Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:50 

Заколдованный круг, МСС, перевод

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
Автор: Megara-Liancourt
Оригинал: "Vicious circle"
Переводчик: Stef Boread
Бета-консультант: Sillshhart
Фэндом: Transformers
Вселенная: G1
Пейринг: Мегатрон/Старскрим
Жанр: romance, adventures
Рейтинг: R
Предупреждение: AU
Комментарий: Была ли смерть Старскрима его концом или на самом деле это было только началом? Альтернативная версия развития событий после того, как он был застрелен Гальватроном.
Примечания переводчика:
1. Так как автором не была представлена единая система временных единиц, я привёл их к более привычной.
Единицы измерения времени:
Астросекунда = 0,5 с
Клик = 1,2 мин.
Цикл = 1 ч. 15 мин.
Орбитальный цикл = 1 день
Мега-цикл = 93 часа (~4 дня)
Дека-цикл = 3 недели
Солярный (звёздный) цикл = 1 год
Ворн = 83 года
2. Автор имеет свой взгляд на историю трансформеров, несколько отличный от канона мультсериала G1.
Разрешение на перевод: Послан запрос.
Размещение: Только с разрешения переводчика.
Отказ от прав: Персонажи принадлежат официальным правообладателям, авторский фик - автору, перевод - переводчику.

Глава 01. Конец и начало
Глава 02. Друг или враг?
Глава 03. Время воспитывать
Глава 04. Столкновение
Глава 05. Реверсия
Глава 06. Ад и рай
Глава 07. Точка невозврата
Глава 08. Вероломства
Глава 09. Погоня

Глава 10. Выживание

-Ты уже дезактив!
Старскрим тяжело надавил на корпус своего оппонента, с силой стискивая глотку Гальватрона. Десептиконский главнокомандующий метался под ним и, наконец, смог ухватить сикера за запястье и скинуть его корпус с себя. Старскрим упал на бок, но не утратил хладнокровия: он ткнул дулом нуль-винтовки между брюшной и грудной пластинами Гальватрона и выстрелил на полной мощности. Главнокомандующий закричал от боли, пока электрические спазмы сотрясали его корпус. Старскрим выстрелил ещё пять раз, зная, что если Гальватрона парализует, то его, сикера, победа будет гарантирована. Он остановился, только когда от дёргающегося корпуса поднялся дым.
- Я же сказал тебе, что смогу победить… Теперь твоя судьба зависит целиком от моего милосердия! – он провентилировал, взбираясь обратно на корпус подрагивающего трансформера.
Жажда мести сикера пропала, когда он всмотрелся ближе в лицо Гальватрона, так похожее на Мегатроново. Боль вернулась в искру вместе с виной. Старскрим знал, что должен убить, но внезапно почувствовал, что должен попрощаться с тем, кого бросил без объяснений.
- Я должен был оставить тебя в прошлом, Сильверган, – извинился сикер, наклонившись и остановившись в дюйме от безжизненного лица. Их губы легко соприкоснулись. – Прости меня за то, что я не попытался спасти тебя и позволил тебе превратиться в монстра. Это было вне моих сил, - искренне раскаялся он.
Старскрим сократил оставшуюся дистанцию и мягко накрыл губы Гальватрона в прощальном поцелуе. Его охватил парализующий страх, когда кокпит разнёс кулак и врезался в грудь. Сикер попытался отдёрнуться, но его придавили по межкрылью рукой, заставив не размыкать поцелуй, пока безжалостная рука зло избивала его. Старскрим понял, что на нейроволоске от смерти, когда Гальватрон поменял их местами, пришпилив сикера своим более тяжёлым корпусом, проигнорировав наличие крыльев, которые согнулись в процессе. Старскрим закричал от боли так громко, что его вокалайзер практически отказал, к величайшему удовольствию десептиконского командира.
- Теперь ТВОЯ судьба целиком зависит от моего милосердия, - посмеиваясь, сказал Гальватрон с садистским удовольствием ему в лицо. – Или я должен сказать, что ты имеешь дело с отсутствием моего милосердия.
- Нет, пожалуйста…!
Гальватрон коснулся пальцем лица Старскрима и проследил тёмную линию на его щеке.
- Поздно. Я накажу тебя за твою самонадеянность и вероломство, мелкий идиот, - резко ответил тиран, проигнорировав мольбы сикера. – То, что Мегатрон должен был сделать давным-давно. Как жаль, что он любил тебя…
- Я умоляю…!
Старскрим вздрогнул от страха, когда Гальватрон коснулся пальцем рядом с его окуляром и погладил висок, наслаждаясь ужасом, что отразился в красных линзах джета.
- Почему бы для начала не разбить тебе эту красивую оптику? Эти глубокие алые озёра, в которых Мегатрон так любил тонуть!
- НЕЕЕЕЕЕЕТ!

****

Рана на его спине ныла, энергон стекал по плоскости его плеча и даже ниже, на талию. Боль эта, однако, была ничтожна по сравнению с беспокойством, что сжимало его искру. Глубоко внутри неё он знал, что Старскрим был в невероятной опасности. Он мог практически ощутить страх, который заставлял содрогаться искру Старскрима – это было лёгкое, но пугающее покалывание, притуплённая боль, поскольку их связь была ещё слишком свежей, чтобы позволять им целиком передавать ощущения на расстоянии.
- Быстрее! – рявкнул он, грубо толкая Циклонуса, чтобы тот ускорился.
Фиолетовый механоид подчинился без слов, пошатнувшись.
Они прошли несколько десятков метров, и Мегатрон почувствовал, как будто ему выстрелили в искру, как будто одна из основных электрических цепей разомкнулась у него в груди. Гладиатор дотронулся до грудного отсека, чувствуя возрастающую боль. Он внезапно с острым испугом понял, что это – боль Старскрима, которую он смог ощутить через их хрупкую связь. Это могло означать только одну вещь – его сикер был при смерти.
- Старскрим, нет! – Мегатрон вздрогнул от волнения, болезненная пульсация продолжалась. – Веди меня в покои Гальватрона, немедленно! – рыкнул он на Циклонуса и ткнул дулом пушки в фиолетовый шлем сзади. – Или ты дезактив!
- Сюда! – быстро ответил механоид, ускорив шаг, несмотря на очевидный дискомфорт.
Тёмные коридоры следовали за тёмными коридорами, пока они наконец не остановились перед сломанной дверью и корпусом деактивированного трансформера в тусклом свете. Мегатрон снёс с пути своего заложника сильным ударом в шлем и с волнением распахнул дверь. Он с ужасом заметил белое крыло, отодранное от его сикера, который лежал в луже энергона. Рядом со Старскримом был крупный механоид, сосредоточенно выламывавший второе крыло. Сикер издал едва слышный болезненный стон, когда крыло оторвалось с пучком разорванных кабелей и брызгами энергона.
- Отвали от него! – зарычал гладиатор. – Сразись противником, равным по силе!
Одним прыжком Мегатрон оказался возле механоида и сбил его на землю. Они оба покатились по полу, когда оппонент гладиатора отказался сдаться и ударил его кулаком в правую щёку. Но Мегатрон был слишком взъярён, чтобы чувствовать боль, расходящуюся от лицевой пластины. Он с силой врезал коленями в торс противника, который отплатил ему новым ударом в шлем. Этого хватило, чтобы разбудить зверя, спящего в гладиаторе – его руки обхватили горло другого механоида и стиснули с силой. Гальватрон начал мутузить его по бокам, но ярость Мегатрона была так сильна, что он снова проигнорировал боль. Гладиатор заметил предупреждения, посылаемые системами, только когда Гальватрон добрался до задней части его шеи и зарылся пальцами в открытую рану. Фиолетовый механоид резко оттолкнул Мегатрона, и тот упал на спину, с помехами в оптике и звоном в аудиорецепторах.
- Хо! У этого жалкого идиота был сообщник! Ты неплохо начал, но ты не смог сохранить дистанцию… - Гальватрон засмеялся и встал перед гладиатором, поворачивая его лицом к свету. – Дай-ка я преподам тебе урок, прежде чем убью! Мва-ха-ха!
Алая оптика, полная ненависти, встретилась с точно такой же. Два механоида уставились друг на друга с неслабым удивлением, как будто почувствовали, что смотрятся в зеркало.
- Что за шлаков вздор! – рявкнул Гальватрон и нацелил свою пушку в грудь Мегатрона. – Самозванец! Я очищу Чаар от твоего присутствия! – зло прорычал он.
Процессор юного механоида ускорился, как только он понял всю опасность своего положения. На рефлексе и инстинкте выживания он схватил секиру, которая упала прямо за ним, и сильно ударил своего клона в грудь. Металл вонзился в металл, кабели и трубопроводы, отшвырнув Гальватрона назад, и тот неподвижно рухнул на землю. Мегатрон опустился без сил на тёмный и холодный пол, ожидая, пока его системы остынут и позволят ему вернуться в сидячее положение. Как только гладиатор почувствовал, что некоторые двигательные функции под контролем, он поднялся на четвереньки и подполз к механоиду, на которого напал. Гальватрон не был дезактивирован, но пребывал в оффлайне от полученных ран – глубокий разрез энергонил и через разрезанные кабели и провода пробивался свет.
- Искра Гальватрона… - пробормотал Мегатрон и понял, что это вопрос его собственной искры. Из объяснений Старскрима и Блицвинга он понял, что станет сначала Шлаковщиком, а в конечном итоге - Гальватроном.
- Старскрим… Старскрим! – внезапно вскрикнул гладиатор, бросая механоида в стазисе ради истекающего энергоном корпуса своего любовника.
От сикера, лежащего лицом вниз в большой чёрной луже масла и энергона, в ответ не пришло ни слова. Мегатрон похромал к нему, не обратив внимания на смесь жидкостей, что запятнала его серебристую броню, когда он опустился на колени и осмотрел с ужасом зияющие дыры на месте крепления красивых крыльев. Он подхватил корпус сикера и аккуратно перевернул его лицом вверх и увидел следы страшных пыток, которые совершил Гальватрон.
- Старскрим… Нет! – прошептал гладиатор, дотрагиваясь до тёмного лица дрожащей рукой.
Оптики у сикера не было. Две тёмных дыры, на дне которых погасало несколько маленьких искорок, заменили чудесные алые линзы. Энергон, словно омыватель, прорисовал линии на его щеках, губах и шее.
- Я должен прийти быстрее! Я должен был остановить его! – простонал Мегатрон, пока его рука спустилась на грудь сикера, где был разнесён кокпит и исчезло несколько деталей. В тот же миг гладиатор уловил отблеск света в глубине корпуса Старскрима и понял, что Гальватрон целился в искру сикера.
- Монстр!
Мегатрон уставился на бессознательного механоида, чувствуя сильное желание убить его за то, что тот сделал. Он поднял пушку и прицелился в голову десептиконского главнокомандующего. Он хотел выстрелить сначала в процессор Гальватрона, а затем в его искру.
- Необходимость: смена приоритета, - сообщил монотонный голос позади гладиатора, заставив его вздрогнуть.
- Кто ты? – Мегатрон развернулся на коленях, наугад прицеливаясь в направлении высокой фигуры, подходящей к нему. – Стой там, где стоишь!
- Я не враг. Я могу помочь, - новоприбывший механоид проигнорировал его угрозу, останавливаясь перед гладиатором. Он протянул руку к пушке и медленно отвёл её в сторону. – Помочь тебе спасти Старскрима…

****

Сигнал бедствия Циклонуса шёл от входа в покои Гальватрона, что крайне заинтриговало Скурджа. Они виделись с заместителем главнокомандующего на собрании два цикла тому назад, пока Гальватрон не распустил всех, выразив желание остаться в одиночестве. Скурдж понял, что Циклонус не пришёл сюда сам, когда обнаружил его лежащим перед разнесённой дверью вместе с деактивированным свипом.
- Что случилось? – спросил Скурдж, слегка потрясся фиолетового механоида, чтобы тот очнулся.
Оптика Циклонуса слабо мерцнула жизнью, и он поднял дрожащую руку, указывая на отсек.
- Гальватрон… Проверь лорда Гальватрона.
Скурдж прислонил его к стене и оставил приходить в себя. Он вошёл в отсек и сразу же отсканировал след энергона, запятнавшего пол. Гальватрон лежал очень близко к чёрной луже, но жидкость натекла не из раны у него на груди.
- Мой лорд, Вы в порядке? – спросил свип, опускаясь на колени рядом с главнокомандующим.
Оптика Гальватрона засветилась глубоким красным светом, и выражение лица сменилось на абсолютное бешенство. Будучи ещё в полусознании, сумасшедший десептикон был уже охвачен яростью. Скурдж благоразумно отпрянул, но упустил несколько астросекунд, чтобы избежать кулака Гальватрона. Свип упал на спину с разбитой лицевой пластиной. Тиран принял сидячее положение и поднял руки Скурджа, упавшего рядом с ним, к потолку.
- Поднимай тревогу, жалкий кусок шлака. Я хочу, чтобы Старскрим и самозванец были пойманы и приняли моё наказание!

****

Мегатрон снова вынужден был приостановиться, чтобы поправить Старскрима у себя на руках. Корпус сикера был скользким от энергона и совершенно безвольным - Старскрим постоянно приходил в сознание и терял его.
- Держись, маленький принц, всё будет в порядке.
- Тихо! – прошипел механоид, назвавшийся Саундвейвом. – Кто-то идёт сюда! – добавил он, поманив Мегатрона, чтобы спрятаться за дверью. Синий механоид набрал код на дверной панели и подтолкнул гладиатора с его ношей в тёмную комнату. – Подожди астросекунду! – предупредил он, стоя в дверях и держа крылья Старскрима.
Саундвейв внезапно отступил внутрь и закрыл дверь, оставив только маленькую щель. Мегатрон выглянул из-за плеча синего механоида и увидел пятерых трансформеров, быстро прошедших мимо их укрытия, даже не глянув в их сторону. Они были среднего роста, окрашены в тёмные цвета и тяжело вооружены.
- Кто это? – прошептал Саундвейву серебристый механоид. – Они похожи на гладиаторов.
- Это комбатиконы, создания Старскрима. Думаю, поднята тревога. Они посланы за тобой.
- Создания Старскрима?! – в шоке воскликнул Мегатрон, опуская взгляд на своего бессознательного любовника. Он снова озадаченно посмотрел на Саундвейва. – Он никогда мне не говорил, что у него уже есть спарклинги! – пожаловался он.
**
Сначала Саундвейв ответил на этот вопрос бесстрастным взглядом. Такое высказывание после всего случившегося не удивляло: ценности, стандарты, справочная информация и даже осведомлённость этого Мегатрона отличались от тех, что были у современных трансформеров.
- Они не его спарклинги. Насколько мне известно, у Старскрима никогда не было спарклингов. Я объясню позже, - твёрдо ответил он. – Приоритет - покинуть эту цитадель как можно скорее, не попав в плен.

****

Системы Блицвинга медленно перезагрузились, возвращая его в реальность с гулом в голове. Он попытался двинуться, но понял, что связан сетью проводов. А затем он вспомнил.
- Мегатрон… Он вырубил меня и примотал, пока я был без сознания!
Трёхрежимник натянул свои импровизированные цепи – к его радости, они не сильно сопротивлялись и начали лопаться. Однако, Блицвинг торопился и, наконец, трансформировался в танк, взрезав в процессе последние кабели.
- Отлично, пора выбираться отсюда! – заявил он сам себе, возвращаясь в робомод и подбегая к панели управления.
Через лобовое стекло он увидел, что окна в замке Гальватрона загораются одно за другим. Там что-то случилось – что-то, во что Блицвинг не хотел быть вовлечённым.
- Прости, Мегатрон. У десептиконов каждый сам за себя. Это то, чему ты меня научил!
Он без колебаний взял старт на полной скорости и сорвался с места в рёве двигателей, предоставляя юного Мегатрона его судьбе.

****

Саундвейв провёл их через бесконечные тайные коридоры, освещая путь устройством, расположенным у него на плече. Наконец, они вышли на узкую улицу, далеко от цитадели Гальватрона. Стены массивных строений светились неоновыми огнями, которые озаряли окружающие хибары и ангары. Они слышали шум десептиконского лагеря – знак того, что тревога распространялась дальше.
- Сюда! – Саундвейв указал на серый бункер. – Это моё жилище. Пока мы будем в безопасности, - заверил он.
Мегатрон заколебался, всё ещё имея некоторые сомнения по поводу истинных мотивов синего механоида. Старскрим у его груди еле-еле застонал, схватив гладиатора за плечо, когда боль пронзила его. У Мегатрона не оставалось выбора, кроме как частично довериться Саундвейву – жизнь сикера была на проводке. Кроме того, процессор гладиатора не мог выдать другого плана прямо сейчас.
**
- Входи.
Тяжёлые двери закрылись за Мегатроном. Юный гладиатор шагнул вперёд и посмотрел с замешательством на множество экранов, украшавших четыре стены из плохо обработанного металла. Правой ногой он почувствовал толчок, точно наступил на осколок.
- Эй, смотри куда идёшь!
Голос шёл от его стопы. Мегатрон наклонился, жёстко прижимая таким образом Старскрима, и обнаружил маленького дроноподобного механоида, который тряс головой, глядя с возмущением. Крошечное фиолетовое нечто было самым маленьким созданием, которое гладиатор когда-либо видел.
- Что это? – воскликнул Мегатрон, отступая назад, пока не почувствовал холод двери, прикоснувшейся к его открытой ране.
- Я Рамбл, один из кассетиконов Саундвейва, - ответило маленькое существо, подзывая второго такого же. – Френзи, глянь! Он и впрямь как Мегатрон, только младше, - затем он посмотрел на Старскрима и засмеялся. – А, а! Маленький поганец по частям!
- Е, е… Клёво сказано! – ответил чёрно-красный кассетикон.
Мегатрон сверкнул оптикой на двух малявок, которые спрятались за ногой Саундвейва с тихим визгом. Он автоматически испытал неприязнь к ним, раз они, похоже, наслаждались отчаянным положением Старскрима.
- Рамбл! Френзи! Выполнять приказ! – в раздражении пророкотал Саундвейв.
- Да, босс!
Мелкие механоиды подбежали каждый к своему экрану, которые показывали разные виды на замок Гальватрона и его окрестности. Мегатрон внезапно испытал чувство, что всё это готовилось очень давно.
- Что здесь происходит? – спросил он, нащупывая переключатель, чтобы открыть дверь.
Саундвейв молча прошёл в дальний угол своего обиталища и с усилием отодвинул стойку, забитую электронными устройствами. Затем он убрал толстую сероватую плёнку того же цвета, что и обнаружившийся в полу люк, который он распахнул.
- Следуй за мной. Здесь ты будешь в безопасности.
**
- Что ты собираешься сделать? – Мегатрон поймал руки Саундвейва, прежде чем тот подсоединил длинные трубки к обрубкам на спине Старскрима. – Что это?
- Мне нужно восстановить электрические цепи, которые шли к сенсорным датчикам на его крыльях. Если я этого не сделаю, он никогда не сможет получить новые крылья, не говоря уж о том, чтобы использовать их и снова летать, - Саундвейв отвёл руки Мегатрона. – Я уже сказал тебе: я не твой враг. Я здесь, чтобы помочь тебе! – добавил он.
- Я всё ещё не понимаю, почему ты хочешь помочь мне, - резко ответил Мегатрон. – Ты должен, наконец, объясниться! Почему это укрытие оснащено ремонтным оборудованием, готовым принять Старскрима и меня? – он зло уставился на своего собеседника. – И почему у меня такое чувство, будто я тебя уже знаю?
- Я всё объясню, как только Старскрим будет подремонтирован. Ты же не хочешь дать ему умереть без медицинской помощи, верно?
Мегатрон опустил взгляд на сикера. Губы Старскрима были искривлены в гримасе боли, и чёрные провалы вырванной оптики добавляли безысходность к и так подавленному выражению его лица.
- Нет… Нет, я не хочу, чтобы он умирал!
- Тогда дай мне поработать над ним и крепко держи его. Это будет очень больно. Возможно, он будет биться, когда я подсоединю кабели к его спине. Ты должен не дать ему двигаться и усугубить повреждения, - Саундвейв давал указания строго и монотонно. – Твоё содействие необходимо, даже если ты всё ещё не доверяешь мне, - закончил он.
Такой малоинформативный ответ не убедил Мегатрона, но он знал, что его функции сводились к следованию советам этого странного механоида. Гладиатору не нравились трансформеры, прятавшие свои лица за масками, не показывавшими ни мыслей, ни чувств, и, более того, скрывавшими их личности. Кто был этот Саундвейв? Механоид, которого он знал в далёком прошлом? Друг или враг?
С другой стороны, если бы Саундвейв не оказался тут, чтобы помочь гладиатору сбежать, то гладиатор был бы убит войсками Гальватрона.
- Нет! Нет! Оставь меня! Дай мне умереть!
Мегатрон встряхнулся, когда крики Старскрима достигли его аудио. Пробуждённый болью, вызванной починкой спины, Старскрим извивался всё сильнее и сильнее на ремонтной платформе.
- Шш! Маленький принц! Я здесь, я защищу тебя! Дай Саундвейву отремонтировать тебе спину, - прошептал Мегатрон убеждающим тоном.
Он схватил запястья сикера, но Старскрим оттолкнул его с силой, рождённой исступлённым отчаянием.
- Нет! Гальватрон! Пожалуйста, не надо больше пыток! Убей меня! Убей меня! Я не хочу страдать больше! – простонал Старскрим.
Не зная, что сказать или сделать, Мегатрон взобрался на платформу, сжав Старскрима за талию и прижался к нему бок о бок.
- Что ты…?
Саундвейв сделал шаг назад, удивлённый действием Мегатрона. Гладиатор проигнорировал его, фокусируя внимание на сикере, который совсем окаменел от страха. Мегатрон обернул руки вокруг избитого корпуса и легко поцеловал Старскрима в лоб, мягко гладя его по талии.
- Это я, Старскрим. Это Сильверган, любовь моя.
**
Через тьму он почувствовал прикосновение пальцев на своей израненной обшивке. Его перегруженный процессор затопило замешательство – несмотря на то, что оно было успокаивающим, обладатель энергополя, что окутало его, напомнил ему… Гальватрона.
- Это… новая уловка… чтобы мучить меня! Тебе ещё недостаточно?! – всхлипнул сикер.
Пальцы продолжили гладить его по талии, так легко, что его контуженные цепи не вопили от боли. Металлические губы прикоснулись к его губам мягко и нежно, усиливая замешательство. Он узнал этот поцелуй.
- Это я… Сильверган.
Имя пробудило новую боль в его искре, куда более сильную, нежели физическая, которая заполонила его корпус. Энергон потёк из его отсутствующей оптики, и оборванные цепи фоторецепторов заискрили от контакта, вырвав вой из его надорванного вокалайзера.
- Шшш, тише, маленький принц, - голос был ласковым, как и пальцы, которые теперь гладили его по щекам.
- Ты… Ты не можешь быть Сильверганом. Я бросил его… в прошлом! – слабо возразил Старскрим.
Мягкие поцелуи заменили касания пальцев, прошлись вниз к его шее.
- Я последовал за тобой через временной туннель.
Несмотря на тьму, в которую он был погружён, Старскрим внезапно ощутил луч надежды, согревший его искру.
- Это невозможно… Как? – провентилировал он.
- Я способен сдвинуть небо и землю, бороться со временем и со всей Вселенной, когда речь идёт о том, чтобы ты оставался рядом со мной, любовь моя.
Сикер почувствовал, как его искра дрожит от волнения. С неизвестно как оставшейся в нём силой он нащупал лицо механоида и вскрикнул, когда ладонь коснулась грубых, но юных черт лица его гладиатора.
- Ты… пришёл за мной? Ты спас меня! – воскликнул Старскрим, его корпус трясся от электрических спазмов, вызванных в большей степени сильными эмоциями, что проходили через его искру. – Ты здесь, несмотря на моё предательство?
Его аудиорецепторы уловили уверенный смешок.
- Ты действительно думаешь, что мой маленький принц сможет сбежать от такого импульсивного и вспыльчивого любовника, как я? – его губы снова были награждены уникальным поцелуем Сильвергана. – Берегись… Я хочу тебя. Я люблю тебя! Я никогда и никому тебя не отдам!
**
Саундвейв наблюдал за ними безмолвно, тихо озадачиваясь привязанностью, выраженной юным Мегатроном, и реакцией Старскрима. Гладиатор укачивал сикера словно спарклинга, мягко его гладя, успокаивая его боль и унимая его мольбы любящими поцелуями. Если бы Мегатрон этого времени не предупредил синего механоида о прибытии Мегатрона-Сильвергана, Саундвейв бы принял всё это за автоботский маскарад и убил голубков-самозванцев.
Но Мегатрон-Шлаковщик предупредил его…
**
- Я уже сказал тебе – я больше не собираюсь терпеть твою дерзость, Старскрим!
- Почему ты снова назвал меня предателем и оскорбил меня, Мегатрон?!
Саундвейв остановил руку и, вместо того, чтобы толкнуть тяжёлую дверь в рабочий отсек Мегатрона, приблизил лицо к полуоткрытой двери. В слабоосвещенном помещении Мегатрон швырнул Старскрима к противоположной стене и склонился над ним. Сцена была слишком знакома офицеру связи, так же, как и сексуальное напряжение, поднимающееся между десептиконским лидером и его авиакомандиром. Как и остальные десептиконы, он спрашивал себя, не поцелует ли наконец Мегатрон Старскрима, когда приближал лицо к тёмной пластине своего красивого заместителя. Их взгляды пересеклись, губы Старскрима приоткрылись как будто в приглашении, в то время как сомнение появилось на лице Мегатрона.
- Потому что ты величайшее разочарование моей жизни!
Чёрная рука сжалась на горле сикера. Старскрим открыл рот уже не в приветствии жаркого поцелуя, но чтобы закричать мольбы о милосердии. Окончательно раздражённый шумным выступлением авиакомандира, Мегатрон грубо швырнул его в стену и позволил сползти на пол
- Вон с моей оптики, мелкий киберчервь!
Старскрим медленно поднялся на ноги и кинул на него взгляд, в котором негодование боролось с болью. Затем его губы искривились в дьявольской усмешке, его оптика зажглась злостью.
- Ах, я твоё величайшее разочарование? Смотри, как бы я не стал твоим роком! – чувственно промурлыкал сикер.
- Пшёл вон! Пока я тебя не дезактивировал!
Сикер выбежал без дальнейших напоминаний, вылетая через дверь, которой мог воспользоваться только он один. Мегатрон продолжил смотреть в стену, к которой он прижимал Старскрима буквально астросекунду назад, и в конце концов врезал кулаком в металл до вмятины. Он оставался в той же позе, с опущенным лицом, ещё несколько астросекунд, пока не заметил присутствие своего второго заместителя в коридоре.
- Входи, Саундвейв.
Офицер связи неспешно вошёл, давая Мегатрону достаточно времени, чтобы вернуться в кресло и несколько восстановить самообладание. Однако, когда Саундвейв достиг большого стола, он заметил, что Мегатрон выглядит уставшим.
- Как прикажешь, Мегатрон. Ты хотел поговорить со мной? – решился спросить он.
- Ты видел нас, Саундвейв?
- …
Не уверенный в том, что последует, если ответить положительно, Саундвейв решил промолчать.
- На самом деле, я позвал тебя в этот раз, чтобы ты смог увидеть нас.
- …
Теперь Саундвейв не знал, что и думать, кроме, разве что, того, что Мегатрон хочет поговорить по искрам. Лучше всего было и в самом деле сохранять молчание и просто слушать.
- Было время, когда я любил Старскрима. А он любил меня, - мечтательно произнёс Мегатрон. – Это было очень давно. Я потерял его, и это сделало меня сумасшедшим. Настолько сумасшедшим, что я перепрограммировал себя, так что больше не мог ни к кому испытывать любовь или сострадание. Настолько отчаявшимся, что я стёр большую часть своих воспоминаний о нашей любви, - он замолк, откинув голову и горько улыбаясь. – А затем он вернулся. Я не знаю, как… Я понял, что моё влечение к нему не ушло, но я не был способен на любовь к нему, только на страсть, которую не мог реализовать. Я просто возненавидел его за то, к чему привела меня его утрата.
- Мой лорд…
- Нет, дай мне закончить! – приказал Мегатрон. Он упёрся локтями в стеклянную поверхность стола и опустил подбородок на переплетённые пальцы, глядя расфокусированно. – Самое худшее в том, что однажды я предположил, что мог бы избежать этой ситуации, но мне не удалось. Тогда, когда я думал, что предупреждён… самим собой!
- Прошу прощения, командир, я не уверен, что понял, о чём ты.
Саундвейв был растерян, совершенно растерян. Сканирование разума Мегатрона показало ему, что лидер говорит правду. И он не был пьян, хотя слова его были совершенно абсурдны.
- Я пленник круга времён. Страшно заколдованного круга… – лаконично ответил Мегатрон. – Как и Старскрим. Всё повторяется снова. Я не знаю, сколько раз эта петля замкнулась, я знаю только, что каждый раз, когда я пытался разорвать её, у меня ничего не выходило.
Саундвейв ощутил, как в его процессоре щёлкнуло.
- Временная петля? Это связано с экспериментом со временем, который мы совершили в Аллее Героев декацикл назад?
Мегатрон хмыкнул в ответ.
- Неплохо. Ты начинаешь понимать, - усмехнулся он. – А теперь дай мне закончить разъяснения. Завтра мы нападём на Автобот-Сити. Я убью Оптимуса Прайма – наконец-то! – но он смертельно ранит меня. Старскрим воспользуется моей слабостью, чтобы выбросить меня в глубокий космос. Мне противно это говорить, но… не останавливай его!
Саундвейв вздрогнул. Мегатрон пережёг себе цепи, чтобы просить у него такое?
- Мегатрон! Как ты можешь…?
- Тихо! – оптика десептиконского лидера грозно сверкнула, заставляя замолкнуть его верного связиста. – Я вернусь - непохожим на того, кто я есть. Более сильным и куда более чокнутым, чем сейчас, - добавил он и рассмеялся. – Вот мой приказ: держись подальше от меня, что бы ни случилось, и позаботься об этом.
Саундвейв был настолько ошеломлён требованием Мегатрона, что не мог сказать ни слова. Десептиконский лидер открыл один из ящиков стола и вынул длинную металлическую коробку, которую поставил перед офицером связи.
- Я хочу сохранить это до тех пор, пока ”я” не вернусь. Это буду не я, который сейчас говорит с тобой, Саундвейв. Это буду я времён императора Квинтэссы Третьего, более двадцати миллионов звёздных циклов назад, гладиатор Сильверган. Я пройду через временной туннель, который мы создали, пытаясь догнать Старскрима. Будь готов встретить меня с полностью оборудованной ремплатформой для Старскрима, который будет ранен механоидом, которым я стану, - его рука лениво прошлась по поверхности коробки. – На следующий орбитальный цикл после пришествия Сильвергана открой эту коробку. Там две вещи: одна – для Сильвергана, которым я был, а вторая – для того, кем я буду.
Мегатрон поглядел на Саундвейва и не смог не усмехнуться, почувствовав смятение его энергополя.
- Вопросы?
- Ты говоришь мне… что ты восстановишь себя при помощи своих вариантов из разных времён? – неуверенно спросил Саундвейв.
Десептиконский лидер неприятно усмехнулся.
- Более или менее. И последнее: ни в коем случае не позволяй Сильвергану и Старскриму вернуться в прошлое. Если понадобится, уничтожь временной туннель. Ты записал, Саундвейв?
Офицер связи молча кивнул.
- Превосходно! – выражение лица Мегатрона Шлаковщика с мимолётной радости переключилось обратно на мрачную решительность. – Я должен разбить это проклятие, этот заколдованный круг. Чтобы сделать это, мне нужно позволить текущей временной петле пройти до конца и разорвать следующую в её начальной точке, - проскрипел он. – Я не проиграю снова. Только я свободен сам выбирать мою судьбу! – поклялся он.

**
- Саундвейв… Саундвейв!
Серьёзный голос юного Мегатрона вытянул связиста из воспоминания о последней встрече с Шлаковщиком. Гладиатор наблюдал за ним с ремонтной платформы, Старскрим всё ещё покоился в его руках.
- Да?
- Старскрим успокоился. Ты можешь продолжать ремонт.
- Прекрасно.
Саундвейв молча вернулся к ремонтированию спины Старскрима, избегая пристального взгляда Мегатрона. Сикер был удивительно спокоен, несмотря на боль, которая, естественно, вспыхивала каждый раз, когда связист сваривал детали или подсоединялся кабелем. Старскрим царапал плечи или грудь гладиатора, потирался своим испачканным в энергоне лицом о серебристые пластины в поисках успокоения или просто болезненно постанывал. Сикер вёл себя совсем по-другому, чем тот несносный Старскрим, которого знал Саундвейв, - он выглядел так уязвимо, что связисту стало не по себе.
- Я закончил с его спиной. Мне нужно обследовать его грудь. Ты не мог бы встать и перевернуть его на спину, чтобы я мог как следует всё осмотреть?
Мегатрон неохотно подчинился, в то время как Старскрим снова начал дёргаться, когда руки гладиатора оставили его корпус.
- Куда ты, Мегатрон? Не оставляй меня! – в панике заныл сикер.
- Я не оставляю тебя. Саундвейву нужно осмотреть твою грудь!
- Саундвейву?! – голос Старскрима достиг максимальных частот, отражая его страх. – Нет! Нет! Не позволяй ему притрагиваться ко мне! Он ненавидит меня! Он хочет моей смерти!
Мегатрон зло полыхнул оптикой на Саундвейва. Хищник внутри него вытянул руку и схватил связиста за горло, заставляя его наклониться вперёд. Губы гладиатора искривились в свирепом оскале, что не оставило у Саундвейва сомнений в идентификации его личности. Шлаковщик уже существовал в прошивке Сильвергана, спящий до времени, но готовый высвободиться наружу.
- Объясни, что это за фарс!
- Это не фарс. Старскрим был первым заместителем Мегатрона Шлаковщика, а я - вторым. Мы часто расходились во мнениях о стратегии, и Старскрим ненавидел меня, - быстро объяснил Саундвейв. – Касательно помощи тебе – это было приказано самим Шлаковщиком, прежде чем он исчез и появился Гальватрон.
Мегатрон слегка ослабил хватку, но не отпустил шею синего десептикона. Его оптика зажглась тем характерным тёмно-красным светом, что Саундвейв видел так часто, когда его лидер был зол.
- Ты имеешь в виду… что он знал о моём появлении?
- Это уже случалось в прошлом. Мегатрон… Я имею в виду, Шлаковщик, уже попадал в твоё положение прежде – гнался за Старскримом, чтобы вернуть его себе. Ты пойман в заколдованный временной круг, и он знал это. Он попытался разбить его, хотя знал, что станет Гальватроном.
- Чушь!
- Я могу предоставить тебе доказательства. Однако, сейчас приоритет – починка Старскрима!
Мегатрон отпустил горло Саундвейва. Его оптика мерцнула безумно, прежде чем зажглась обычным алым светом. Гладиатор сдался перед его аргументацией… пока что.
- Отремонтируй его! – прошипел Мегатрон, беря Старскрима за запястья и заставляя его вытянуть руки по бокам, давая Саундвейву добраться до разбитой груди сикера.
Несмотря на то, что энергон закоротил его цепи, рана была менее критичной, чем те, что были на спине. После того, как связист убедился, что камера искры не была расколота, и её линия электропитания была в целости, он залатал энергонный трубопровод, истекавший жизненно важной жидкостью.
- Готово. Я не могу продолжать дальнейшую починку – Старскрим сначала должен подзарядиться. Он слишком истощён энергетически, - тихо доложил Саундвейв. – Тебе тоже нужно отдохнуть вместе с ним, - добавил он.
- И остаться беззащитным для твоего возможного предательства? – фыркнул Мегатрон. – Не выйдет. Кроме того, твои ответы меня не удовлетворили. Объясняй дальше!
- Если бы я хотел тебя убить, мне просто нужно было оставить тебя разбираться с ранами Старскрима в покоях Гальватрона и не помогать тебе выбраться из цитадели. Кроме того…
/Саундвейв! Это экстренная тревога! Твоё присутствие необходимо в тронном зале Мегатрона!/
Голос Мотормастера прозвучал в аудиосенсорах офицера связи. Саундвейв сразу же переключился на режим громкой связи, так, чтобы Мегатрон мог слышать приказы.
- Саундвейв на связи. Что происходит, Мотормастер?
/Старскрим и его сообщник атаковали Гальватрона. Парень в ярости. Мы должны найти маленького ублюдка и принести его Гальватрону./
- Я так понимаю, это облава. Вскоре буду на месте, - ответил Саундвейв и оборвал связь, поглядев на Мегатрона. – Я должен идти, иначе они будут подозревать, что я помогаю тебе. Повторяю, тут ты в безопасности.
**
Мегатрон молча смотрел, как Саундвейв уходит, чувствуя, как беспокойство овладевает его искрой. Связист закрыл люк, и свет постепенно погас в маленькой лаборатории.
- Мегатрон…
Шёпот Старскрима напомнил гладиатору, что кое-кому срочно нужен покой. Мегатрон взобрался на платформу и аккуратно сжал своего сикера, кладя руку с пушкой на спину Старскрима, чтобы быть уверенным, что сможет действовать ею, не задевая кабели, свисавшие с потолка. Кто знает? Он должен был смочь встретить лицом к лицу внезапную атаку и должен был быть уверен, что сможет защитить своего любовника.
- Тут, Старскрим, я тут. А теперь подзарядись немного. Я присмотрю за тобой.
- Что мы будем теперь делать? Гальватрон никогда не оставит нас, пока мы живы, - провентилировал сикер.
- О да, не оставит. Он ещё не знает, на что я способен!
Самоуверенное утверждение Мегатрона, похоже, убедило Старскрима, который медленно скользнул в подзарядку. Однако, глубоко в искре гладиатор боролся с чувством, что он ничего не контролирует.

@темы: фанфик-перевод, осторожно, АУ, незавершённое, Экшн, Трансформеры, Слэш, Романтика, Приключения, Десептиконы, R

Комментарии
2013-01-04 в 01:09 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
Ух, какие страсти) И игры со временем- всё запутано, однако)

2013-01-04 в 01:41 

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
F-22,
Да, всё непросто))) Я прямо боюсь ужо открывать следующие главы))))

2013-01-04 в 18:31 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
Я прямо боюсь ужо открывать следующие главы))))
А много их там?

2013-01-04 в 19:51 

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
F-22,
Ещё девять) С учётом крутой фантазии автора повернуть может куда угодно...)))

2013-01-05 в 00:37 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
ггг, 9 - это как раз чтоб разъяснить запутанность ситуации)

2013-01-10 в 12:33 

Momonga
Pteromys momonga
Ууу, а когда продолжение будет? :inlove:

2013-01-10 в 13:20 

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
Momonga,
Не могу точно сказать) Но будет)

   

Царство Вей

главная