища на ремонтной платформе.
Десептиконский связист занял свое место за левым плечом Мегатрона.
Война продолжалась.

@темы: R, Автоботы, Десептиконы, Трансформеры, драббл, фанфик-мой

Комментарии
2012-01-17 в 23:40 

Valery K
Только адское прошлое имеет шанс трансформироваться в исключительное будущее.
Toto_horse.
Неожиданно.
Мне всегда тоже казалось, что у него голубая оптика - интригующе как-то.
Саундвейва бывает прописывают и рисуют с голубой оптикой, но обычно как убежденного в своем выборе перебежчика.
А здесь совсем другой расклад!
И Кнокаут в роли патологоанатома чудо как хорош!

2012-01-18 в 00:10 

Toto_horse
Мастер слова и дела :)
рада что понравилось)

   

Царство Вей

главная