18:33 

«Фиолетовый дождь» (окончание)

Царство Вей
Transforming universe
Респект Астропоезду.

Главы 1-ая, 2-ая и 3-ая.
Главы 4-ая, 5-ая и 6-ая
Главы 7-ая, 8-ая и 9-ая
Главы 10-я, 11-я и 12-я
_________________
«Фиолетовый дождь»

Оригинальное название: Lluvia púrpura
Автор: Taipan-Kiryu
Перевод с испанского: [J]Astrotrain_aka_Thunderblast[/J]
Разрешение на перевод: получено
Вычитка вольная: Skein
Вселенная: G1
Рейтинг: R
Персонажи: Громовержец, Деформер
Жанр: драма, приключения
Краткое содержание: Громовержец всматривается в тени прошлого в поисках утраченного сокровища и не подозревает, что вопрос всей жизни может решиться в один миг.
Примечание переводчика: данный текст является переводом испаноязычной (оригинальной) версии фанфика “Lluvia púrpura” (автор Taipan Kiryu). Имена канонических персонажей переведены в соответствии с традицией G1, поскольку оригинал предполагает смысловое понимание имени Thundercracker (Громовержец), к тому же русскоязычные фанаты не всегда владеют английским языком.



Эпилог


Если бы Деформера попросили описать события недавних циклов одним словом, он без колебаний выбрал бы — «молчание».
А если бы он мог подобрать второе слово, это было бы — «странное».
Именно это началось по возвращении на Землю: молчание и странности.
Начались ещё на Кибертроне. Громовержец вернулся в Полигекс один, и ни намёка на то, что произошло с его создателем, вообще без объяснений, что же случилось.
Безэмоциональное замечание Взрывалы о непростительном опоздании обоих сикеров было встречено с той же холодностью. Несомненно, Взрывала знал о локальном бое в Аяконе: у безликого имелись оптические датчики и аудиосенсоры по всему Кибертрону. К тому же он будто вовсе не заметил более чем неудовлетворительное физическое состояние Громовержца. Короче, он знал, а раз знает Взрывала, значит, знает Мегатрон. Оставалось только ждать.
Именно это и решил сделать Деформер. Выждать.

По прибытии на Терру поползли слухи. Деформер предпочел бы скорее прямо объяснить, как всё было, даже заполнить громоздкий отчёт, чем слушать все эти проницательные догадки и многозначительные намёки. Уж лучше лишние формальности, чем эти шепотки, косые быстрые взгляды, пальцы, указывающие на них из теней.
Стоило серьёзно разобраться и разузнать у главных сплетников, насколько точны эти слухи. Деформер не сомневался — правды в них был мизер.
Громовержец... созданный автоботом…

Не надо суперпроцессора, чтобы понять — именно эту подробность так просто не отбросят. Само слово «автобот» было красной тряпкой. Умолчания заполнялись домыслами, и каждая следующая версия была фантастичнее другой.
Это было утомительно. Раздражающе утомительно. Поэтому, когда Фингал в лоб спросил Деформера, как всё было, ответ был дан на языке силы. Никто не удивился, когда на следующий цикл боевикона нашли среди металлолома в мусорном отсеке.
Когда с Кибертрона вернулись эффектиконы, стало ещё хуже. Тайна Громовержца уже давно вышла наружу, и вялые попытки гештальт-команды держать обещание и молчать быстро прекратились. Ручник и Безумец вскоре проявили себя как весьма талантливые рассказчики, без труда додумывая то, чего не видели сами.
К счастью, командование отнеслось к ситуации гораздо более благоразумно. Не было тайной, что после ремонта Громовержца вызвал Мегатрон, для личной беседы. Неизвестно, о чём они говорили, но сикер вышел неповреждённым и сохранил все привилегии элитного воина. Однако Деформер не сомневался, что Бархану было велено держать Лазерника и Лобзика «на хвосте» у неразговорчивого авиатора. Никогда нельзя исключать возможность измены, тем более со стороны того, кто имел такие близкие связи с вражеской фракцией.

Удивительней всего была реакция Скандалиста: ноль реакции. Он по-прежнему обращался к Громовержцу с тем же надменным превосходством, что и к любому другому сикеру, и по-прежнему держал его в узком кругу доверенных лиц, если таковой для него вообще существовал.
Деформер мысленно поблагодарил его за это. Хотя он никогда не скрывал неприязни и недовольства своим командиром, следовало признать — иногда напыщенный болван приятно удивлял. Впрочем, высказывать благодарность вслух было совершенно излишне — Скандалист счёл бы это жалким лепетом и признаком слабости. В результате Деформер решил просто не подшучивать над ним какое-то время. Впрочем, ему самому теперь было не до шуток.

***


Слухи и остроты не убивают. В противном случае Империя Десептиконов давно бы сгинула. Вскоре у всех на вокодере будут новые сплетни, а исходники Громовержца оставят в покое.
Это решало одну из проблем Деформера, но не главную.

Теперь ему приходилось помалкивать, и вынужденное молчание реально раздражало. Эгоизм и беспокойство о лучшем друге здорово расшатали схемы чёрному сикеру, а хорошая взбучка Фингалу принесла лишь временное облегчение. Терпение истощалось, и проблему нужно было уже как-то решать!
С трудом, но Деформер понял. Громовержцу нужно побыть одному, осмыслить и пережить потерю. С самого возвращения на терранскую базу оба они практически не разговаривали, разве что стандартные фразы на заданиях или дежурствах. Привычный трёп куда-то пропал, и даже стены «Немезиды» отдавались пустым эхом.

Громовержец провёл в ремонтном блоке три полных оборота планеты. Деформер остался верен решению оставить солётника в покое и не навещал, хотя и был разочарован, оттого что друг не желал его присутствия.

Шли циклы, и со временем всё возвращалось в обычное состояние. Но у судьбы странные законы, и только в одном можно оставаться уверенным — в её непредсказуемости. Покой всегда обманчив, а затишье разражается новым штормом.

***


Сдавая вахту на мостике, Деформер получил сообщение от Мотомастера и тут же стёр его (сообщение, не грузовик) с презрением и досадой. После всех волнений последних циклов он почти забыл о сделке с эффектиконами. Настало время платить по счетам.
- Боксёрская груша... – пробормотал Деформер, гася свой обзорный монитор.

***


Нижние уровни «Немезиды» составляли отдельный мир. Под арсеналами, лабораториями, мастерскими, командным центром и жилыми отсеками был лабиринт заброшенных складов, где обитатели базы развлекались. Пари, высокозаряженный энергон, странные опыты над людьми, подпольные бои — всё это можно было найти там совершенно свободно. На корабле каждый не прочь был отвлечься от затянувшейся войны.
Склад 4-Б.
Будто специально созданная для боёв арена, самопровозглашённая территория эффектиконов. Место бессчётных потасовок, часто с почти фатальными результатами.
Деформер вошел в широкую дверь и всерьез задался вопросом, выйдет ли обратно.
- Ты вовремя. Молодец, - прогудел из полумрака низкий голос. Глубокие тени покрывали стены и металлические контейнеры, в беспорядке разбросанные на полу. Свет шёл из иллюминаторов — от наружной корабельной системы освещения, призрачно выхватывающей дно земного океана.
Деформер адаптировал оптику к темноте, но это оказалось излишним: в углу проступила огромная серая фигура Мотомастера, чётко различимая в свете фонарей.
Словно ожидая этого движения своего лидера, эффектиконы подступили ближе, остановившись за его спиной — все, кроме Тупика, который остался неподвижен в углу, прислонясь к иллюминатору и рассеянно глядя в тёмные глубины.
- Ну... как начнем? Правила будут? – спросил Деформер, не отражая ничего, кроме собранной решительности.
- Какие правила, придурок. Мы будем бить тебя, пока манипуляторы не поломаются. Ничего страшного, - ответил Безумец, чья оптика зловеще разгоралась.
- Я могу защищаться?
Огромная рука Мотомастера стремительно сомкнулась у Деформера на шее, оторвав его от пола в наглядном ответе.
- Конечно нет. Ты что, не понял про боксерскую грушу?
Сильный спазм в сокрушаемой шее был невероятно болезнен. Деформер инстинктивно потянулся разжать эти тиски, но переборол импульс двигать руками, принимая наказание, которое только начиналось.
Лидер эффектиконов ухмыльнулся и резко отбросил сикера в угол. Деформер врезался в стену и приземлился на колени.
- Вижу, ты не использовал движки, чтобы не упасть. Ты меня удивляешь, Деформер, - сказал Мотомастер.
Сикер потёр заевшую шею и с трудом встал.
- Я выполняю свою часть соглашения...
Раззадоренные примером лидера, придвинулись Крушитель, Ручник и Безумец. Ручник схватил Деформера за плечи, снова ударяя об стену. Оптика черного истребителя сузилась при виде надвигающегося кулака.
- Только... постарайтесь не разбить лицо, - вяло попросил Деформер, жалея лицевую пластину больше жизни.
- Ах какая жалость, красавчик. Когда мы закончим, рожа у тебя будет краше квинтессоньей, - засмеялся Безумец.
Кулак Ручника рассёк воздух. Раздался сильный звук удара металла о металл.
И Ручник взвыл от боли, пытаясь выдернуть кисть из могучей руки своего лидера.
- Аргх!.. Ты сказал, повеселимся вволю! - взныл жёлтый эффектикон.
- Мы уже повеселились. Вы трое, задний ход, - приказал Мотомастер, выпустив манипулятор подчинённого.
Деформер удивленно посмотрел на нападавших.
- Что за шарк… что это значит?
- То и значит. Мы закончили. Можешь идти, - пожал плечами лидер эффектиконов.
Деформер удивился ещё больше.
- Что ещё за шутка? Разве вам уродам не нужна боксерская груша? Так вот он я!
- Оглох, летун? Иди гуляй. Это территория эффектиконов, - грубо посоветовал Ручник, сжимая и разжимая повреждённый кулак.
- И не пялься на меня, идиот! – яростно выкрикнул Крушитель, толкая Деформера прочь.
Тот проигнорировал ламбо-параноика, всё ещё не понимая.
- Но... Как же?..
Мотомастер скрестил руки на груди.
- Будем считать, мы делаем тебе одолжение.
- Я неаккуратен в уплате долгов. А вы можете упустить свою единственную возможность...
Мотомастер смотрел на него со странным выражением, такого Деформер никогда у него прежде не видел.
- Ты не такой трус, как я думал, сикер. Я это уважаю. А теперь убирайся, - грузовик поставил точку в разговоре.
Деформер слегка потряс головой и медленно двинулся к выходу. Уже в дверях до него донёсся раздумчивый голос Тупика.
- Как вы думаете, Громовержец устроил своему создателю подобающие проводы?

***


В коридорах «Немезиды» гремели яростные шаги, невзирая на самый малоактивный час.
Деформера всё достало.
Почти тридцать клятых циклов уважать покой Громовержца, а теперь волочить на себе унизительную пощаду эффектиконов!
Да, для вспыльчивого сикера это было слишком.
Ходьба тоже достала. Деформер телепортировался прямо к отсеку Громовержца. Только чтобы уткнуться в алый знак на двери. Оптика сузилась от ненависти. Аляповатый абрис эмблемы выдал виновных.
Громила и Дикий... Инфантильные механизмы, авторы множества выходок. Деформер решил, что с преогромным удовольствием разберётся с ними окончательно, даже если это вызовет проблемы с Барханом.
Кислота, растворитель... Любой реагент пригодился бы в тот момент, но Деформер нетерпеливо начал оттирать автоботскую эмблему прямо пальцами. Устав от кропотливых усилий, испачкавшись красной краской, он ударил в дверь кулаком, позабыв о дверной кнопке.

Ответа не было.

- Гром, это я... Открой, - позвал Деформер, пытаясь остыть. Он сам не знал точно, почему так волнуется.

…Ничего.

Деформер снова ударил в дверь, одновременно колотя по знакомому до царапин замку.
- Ну давай же, открой!
Три безответных попытки испарили остатки терпения, а заодно подошли к концу тридцать циклов под знаком уважения к личному покою друга. Деформер телепортировался внутрь.
Отсек был пуст.
Впрочем, это не было неожиданностью.

***



Ещё один прыжок через сабспейс — и Деформер в командном центре. Дежурили Ревун и Смерть.
- Где Громовержец? – потребовал чёрный сикер прежде, чем вокруг него успела рассеяться фиолетовая аура телепорта.
Двое конусоголовых были застигнуты врасплох его внезапным появлением. Все успели насмотреться на телепорт-прыжки Деформера, но никто не знал, когда он решит телепортнуться и кого напугать.
- Да дрыхнет наверное. Какое нам дело, если вахта не его? – недовольно процедил Смерть.
Деформер скрестил руки.
- Его нет на базе.
- Ааа… Тогда наверное, с дружками-автоботами! – расхохотался Ревун, пихая локтем напарника.
Хохот обоих конусоголовых разнесся по всему командному центру.
- Заткни свою паршивую пасть и дай мне его координаты, Ревун! – нахмурился Деформер. Боксерская груша... да... теперь понятнее, в чём там соль и как срывать... Ревун подошёл бы замечательно.
- Чего раскомандовался, Деформер?
- Мой ранг выше твоего. Имею право. Немедленно назови координаты или я сделаю твою голову ещё уродливей!
Ревун встал, сжимая кулаки. Он был рад любому поводу для драки, к тому же всегда терпеть не мог Деформера.
Монитор пискнул, высвечивая затребованные координаты. Смерть вбил несколько команд с клавиатуры, и перед ними развернулось спутниковое изображение терранского ландшафта в обрамлении кибертронских значков.
- Вот. Доволен?
Деформер проигнорировал Смерть, сфокусировав всё внимание на отслеживаемой энергометке.
- Поднимайте взлётную, - приказал он.
- Где твоё разрешение? – фыркнул Ревун, явно нарываясь.
Деформер взорвался движением. Увернуться было невозможно, и вот… чёрная рука сжимает конусошлемному шею, а расширенные линзы глядят прямо в дуло лазерной винтовки.
- Вот моё разрешение, - прошипел Деформер.
Смерть снова проявил благоразумие и пробормотал:
- Взлётная полоса готова.
Деформер ещё раз пришпилил Ревуна убийственным взглядом и пошёл на взлётную.
- Ну спасибо, Смерть! – прорычал Ревун, как только Деформер скрылся из виду.
- Поверь мне... сейчас его лучше не трогать.

***



37°38′ северной широты, 123°08′ западной долготы / 37.633, -123.133. Координаты неподалёку от базы десептиконов, по крайней мере, по кибертронским меркам. Несколько телепортаций — и энергетическая метка Громовержца уже на радаре у Деформера. Отметка двигалась равномерно, не отклоняясь от курса, но в прямой видимости синий истребитель ещё не был.
Местность, над которой они летели, была незнакомой. Множество островков среди бурного моря, яростно бьющего в их берега.
Чёрный сикер решил обозначить своё присутствие: ему вовсе не хотелось застать друга врасплох. После пары минут параллельным курсом сверху, Деформер открыл канал связи на частоте, которую разделяли только он сам и Громовержец.
- Гром...
Ответа не было.
- Гром! – повторил Деформер более настойчиво.
На свете было мало вещей, которые чёрный истребитель ненавидел сильнее, чем игнор. На его взгляд, безразличие балансировало на грани враждебного выпада.
- Трудно ответить?!
- Уходи, Деф, - последовал холодный ответ.
Деформер немного расслабился при звуке голоса сотриадника. По крайней мере, они разговаривали. Прогресс. Приободрённый, Деформер прибавил скорость и через несколько секунд наконец увидел сине-серый Ф-15.
- Гром, сядь секунд на сто? Надо поговорить.
Молчание вернулось вместе с растущим беспокойством.
Снова молчание. Напряжение росло.
- Реально надо! Снижайся!
- Да чего надо, чтоб ты оставил меня в покое хоть на минуту?! – громогласно взревел Громовержец так, что у Деформера задребезжало в комлинке.
- Сядь для начала, - аккуратно ответил Деформер. По крайней мере, ярость была различима явно. Всё лучше, чем гадать.
- Отстань! Тебе не приходило в голову — если бы у меня было малейшее желание поговорить, я бы уже сделал это! Не доходит?!
Грубый тон не отогнал Деформера.
- Знаешь Гром? Не думаю, что твоему создателю понравилось бы...
- Не говори о нём так, будто знал его, Деформер! ПРОСТО ОСТАВЬ МЕНЯ! Менее всего мне сейчас нужны твои непрошеные попытки проявить внимание!
- Не развалишься, если сядешь и послушаешь! Я пытаюсь понять, квинт тебя дери!

Ответ Громовержца пришёл не в словах. Сереющее рассветное небо содрогнулось и словно взорвалось вокруг чёрного сикера. Бьющие друг в друга звуковые волны едва не обрушили истребитель в море.

Звуковой удар.
Громовержец в самом деле… напал на него?
- За каким квинтом?! Ты с ума сошел?! – в ярости крикнул чёрный сикер.
- Это было предупреждение. В следующий раз пощады не будет. Убирайся!
Движки Деформера рассерженно взвыли, сминая расстояние между ним и Громовержцем. Шквалистый ветер ревел вдоль крыльев, но Деформер не тратил на это внимания. Он знал Громовержца достаточно хорошо, чтобы предугадать, сколько астросекунд остаётся до новой громовой атаки. Эффект неожиданности был одноразовым.
Мощный звуковой удар пришёлся в пустоту. Громовержец, впрочем, тоже сумел предугадать ход своего сотриадника, трансформируясь как раз вовремя: телепортёр возник над его головой, сам уже в робомоде.

Деформер нанёс первый удар. Посыпались искры, лязг раздался по всему небу. Блокируя удар, Громовержец вмял свой кулак в лицо солётнику. Ответ последовал незамедлительно. Боль и ярость беспорядочно смешались, два десептикона сцепились в воздухе, стараясь нанести врагу как можно больший урон, начисто позабыв о прежней дружбе.

Ни разу за неполные девять миллионов лет двое истребителей не дрались друг с другом всерьёз. Были потасовки, было буйное лихачество, всё, что Деформер считал неотъемлемой частью дружбы. Но теперь всё было совсем по-другому. Громовержец хотел причинить Деформеру вред. Болезненное подтверждение тому пришло с трещиной через весь левый окуляр.
Деформер заорал от боли. И это его друг? И это ему он жизнь спасал, унижался перед эффектиконами?

Взморье приняло двух десептиконов взрывом воды, песка и осколков рифа. Они бились так яростно, что не заметили, когда полёт прервался. Послать гравитацию в Бездну было не лучшей идеей.
Утеряв контроль, Деформер и Громовержец рухнули и скатились в море. Пена смешалась с ударами.

Деформер схватил Громовержца за шею и приложил о скалу-исполин. Громовержец кричал в ярости и боли, пока его голова билась о твердую поверхность снова и снова.
- Что, Гром?! Слишком жёстко для тебя, автобот проклятый?!

Провокация сработала. Громовержец отбросил Деформера взбешённым пинком, круша стекло кабины в бессчётные кусочки.
- Заткнись! Ты не знаешь, о чём говоришь!
- Так давай, объясни мне! – Деформер не остался в долгу, вновь набрасываясь на Громовержца и разбивая ему кабину ударом колена.
- Ты не поймешь! Ты был создан сикером, а я... Шарк, да я даже не настоящий сикер! – в отчаянии воскликнул Громовержец.
Деформер ушёл от удара, едва не выбившего ему второй оптический датчик, и ухмыльнулся.
- Занятная теория. Хочешь, проверим, брат?

Чёрный сикер собрал все свои силы и обрушился сотриаднику на правое крыло. Громовержец охнул и упал на колени, грудью в солёную воду.
- По-моему, это было по-настоящему! Только у настоящего сикера столько датчиков на крыльях, – Деформер отодвинулся, прислоняясь к скале, и свесил руки с коленей. Из его воздухозаборников тяжёлыми толчками лилась вода. - Если бы ты не был таким упёртым и замкнутым, ты бы понял, - продолжал Деформер, печально уставясь на своего побитого друга. – Сикер создаёт себя сам. Никто, даже Сигма-компьютер не сделает его настоящим. Но ты не поэтому бесишься. Ты винишь себя за то, что случилось с твоим…
Не было на свете десептикона, который не знал, что хуже нет, чем оставить поверженного врага недобитым. Деформер живо вспомнил об этом золотом правиле, когда Громовержец вскочил и бросился на него с утроенной яростью.

Чёрный сикер не сумел отразить этот бешеный напор. Он услышал хруст в ноге, астросекунду спустя коленный шарнир обожгло болью. Скала-великан позади них рассыпалась в щебень, оба сикера покатились по пляжу.
Два десептикона дрались в песке. Понимая, что долго не выдержит, Деформер сосредоточил своё отчаяние в кулаках. Каждый удар встречал металл, с каждым ударом крепло стремление сокрушить.
Сквозь туман боли и ярости что-то сверкнуло. Что-то выпало у Громовержца из руки, из предплечья, разбитого в схватке. Что-то маленькое и круглое.
Деформер на автомате схватил предмет. В тот же момент он понял, что Громовержец больше не отбивается.
...Всё стало ясно.

- Я совсем забыл об этих игрушках... Да и… У меня такой никогда не было, - тихо проговорил Деформер, ковыляя прочь и разглядывая кибертронскую головоломку. Вся злость куда-то испарилась.
Громовержец сел на песок. Из открытых ран сыпались искры, всё лицо во вмятинах.
- Их уже не выпускают, - слабо отозвался он.
- Знаешь, Гром? В следующий раз, когда захочешь поубиваться, я пас. Хочешь, чтоб тебя отделали, иди к эффектиконам.
Он сделал ещё один неуверенный шаг, и коленный шарнир наконец не выдержал, выворачиваясь. Истребитель тяжело упал на песок.
- Шлак! ты сломал мне колено! – выругался Деформер, однако не выронил маленькую металлическую головоломку.
Гром склонил голову.
- Говорил тебе — уходи...
- Должен бы знать меня получше. Что я не уйду.
- Я знал, что ты не уйдёшь.
На несколько минут воцарилось глухое молчание. Морские волны бились о берег, омывая ноги обоих десептиконов. Сверху припекало, солнце поднялось высоко и светило почти в полную силу.
- Я расплавил его тело, как он и хотел, - наконец произнёс Громовержец.
Деформер медленно и внимательно кивнул.
- Он сказал, что ты был добр к нему. Я благодарен тебе, Деф, - продолжил Громовержец.
- Добр? Не знаю... Погоди. Вы успели поговорить и… прежде чем... – Деформер осёкся, мысленно проклиная себя. Ему вдруг захотелось хоть толику такта.
- Мы поговорили не очень долго. Да нам и немного нужно было. Он сказал...
Пальцы Громовержца ушли в песок, сомкнулись. Его затрясло, и не от ран.
- Он сказал, что гордится мной, - договорил он севшим голосом.
Деформер неуклюже подвинулся на песке и протянул Громовержцу головоломку. Металлический шар переливался в лучах солнца. Синий сикер молча принял её.

- Должно быть, так и есть. Создатель знает, когда говорит...
- Ты думаешь, это правда? Ты думаешь, мной можно гордиться?
- Я не знаю. Спроси себя сам, Гром. Ты смотришь не на того робота.
Громовержец пристально взглянул на своего друга.
- У тебя не было создателя, да, Деф?
Деформер пожал плечами.
- А зачем он мне? Меня создала машина с единственной целью — стать воином. И если бы не Вектор Сигма, я был бы просто пустой дрон.
- А я был просто себялюбцем. Я оставил своего создателя так надолго и так давно и… почему-то думал, что всё вернётся, стоит только вернуться мне. И сейчас я забываю, что есть те, у кого не было того детства, которое было у меня.
- Ну, ведь что-то вернулось. Не вини себя во всём. И потом, мы же сикеры... Нам положено быть себялюбцами, - ответил Деформер, слабо ухмыльнувшись.
- Я думал, нам положено быть высокого мнения о своей внешности, - уточнил Громовержец.
Деформер заухмылялся шире и взглянул ярче.
- А как же. Мы — дар небес всем фемкам! Особенно я.
Громовержец тоже улыбнулся.
- Деф...
- Что?
- Я так и не поблагодарил тебя... за спасение моей жизни.
- А, заткнись. Ты бы сделал то же.
- Да. Ты знаешь.
- Ну и нечего рассыпаться! И потом, ты уже так отблагодарил, что лучше бы не делал этого вовсе. Левый окуляр меня добьёт, зараза! – пожаловался Деформер, закрывая лицо манипуляторами.
- Если добивать, так лучшему другу. А за окуляр извини. Знаю, каково это, один из автоуродов почти меня ослепил.
Деформер открыл лицо и серьёзно посмотрел на своего товарища.
- Так поэтому, Гром... ну, ты знаешь… поэтому тебе не нравится убивать автоботов? Ну то есть… Ты ведь в некотором роде тоже...
- Мне не нравится убивать вообще. Вот и всё, - перебил его Громовержец.
- Но твои убеждения?..
- Я десептикон, Деф. Я вступил по собственному решению, так, и не иначе. Но это не мешает мне ставить под вопрос некоторые наши методы и не заставит меня ненавидеть автоботов.
- Ну ты наговорил… Надейся, чтоб Мегатрон тебя не услышал.
- Он уже слышал. Я сказал ему точно то же, что сейчас говорю тебе.
- И ты ещё функционируешь? Праймус, Гром, да ты полон загадок.
- Мегатрона не волнуют ни моё происхождение, ни мои личные убеждения, пока я верен ему. Не все у нас пылают преданностью делу, и у автоботов тоже не все. Может, когда-нибудь я лучше пойму свою роль в этой войне и тогда смогу ответить на твои вопросы.
Деформер нахмурился. Он не знал, то ли разочарован, то ли доволен обещанием, и устало помотал головой, чётко понимая только одно: на этот цикл ему хватило выше вентов.
- Давай на базу. Скоро наши смены, а нам ещё надо успеть в ремонт, - сказал Деформер, пытаясь опереться на ногу.
Громовержец с трудом встал.
- Знаю. У Крюка будет замыкание, когда он нас увидит.
- Мы можем сказать, что попали в засаду аэроботов... Хорошая отговорка.
- Нет, на этот раз оставим целой хотя бы гордость. Лететь можешь?
- Конечно могу! Ты не такой тягач, Гром. Уу, проклятое колено... – Деформер не мог встать сам.
- Давай помогу, - сказал Громовержец, закидывая руку Деформера себе на плечо.
Оба сикера медленно всплыли в воздухе, удаляясь от свежего морского бриза.
- Высоты хватит. Ты готов трансформироваться? – спросил Громовержец, по-прежнему поддерживая солётника.
- Пожалуй, да...
Синий сикер отлетел от Деформера. Тот помедлил и трансформировался. Чёрный F-15 потерял немного высоты, но выровнялся. Громовержец тоже сменил режим, и десептиконы отправились на базу.
- Гром... – в комлинке Громовержца раздался голос Деформера.
- Что?
- Твой создатель... знаешь, он был прав. У него было достаточно причин, чтобы тобой гордиться.
Громовержец не ответил. Печаль не отпускала, но впервые за сотни тысяч восьмидесятилетий он видел свет, которому мог дать имя.
Надежда.


КОНЕЦ


@темы: фанфик-перевод, Экшн, Фиолетовый дождь, Трансформеры, Приключения, Драма, Десептиконы, Автоботы, R

URL
Комментарии
2010-02-18 в 22:34 

Хаосит. Что с него взять? (c)
о, да... концовочка что надо) кошемыше в восторге :buh:

2010-02-19 в 08:41 

Doomstalker
У меня хватает своих проблем - мне некогда беспокоиться о том, что Бог не всех поровну наградил умом (с) Дейл Карнеги
Хороший конец для хорошей истории)) Огромное спасибо переводчику и бета-ридеру за такой вот объемный подарок, который, наверное, станет одним из любимых фиков))
Что до содержания эпилога... Помимо красивого и... не побоюсь этого слова, яркого языка, который заставляет все представлять в красках, был довольно неожиданный сюрприз. Приятно удивили эффектиконы, - не ожидал, если честноХ) И как-то сразу по-другому начинаешь вообще на все смотреть. ИМХО, замечательно.

И... что же будет в сиквеле?))

2010-02-20 в 18:48 

Значит, создатель все-таки умер, мир его праху... Чего и следовало ожидать. Хоть меня и поангстило порядком, но в этом фике есть одна вещь, которую я очень ценю - надежда :)
Хоть я уже двести раз это говорила, но еще раз спасибо автору и переводчику за интересно и с пользой проведенное время)))))

2010-02-20 в 22:55 

Eččijä löydäy, ajaja tabuau / Ищущий найдёт, преследующий догонит
Спасибо.

Кошемышь, :rotate: Да, уметь хорошо закончить... это надо уметь.
Doomstalker, enjoy ))) I wouldn't spoil it, now would I? В сиквеле уже 22 главы, а Гром всё живой X)
rammy-sky, мне тоже нравится, когда надежды не теряют (тогда и мучать интереснее, нэ? ^^)
И в **-сотый раз приятно ;)

2010-02-21 в 14:56 

тогда и мучать интереснее, нэ?
Skein, теперь я точно знаю, что ты склонен к садизму, сиреневый :)

2010-02-21 в 23:49 

Skein
Eččijä löydäy, ajaja tabuau / Ищущий найдёт, преследующий догонит
*возводит горе — why me* Живое воображение. Joy

     

Царство Вей

главная