16:42 

Nueteki
Cyber rotor porno writer. (с)
Мой первый скромный вклад в сообщество - перевод фика по ТФП.)

Название: Хэппи-энд.
Оригинал: тут
Автор: Taipan Kiryu
Перевод: Nueteki
Бетинг: К. Хелла
Рейтинг: PG
Вселенная: ТФП с отсылками к ген1.
Саммари: крайне интересный генезис Кнокаута и история апгрейдов Брейкдауна.)


Тусклый свет ламп приглушал ало-серебристые цвета, придавая небольшому корпусу безжизненный вид. Прыгающие тени и паутина кабелей и шлангов скрывали большую часть весьма серьезных повреждений.

Один астроклик. Всего один астроклик, за который Кнокаут стал мишенью для самонаводящейся ракеты. Один астроклик, за который Брейкдаун не успел прикрыть своего партнера.

Присмотри за ними.

Первое, что он сделал - он прекратил паниковать, когда ловил на себе чужие взгляды. Это было сложнее всего, что он когда-либо в жизни делал, но Брейкдаун справился. Его все еще раздражало, когда кто-либо смотрел на него в упор, но теперь он не прятался и не отворачивался. Кто бы ни смотрел на него, он отвечал тем же, и теперь взгляд отводили окружающие.

Его боялись.

Брейкдаун знал, что думают о нем остальные. Он был самым мощным, жестоким и безжалостным из десептиконов. Он уничтожил больше автоботских искр, чем любой десептикон, их шлемы превращались в пыль под его ногами вместе с оптикой, чтобы больше не раздражать его взглядами. Его боялись свои и чужие, слава о нем устрашала не меньше, чем он сам.

Знали бы они все...

Обрывки его бывшей слабости были похоронены вместе с секретами его прошлого. Казалось, прошла уже вечность? Тысячи орнов - целая жизнь, сотни планет, покоренных в бесконечной войне - такой же бесконечной, как и в день его активации...

Присмотри за ними, Брейкдаун.

Проще сказать, чем сделать, но тогда ему было не до иронии. Тогда он мог сосредоточиться только на полностью поглотившем его кошмаре наяву. Самая мощная искра, которую он когда-либо видел, угасала прямо перед его оптикой, лиловый энергон струился по серой броне того, кто должен был прожить еще много орнов, энергон был повсюду, и его было слишком много, чтобы надеяться на удачный исход...

Звуковой сигнал вернул его к реальности. Кнокаут застонал, не приходя в сознание, показатели на дисплее подскочили до опасного предела. Брейкдаун вцепился в край платформы, заскрежетав дентопластинами от злости и отчаяния. Он не был медиком. Он сделал все, что мог, все, чему учил его Кнокаут в таких ситуациях, но медиком он не был.

Тогда он тоже не был медиком - по его пальцам тек теплый энергон, а он отчаянно пытался спасти жизнь своего командира.

- Так он выживет?

Голос застал его врасплох, но он не сдвинулся с места. Прошли эоны с тех пор, как он последний раз дозволил кому-то смотреть на него. Брейкдаун медленно развернулся, уставившись на усмехающегося сикера убийственным взглядом. Насколько сильно он ненавидел Старскрима раньше, настолько ненавидел он его и сейчас. Старскрим был одним из немногих, кто знал правду о его прошлом.

Старскрим подошел к платформе, покачав головой в фальшивом сочувствии:
- Мда, неудачно Кнокаут подставился. Удивительно, как он еще не ушел в оффлайн в тот же момент. Хотя я больше удивляюсь тому, что ты не прикрыл его, как обычно.

Брейкдаун почувствовал, как медленно вскипает от ярости. Обычно Старскрим вызывал у него другие эмоции, и в прошлом он старался не попадаться коммандеру на оптику, но в этот раз стантикон испытывал сильное желание выдрать Старскриму оптосенсоры.

- У меня был приказ. - отрывисто сказал Брейкдаун. Он не лгал: Мегатрон велел ему пробить защиту автоботов, а чего Брейкдаун не мог, так это нарушить прямой приказ Мегатрона.

- Знаю, знаю... было бы несправедливо обвинять тебя в том, что Кнокауту просто не повезло. Он оказался не в то время не в том месте. И ты, и я отлично знаем, как порой такое совпадение может кому-то стоить жизни.

Брейкдаун не ответил, размышляя. Так просто? Плохой тайминг и невезение? В тот день было так же: не в то время, не в том месте. Они победили, они уничтожили отряд аэриалботов, смяв их, как картонные самолетики, но тем не менее...

- Разумеется, тебя никто не будет винить, если Кнокаут умрет. - снова подал голос Старскрим.

- Он не умрет. - Брейкдаун не столько ответил, сколько подумал вслух. Неудачное время для высказывания мыслей, ведь он был не один.

- Разумеется, мы все хотим этого... но никогда нельзя быть уверенным до конца. Смерть имеет обыкновение в конце концов забирать тех, за кем она гонялась. А ты, Брейкдаун, у нее в долгу - ты уже однажды отнял у нее ее законную добычу.

Брейкдаун резко развернулся, его массивный корпус навис над сикером. Может, этот кусок шлака и сэконд-ин-комманд, но Брейкдаун был уверен: у Мегатрона не будет проблем с заменой, если Старскрим вдруг пострадает от фатального результата инсубординации.

По-видимому, Старскрим осознал грозящую ему опасность: он поспешно отступил, испуганно сжавшись и жалея о тех старых добрых временах, когда Брейкдаун вздрагивал от одного только его взгляда.

- Эмм.. разумеется, вряд ли что-то случится сегодня, - пробормотал он, продолжая отступать. Брейкдаун мог прибить его одной рукой, если бы захотел, и Старскрим это отлично знал. Брейкдаун тоже.

- Если что-то понадобится, сразу же свяжись со мной, - бросил коммандер уже на выходе. - Кнокаут хороший специалист, было бы нежелательно потерять его.

Секундой позже взгляд Брейкдауна встретил уже только дверь. Он должен был почувствовать удовлетворение, но был далеко от него. После едва не убившего его апгрейда, увеличившего его в два раза, а мощность - в десять, Брейкдаун отлично знал, что себя он этим не обманет. Скорее, он играл чужую роль, превратившись в пародию на себя самого.

Когда-то, тысячи орнов назад, он скрывался за своими соратниками. Теперь его прикрытием стала иллюзия. Да, он изменил свой корпус, превратив его в машину для убийств, но...

Он никогда не станет им.

Брейкдаун снова взглянул на свой массивный корпус, мощные руки, которыми он крошил автоботские корпусы так же легко, как органику. Он перестроил себя, он стал намного сильнее, ни один десептикон не мог сравниться с ним по мощности или храбрости, но стать Мотормастером он не мог.

Присмотри за ними, Брейкдаун!

Брейкдаун часто пытался вспомнить, как все было на самом деле, как Мотормастер произнес свои последние слова. Иногда ему казалось, что он помнит хриплый голос, и как тот, задыхаясь, выплевывал звуки с остатками энергона. В другое время он вспоминал почти просительные интонации. Даже умирая, Мотормастер до последней пульсации своей искры думал только о безопасности своего отряда.

Но чаще всего Брейкдаун слышал холодный властный голос - такой же, как он слышал и раньше. Таким Мотормастер был всегда: восемнадцатиколесная живая сталь. Слабость и нерешительность никогда не были прописаны в его личностных компонентах.

Может, если бы Брейкдаун не переживал самый жуткий приступ в своей жизни, он бы запомнил больше. Но тогда это было невозможно. Каждую его схему скрутило от страха и ужаса, в то время как кошмар становился реальностью, в то время как умирал его гештальт...

Присмотри за ними.

Для Мотормастера уже все было кончено. Его искра погасла прямо на поле битвы, до того, как он перестал говорить. Его последние слова были произнесены силой воли: он жил ради своего отряда и умер ради них.

Дрэгстрип мог бы смеяться над ним, но Брейкдаун часто переживал заново смерть Мотормастера. Не было ни одного дня за все те миллионы спустя, когда Брейкдаун не вспоминал бы о нем.

Мотормастер никогда не возлагал на него больших надежд, да и никаких надежд вообще, если уж на то пошло. Брейкдаун был в их отряде слабым звеном, трусом, сплошным разочарованием. Он знал, что был самым низшим по званию среди них, с самой активации, и постоянное общение с командой только убеждало его в этом все сильнее.

Тем не менее, каждый клик своей жизни он старался превзойти себя. Он никому в этом не признавался - даже Дэдэнду, но все, что он делал, каждый поступок, каждая попытка стать смелее делались в расчете заставить их лидера гордиться им. Мотормастер не знал об этом, ни один поступок Брейкдауна не встречал одобрения - только взгляд, полный разочарования или презрения.

К неудачам было другое отношение - Мотормастер наказывал за каждую, добавив в гештальт в компанию к Брейкдауну страх и боль.

У него никогда не было интеллекта Дэдэнда, бесстрашия Вайлдрайдера или азарта Дрэгстрипа. Он всегда был нестабильным, слабым параноиком, не способным даже толком сформулировать свои мысли, не переносившим даже такой простой вещи, как чужой взгляд.

Присмотри за ними, Брейкдаун.

И тем не менее, именно он был с Мотормастером в его последние клики жизни. Он держал сильную руку, которая впервые не отбросила и не ударила его. Он знал, что Мотормастер говорил с ним, потому что он был единственным, кто смог еще держаться на ногах, говорил, потому что его лидер знал, что умирает. Эти слова Мотормастеру продиктовало отчаяние, а не доверие. Мотормастер никогда не доверял Брейкдауну. Он никогда не доверял слабым.

Новый сигнал системы жизнеобеспечения заставил его действовать. Ему было страшно, но он не медлил ни мгновения. Он успел привыкнуть к этим действиям за период своей новой жизни. Возможно, его разум охватил настоящий ад, но его движения были четкими и выверенными.

Он ввел выученные когда-то под руководством Кнокаута команды, и вскоре показания систем медика стабилизировались, придя в норму. Кнокаут снова избежал оффлайна.

Брейкдаун рухнул в кресло рядом с платформой, не отрывая взгляда от партнера. Его правая рука задела что-то, прислоненное к стене - энергонный посох Кнокаута.

Он грустно улыбнулся, взял посох и начал медленно, осторожно вращать его. Его движения были неуклюжими - отчасти, потому что он помнил, насколько был опасен этот инструмент в руках Кнокаута, сколько искр он погасил с его помощью.

Когда-то, вечность назад, он, увидел Дрэгстрипа и Вайлдрайдера, сражающихся на чем-то вроде шестов. Восхищенный их движениями, он спросил:
- Что это?
- Мы киберниндзя!
- Точнее, это я киберниндзя, а Вайлд просто придуривается.


Брейкдаун фыркнул, представив, что бы сказал Кнокаут, узнав, что его талант управляться с жезлом появился в результате игры, уместной для спарклингов.

Присмотри за ними.

Брейкдаун сжал посох. Он же выполнил приказ, так? Даже более чем.

- Они мертвы.
- Да нет же, они все еще функционируют!
- Это последние пульсации искры, им недолго осталось. Видишь? Вайлдрайдер отключится первым.
- Но они же еще живы! Их личностные компоненты не повреждены! Хуук, ты должен что-то сделать!
- Да ничего тут уже не сделаешь.
- Должно же быть хоть что-то, что ты еще не пробовал!
- Брейкдаун, это бесполезно. Их искры ничто не спасет, им не хватит энергии. Они были обречены еще до того, как ты их притащил сюда.
- Но их искры еще живы...
- Я бы не назвал это живым. И, как я уже сказал, им никакой энергии не хватит.
- Им троим, имеешь в виду?
- Ты о чем?
- Если их искрам не хватает энергии на троих... как насчет одного? Ты же можешь их объединить. Сделать из трех одну искру.
- Тебя замкнуло?
- Они еще живы. Пусть едва, но живы. Если ты соединишь то, что осталось от их искр и личностные компоненты в одно целое, ему же хватит энергии? Это возможно?
- Такого еще никто не пытался сделать.
- Хуук. Это. Возможно?
- Технически - да, но...
- Тогда приступай.
- Ты соображаешь, чего просишь? Это же полное безумие. Твои товарищи мертвы. Даже если я сотворю этого монстра, это будет совершенно другое создание. Их процессоры почти полностью уничтожены, все воспоминания будут потеряны...
- Но их личности не повреждены, верно? Они же будут в нем?
- Частично, но...
- Хуук, у нас нет времени. Приступай!
- Я всегда считал тебя самым долбанутым из вашей шайки. Ты хоть понимаешь риск слияния трех искр в одну?
- Мы гештальт: слияние - это наша сущность!
- Слушай, хочешь поспорить с Праймасом - займись этим где-нибудь еще. С какой стати я должен сходить с ума с тобой за компанию?
- Ты потерял своих соратников по гештальту, ты знаешь, каково это. Если бы ты мог их спасти, если был бы хоть малейший шанс сохранить Девастатора, неужели ты бы не попытался?


Ему было тяжело видеть Кнокаута в таком состоянии, множество кабелей и проводов, подсоединенных к медику, почти полностью скрывали его корпус, которым он так гордился. Но, несмотря на обширные повреждения, его лицо осталось нетронутым. Даже война не осмелилась нарушить гармонию этих линий. Вайлдрайдер никогда не заботился о своей внешности, зато и Дэдэнд, и Дрэгстрип регулярно любовались своими отражениями.

- Это оно? Мои товарищи... они теперь этот сгусток энергии?
- Твои товарищи мертвы. Это другая личность. Пожелания к дизайну корпуса будут?
- Ты говорил... компонент личности Вайлдрайдера поврежден сильнее остальных.
- Да, от него осталось мало в новой искре. Основу составили Дрэгстрип и Дэдэнд.
- Можешь тогда сделать его... привлекательным?


И он действительно был привлекательным. Кнокаут был самым привлекательным трансформером среди когда-либо созданных, даже по завышенным стандартам Дрэгстрипа и Дэдэнда. Кнокаут отлично знал, как он выглядит, и каждый свободный клик посвящал своей совершенной внешности. Даже сейчас, на границе жизни и смерти он оставался прекрасным.

С альтмодом Брейкдаун определился еще быстрее. Хотя большинство десептиконов были из авиации и на наземных смотрели свысока, но Брейкдаун знал, что Дэдэнд, Вайлдрайдер и Дрэгстрип обожали и свои наземные альтформы, и свою команду. Их новое воплощение должно было стать машиной - самой привлекательной и быстрой машиной из всех.

- Ему понадобится имя.
- Мм?
- Может, прекратишь на него пялится? Ты просил красивого - получил красивого. Только имя ему все равно нужно.
- Но у них уже есть имена.
- Последний раз для слабых процессором повторяю: это совершенно другая личность! Его искра сотворена из искр твоих соратников, но он - не они! Назови имя.

В его памяти мелькнуло воспоминание о далеком и почти разрушенном мире. Чужом для всех, но родном для него и его команды.

- Кнокаут. Пусть будет Кнокаут.

С выбором не было проблем - Дрэгстрип обычно говорил, что он подобен нокауту, и Брейкдаун был уверен, что Дэдэнд тоже часто употреблял по отношению к себе инопланетное слово, хотя бы бессознательно.


Брейкдаун провел кончиками пальцев по лицу Кнокаута. Прикосновение нельзя было назвать нежным - нежность плохо сочеталось с его конструкцией - но ощущение возвращало его память в те времена, когда физический контакт с его соратниками был единственным, что делало его жизнь не такой невыносимой. Может, поэтому последний приказ Мотормастера был так важен для него? Потому что он не выдержал бы одиночества?

- Почему ты на меня постоянно смотришь?
- Ээ.. что?
- Ты все время на меня смотришь. Постоянно. Думаешь, я не замечаю?
- Я не смотрю.
- Пфф, как угодно. Определись, ты собираешься простоять на месте до конца цикла или сделаешь что-нибудь полезное, например - подашь мне лазерный скальпель.

Брейкдаун разбирался во всех видах лазерных скальпелей и в любом медицинском оборудовании, когда-либо задействованном на Кибертроне. За все эти орны он стал неплохим ассистентом. По словам самого Кнокаута - лучшим ассистентом, который мог когда-либо быть.

Многие удивлялись, какого шлака самый мощный десептикон стал простым ассистентом медика. Даже Мегатрон удивленно приподнял надлинзовый щиток, когда Брейкдаун сообщил, где он собирается проводить каждый свободный от уничтожения автоботов клик. В прошлом Мегатрон едва ли удостоил его хотя бы одним словом, но теперь перевод утвердил.

Они никогда не говорили об этом, но Брейкдаун знал, что повелитель ценил стантиконов и сожалеет о потере. В конце концов, они были гештальтом.

- Брейкдаун...

А вот теперь он испугался, и не было необходимости скрывать страх.

Он почти выпрыгнул из кресла и быстро подошел к платформе. Кнокаут нахмурился и взглянул на него.
- Что произошло? - слабо спросил он. Даже сейчас в его голосе звучал приятный акцент, так напоминавший ему Дэдэнда. Иногда Брейкдаун нарочно искажал произношение различных слов, чтобы лишний раз услышать, как Кнокаут его поправляет - совсем как Дэдэнд когда-то.

Брейкдаун облегченно улыбнулся, не скрываясь. В этом не было смысла: перед своим отрядом он всегда свободно выражал эмоции, и сейчас ничего не изменилось, хотя они не помнят его тогда крайне редких улыбок.

- Итак, что случилось? - уже с нажимом спросил Кнокаут.

Аэриалботы нанесли свой последний удар. Мы их уничтожили, но они сумели уничтожить нас.

- В тебя попала автоботская ракета, но сейчас все нормально. - просто ответил он, выкладывая инструменты на столик рядом с платформой. Да, он чувствовал невероятное облегчение, но не хотел, чтобы медик об этом узнал.

- Это ты называешь нормально?
Брейкдаун невольно улыбнулся, раскладывая инструменты по надлежащим местам.
- Ты ведь жив, верно?
- Я с трудом могу классифицировать мое состояние как "жив". И что ты сотворил с моей решеткой радиатора?
- Это не я, это ракета, - миролюбиво отозвался Брейкдаун, раскладывая другой набор инструментов - уже тех, которые помогут его партнеру привести себя в порядок.

- Ты или ракета, мне сложно судить. - сухо отрезал Кнокаут. - Толкового врача из тебя не выйдет, даже если от этого будет зависеть твоя жизнь. - Он отсоединил кабели системы жизнеобеспечения, отлично зная, что его жизни больше ничего не угрожает. Впрочем, даже если бы угрожало, медик вряд ли мог провести хотя бы астроклик, не уделив должного внимания своей полировке.

Брейкдаун молча выложил набор инструментов на стол, в соответствии с предпочтениями Кнокаута, и подавал ему именно те, которые были нужны медику в данный момент. Ремонт будет не из быстрых, но его это не утомляло, скорее, он наслаждался процессом, ведь Кнокаут был жив, а остальное неважно.

И в каждом его жесте, движении, приятном тембре голоса были живы Дэдэнд, Вайлдрайдер и Дрэгстрип.

Они были живы.

Когда много циклов спустя он вернулся в свой отсек, Брейкдаун не стал сразу же отключаться на перезарядку, как требовал его уставший корпус. Он уселся за консолью и активировал небольшой гаджет, встроенный в его правое запястье.

Голограмма развеяла темноту отсека мягким голубым светом. Фото, мерцавшее перед ним, было всего лишь фото, но эффект всегда оказывала такой же, как если бы они встретились лично. Суровая лиловая оптика, решительное выражение лица, руки, каравшие так же эффектно, как и защищавшие, широкие плечи, которые, казалось, могли вынести любой груз.

Брейкдаун часто задумывался, что бы сказал Мотормастер, увидев его теперь. Сейчас стал бы он наконец-то гордиться им?

Его показатели физической силы намного превосходили Мотормастера даже на самом максимуме возможностей того, но Брейкдаун знал, что это неважно. Он мог превзойти различные способности Мотормастера, но не мог превзойти его самого. Он мог быть больше, сильнее и даже храбрее, но он не мог сравниться с тем, чью жизнь он не смог спасти.

Присмотри за ними, Брейкдаун.

Он выполнил его последний приказ - может, не совсем так, как этого хотел бы сам Мотормастер, но выполнил. День за днем Дэдэнд, Дрэгстрип и Вайлдрайдер жили, а их личности проявлялись в каждом слове, каждом жесте и каждом движении совершенства по имени Кнокаут. Может, потому что его отряд всегда был совершенным. Нестабильным психически, безумным, но совершенным.

Обещаю.

Он так и не знал, услышал ли его Мотормастер. Скорее всего, нет, но Брейкдаун предпочитал думать, что услышал. Что в последний момент своей жизни Мотормастер знал, что Брейкдаун сделает все, чтобы его товарищи выжили.

Брейкдаун встал и отдал честь настолько идеально, насколько мог, надеясь, что где бы искра Мотормастера ни находилась сейчас, он остался хотя бы доволен.

@темы: Трансформеры, Десептиконы, PG, фанфик-перевод

Комментарии
2012-01-17 в 18:08 

чай с мухомором
Неожиданный поворот событий...
Nueteki, огромное Вам спасибо за перевод! Вещь действительно оригинальная и цепляющая.

2012-01-17 в 18:28 

Nueteki
Cyber rotor porno writer. (с)
самолёт-лопата,

Угу, необычная история.)))
Всегда искреннее пожалуйста.)

2012-01-26 в 16:55 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
По-моему, чудесный фанфик
Спасибо за перевод

2012-01-26 в 17:01 

Nueteki
Cyber rotor porno writer. (с)
F-22,

Всегда пожалуйста, к нему еще и арт нарисовали:
www.diary.ru/~lifewaster/p171794410.htm

2012-03-11 в 01:26 

SSC
Разгибаю скрепы
Абсолютно ниипически прекрасный фанфик!

   

Царство Вей

главная