21:04 

МСС-драббл с ТФ-феста

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
Название: "Перековка"
Автор: Эстебан Бореад
Бета: Sillshhart
Фэндом: Transformers
Вселенная: TFA
Персонажи: Мегатрон/Старскрим
Жанр: драббл
Рейтинг: R
Комментарий: Написано на заявку с ТФ-феста: "TFA, Мегатрон/Старскрим с искрой. Рейтинг желательно высокий. Мегатрон обнаруживает, что что бы он не делал с телом Старскрима, тот все равно оживает."
Отказ от прав: Персонажи принадлежат правообладателям.
Размещение: Только с моего разрешения.

Корпус ударяется об стену, безвольной, мёртвой механической куклой со стуком падает вниз.
"Ты не достоин моего внимания".
Корпус выкидывают подчинённые – куда более верные, лояльные, правильные, - и он летит со скалы, в бурлящий речной поток.
"Там, где самое место шлаку".
Но…
Жизнетворный осколок запускает мёртвые системы, активирует наноскопических ремботов, заставляя их восстанавливать платы, кабели, блоки.
Старскрим поднимается. Старскрим снова встаёт. Он глядит в своё неровное, колеблющееся отражение в потоке воды, и его металлическое горло сжимает боль, обида, злость и глухое, безвыходное отчаяние.
"Неправда! Я достоин тебя", – кричит его искра, которой уже не существует. Но слишком большая, слишком ранимая – попранная - гордость коротит контакты, и мечущийся в поисках решения, наилучшего выхода из ситуации процессор определяет: "Я должен быть достойнее. Я должен превзойти, чего бы это ни стоило".
И Старскрим снова и снова рвётся наверх, на эту шаркову скалу, туда, где его враг, его бывший лидер, на котором сошёлся клином свет. Снова – чтобы быть сброшенным вниз, и где-то в глубине своей рассеянной искры Старскрим знает, что его проигрыш неизбежен.
Но Мегатрону всё это быстро надоедает. К несчастью для сикера, его бывший лидер считает его ничем. И ему, предводителю десептиконов, нет нужды опровергать вызов опального заместителя – он отмахивается от каждой попытки нападения, как от назойливого инсектикона, которого просто надо в очередной раз прихлопнуть.
Однако Старскрим нападает и нападает, и в скучающем ввиду затишья в войне лидере десептиконов рождается интерес. Мегатрон начинает уничтожать его каждый раз новым методом, с интересом проверяя, а не подведёт ли сикера его неожиданно проснувшийся талант воскресения.
Талант. Парадоксально, но именно способность умирать Старскрима, так жаждущего быть признанным, становится для Мегатрона значимой. Настолько, что он однажды не отдаёт приказ выкинуть мёртвый корпус, а остаётся наблюдать с высоты своего кресла, как клик за кликом восстанавливаются системы сикера, ремонтируемые по приказу искрового осколка, интегрировавшегося в его процессор.
Лидер наблюдает за починкой – но больше всего его внимание приковывает к себе лицо Старскрима. Разглаживающееся, выравнивающееся, становящееся умиротворённым. И наконец, наступает тот клик – момент, которого так терпеливо ждёт Мегатрон, - когда лицо это начинает оживать, и на его пластинах появляется первое осмысленное выражение. Лидер десептиконов оказывается вознаграждён – он не зря столько ждал, ибо на лице у его бывшего заместителя в первый миг мелькает надежда. Надежда пополам с болью, остаточной, фантомной болью от уже не существующих повреждений.
Но потом Старскрим окончательно приходит в себя, обнаруживает себя на полу пещеры, лежащим и закованным в наручники. И понимает, что проиграл. Тогда на его лице появляется отчаяние, горькое, безнадёжное отчаяние, ровно за миг до того, как выражение становится злым, практически яростным.
Однако Мегатрон уже успел увидеть, что хотел. И он задумчиво-молчаливо разглядывает сикера, пока тот поносит его последними словами и вертится ужом на полу, пытаясь освободиться. А его бывший лидер, между тем, размышляет, впервые в жизни размышляет над тем, что эти два выражения, отчаяния и надежды, – единственные искренние, что ему довелось увидеть на лице своего заместителя.
Возможно, думает Мегатрон, смерть Старскрима хоть чего-то стоила. Стоила вот этой искренности. И возможно, добавляет про себя десептиконский лидер, приподнимая голову и пренебрежительно, прищуренной оптикой разглядывая вишнёво-серого сикера, так и не прекратившего бесполезные попытки освободиться, - возможно, эту искренность ему хотелось бы увидеть снова.
И вот тогда для Старскрима, ещё не понимающего, ещё не знающего, что ожидать от жестокого и ставшего с недавних пор таким непредсказуемым лидера, наступает новая пора.
Старскрима лишают всех встроенных средств связи, лишают голоса, оружейных модулей, отключают режим трансформации и запаивают руки в наручники, соединённые недлинной цепью. На все выходы с базы устанавливаются специальные датчики, реагирующие на осколок искры и заключающие его обладателя в ловушку с переменным напряжением, что Мегатрон демонстрирует сикеру буквально на примерах.
Его лишают, самыми действенными, непосредственными методами лишают возможности как-либо взаимодействовать с миром, за исключением жестов, и ограничивают возможность передвижения.
Игрушка. Так с яростью думает сам сикер, готовясь давать отпор в любых на себя притязаниях и использовать любую возможность, чтобы вырваться из плена. Но с ним никто не играет – жизнь базы идёт, как и шла, а сам Великий и Могучий лидер занимается всеми текущими проблемами, но только не трогает бывшего заместителя.
Старскрима это нервирует. Старскрима это доводит. Он сопротивляется, борется, пытаясь поначалу миганием оптики, жестами, безмолвными выражениями лица достучаться до остальных десептиконов, но последние игнорируют его по приказу лидера, а уж с Блицвингом в модусе Рэндома он бы не смог договориться и при желании. Потом он начинает кидаться на лидера в отчаянных и безнадёжных даже по его меркам попытках, но Мегатрон с лёгкостью останавливает эти вспышки агрессии – правда, теперь практически не нанося сикеру повреждений. И наконец, Старскрим начинает кидаться на стены, пытаться повредить себя – с той мыслью, что осколок может восстановить хоть какие-то из отсутствующих систем. И у него это даже получается раз или два – умереть. Но осколок не в силах воспроизвести то, что не повреждено, а всего лишь убрано из корпуса. Мегатрон снова оказывается предусмотрительнее – даже в этом.
И тогда Старскрим становится тенью. Он уже сам не хочет, чтобы другие десептиконы видели его – таким, и по возможности избегает контакта, проводя большую часть времени в своём отсеке. Исключение составляет только досаждение экс-лидеру – скорее, по привычке. Старскрим подгадывает минуты, когда Мегатрон сидит в своём тронном зале один, и старательно мешает ему работать, добиваясь раздражения, вспышек гнева. Добиваясь всё того же – реакции на себя.
Сикер не думает, не знает, что и это тоже было включено в Мегатронов план. И потому сильно удивляется, когда лидер вместо очередной вспышки начинает ласкать и гладить его. Процессор сикера кричит о сбое – неизвестно у кого из них двоих – но точном сбое, но Мегатрон настойчив, Мегатрон упредителен, Мегатрон жарок… И Старскрим, даже не отдавая себе толком отчёт, сдаётся, выгибаясь в руках десептиконского лидера.
Затем следуют снова вспышки, наказания – а потом их сменяет тёплый, полный неведомой ранее интимности интерфейс, мегацикл за мегациклом. Слегка отошедший от первой оторопи Старскрим пытается даже использовать его в своих интересах, но Мегатрон резко пресекает его попытки, снова меняя пряник на кнут.
И только потом, по прошествии декациклов Старскрим вдруг понимает – его бывший лидер ни разу за всё это время его не убил. Оставил возле себя, подавил весь возможный коллаборационизм даже в протоформе – но ни разу не ставил перед собой цели уничтожить его. Снова выбросить прочь - ”туда, где место шлаку”. Старскрим вздрагивает, вспоминая безразличный металлический голос лидера и воду, холодную, вечно бегущую воду. В процессоре сикера рождается удивительная по своей простоте мысль, которая повергает его в шок, несмотря на то, что именно этого он и добивался столько времени, что давно потерял счёт.
Неужели его заметили? Неужели его оценили? Неужели он стал значимым?..
Достойным.
В этот момент Старскрим как раз стоит перед сидящим в кресле лидером, и в его расширившейся алой оптике отображается вся смесь эмоций, терзающих его процессор. Он смотрит и смотрит в суровое серое лицо, в жёсткую алую оптику напротив, пока Мегатрон мягко гладит его по вишнёвой броне. И только теперь замечает, что лидер едва заметно улыбается.
Это становится последней каплей. Каплей, которая его подсекает.
Коленные суставы подгибаются сами, и Старскрим с лязгом грохается на колени перед своим лидером, всё так же неотрывно смотря на него. Мегатрон усмехается чуть шире, наклоняясь вперёд, не переставая касаться сикерской брони. Его пальцы скользят по вентиляционным решёткам, втираясь вглубь, и выражение лица Старскрима меняется, становится беззащитным. Сикер слегка откидывает голову, его вентсистема выдувает тёплый воздух на гладящие чёрные пальцы.
А Мегатрон, между тем, подмечает новую эмоцию на его лице – правдивую и найденную, на этот раз, самим Старскримом. И, полагает лидер, за это сикер должен быть вознаграждён.
…Процессор сикера, посылающий запросы системам после необычно долгой перезагрузки, внезапно выдаёт сообщение, заставляющее Старскрима, сидящего на коленях у Мегатрона, дёрнуться, дрогнуть крыльями. Сикер поднимает голову, смотря долго и уже привычно молчаливо в лицо лидеру, а потом склоняет её, укладывая на широкий серый грудной отсек.
- Мой Повелитель, - тихо, признательно, хоть и с лёгкими помехами из-за долгого отсутствия практики говорит он, и Мегатрон, наблюдающий за ним, улыбается одобряюще, неторопливым кивком признавая констатированный Старскримом факт.

@темы: Hurt/Comfort, R, Десептиконы, Слэш, драббл, фанфик-мой

   

Царство Вей

главная